Времена НКВД возвращаются?

Устинья — полугодовалая девочка. Она родилась преждевременно, семимесячной, при помощи кесарева сечения, а при рождении была такой маленькой и слабой, что не могла даже есть самостоятельно. Для кормления Устиньи у матери «сдаивали» молоко и вводили его зондом прямо в желудок. До сих пор она может питаться только материнским молоком. Любая другая жидкость, кроме грудного молока, приводит к ужасным страданиям полугодовалой Устиньи — у нее появляются боли, и она срыгивает всю жидкость.

По словам семейного врача, преждевременное рождение и болезнь Устиньи обусловлены нервным периодом во время беременности матери, когда ей пришлось пережить страшное напряжение и стресс. Это что — вина шестимесячной Устиньи? А может, в чем-то виновата её мать?

30 января беременность матери Устиньи подходила к концу седьмого месяца. В этот день КАПО вызвала ее на допрос в Таллинн, чтобы предъявить ей подозрение, как утверждалось, в 16 нарушениях закона. На окнах помещения с ядовито-оранжевыми стенами висели чёрные шторы, а за столом в центре помещения сидели три обвинителя — своего рода «тройка» времен НКВД — один из которых сказал женщине прямо в лицо, что он уже посадил многих известных деятелей, отправит в тюрьму и ее.

«Так речь идет о преступнике…», облегчённо вздохнет читатель. «Не спеши с выводами», — скажу на это я.

Беременная женщина обвинялась этими мужчинами в самых ужасных преступлениях. От их отношения у матери Устиньи создалось впечатление, что через четверть часа её ждет расстрел. Это-де самое легкое наказание за совершенные преступления. Психологическое давление было страшным, а отношение таким, будто женщина уже была приговорена к тюремному заключению до предъявления обвинения и вынесения приговора суда.

Читать далее