Перейти к содержанию

Месяц: Май 2009

Винсент Вега, Джимми «Тюльпан» Тудески — и Падар

«По мнению экс-министра финансов Ивари Падара, вплоть до осенних выборов в органы местных самоуправлений в Эстонии у власти будет находиться «майонезное правительство». Падар говорит, что Партия реформ и Союз Isamaa и Res Publica, у которых в Рийгикогу на двоих 50 мест, будут использовать для навязывания своих решений единственного беспартийного депутата — Яана Кундла, который «прославился» тем, что использовал компенсацию расходов, положенную депутатам Рийгикогу, для покупки продуктов, в том числе майонеза»

Падар: Эстонию ждет майонезное правительство

— Не ожидал, не ожидал… — пробормотал доктор, закончив психотерапевтический сеанс. — Для человека, который тупо пустил на дно финансовую систему довольно успешной страны, вы слишком неуверенный… Какой-то странный… Не такой, как все…

Скрестив руки на груди, психоаналитик внимательно оглядел экс-министра Падара. Тот засучил ногами по кушетке, попытавшись встать. Доктор хрустнул накрахмаленным халатом.
— Лежать! — скомандовал он. — Не суетиться!

Падар покорно замер. После двух часов дотошных расспросов ему было даже приятно просто полежать, подумать о новом рецепте маринада.

«Сначала замочить мяско в рислинге 96-го года, обязательно чтоб виноград был с правого берега Рейна… С ма-а-аленькой лимонной корочкой… Потом перекладываем эту нежнейшую баранинку в Шабли Премье Крю Шардоне А.О.С., с лучком для пикантности… — представил он себе, сглатывая слюну, будущий процесс замачивания мяса. — Чуть-чуть кориандра и белого перца… И никакой корицы, это ненаучно! А вот гвоздичку можно попробовать…»

Не знающий сомнений голос психиатра прервал негу основателя шашлычной ассоциации Эстонии:

— Все равно в результате тупо свалите жирную свинину в пиво или кефир, а половину потом еще и спалите!

«Он что, мысли мои читает?!» — выпучил глаза Падар.

— Да какое там… Какие мысли? Не смешите! — поморщился доктор. — Просто думать надо про себя, а не вслух. Давайте-ка лучше делом займемся.

Психотерапевт нажал на кнопку пульта, экран на стене напротив экс-министра слабо засветился.

— Вам нужно освоить несколько ролей. Практически речь идет о вхождении в образ уверенного в себе человека, чтобы матрица самодостаточного поведения наложилась на парадигму собственной психоструктуры для изменения внешних форм ее проявления.

Доктор посмотрел в остекленевшие глаза Падара и сменил тон.

— Значит, так, — сообщил он командным тоном. — Сейчас тупо смотрим несколько отрывков из разных фильмов, учимся говорить уверенно.

Красная ядерная кнопка

«5-ый конгресс финно-угорских народов в Ханты-Мансийске запомнится присутствием четырех президентов и одним политическим скандалом. … Т. Х. Ильвес с трибуны конгресса фактически призвал финно-угорские регионы РФ к самоопределению и независимости…»
Пресс-обзор АИ «Вся Россия» от 5 июля 2008 г.

«Из сообщения канцелярии президента можно понять, что Т. Х. Ильвес, подписав сегодня решение об отставке министров-социалистов, намекнул на то, что и премьер-министр Андрус Ансип мог бы последовать за ними…»

Ильвес намекнул Ансипу об отставке

Москва, Россия

Президент Российской Федерации открыл толстенную папку входящей корреспонденции и устало вздохнул: поверх всех бумаг снова лежало письмо от кремлевской инвентаризационной комиссии. Дмитрий Анатольевич пробежал глазами по набившему оскомину тексту:

«Уведомляем Вас, что данное письмо (за номером 560/КрУД-13ю078.11фа) является повторным напоминанием к предыдущему повторному напоминанию (за номером 7и348/КрУДп-30я988.11бу), являющемуся, в свою очередь, напоминанием к письму (за номером 112д/КрУДо-90ц742.11ли) по итогам инвентаризации от 6.08.2008.

Согласно акта инвентаризации (за номером И77Пр*(6082008)/щ401.83чыз) в ходе составления описи находящегося на балансе канцелярии Президента РФ имущества было зафиксировано отсутствие так называемого «ядерного чемоданчика» (инвентарный номер 0004.ЯШ7266/14о, стандартная модель, в комплекте с наручниками, цвет — «мокрый асфальт»).

Вышеупомянутый инвентарь не был предъявлен к описи, чем нарушены пункт 69 части 3 статьи 489 инструкции по хранению казенного имущества низкого потенциала применения.

Несмотря на то, что вышеназванный «ядерный чемоданчик» является бутафорским, его балансовая стоимость составляет (в соответствии с предписанием МО за номером 19г7Ю67юА11./04) ….. рублей ….. копеек, каковая сумма (не подлежащая разглашению как совершенно секретная в соответствии с постановлением СМ РФ за номером СС1949/ух777ты) будет высчитана с Вас в случае непредоставления инвентаризационной комиссии вышеозначенного бутафорского ЯЧ.

Ставим Вас в известность, что со дня, соответствующего 30-му дню после регистрации в президентской канцелярии данного письма (за номером 560/КрУД-13ю078.11фа, являющегося повторным напоминанием к предыдущему повторному напоминанию за номером 7и348/КрУДп-30я988.11бу, являющемуся, в свою очередь, напоминанием к письму за номером 112д/КрУДо-90ц742.11ли по итогам инвентаризации от 6.08.2008 года) будет начисляться пеня в размере 0,0042% в день на стоимость (являющуюся совершенно секретной) «ядерного чемоданчика».

Дополнительную информацию по сути изложенного в данном письме можете получить по тел. (495) 7 008 994 по средам и пятницам с 9.00 до 14.00…»

Медведев снова тяжело вздохнул и посмотрел в окно. Он точно помнил, что брал этот проклятый бутафорский чемоданчик прошлым летом в Ханты-Мансийск, показать президенту Венгрии «красную кнопку». А вот куда он делся потом?

Хутор Эрма, Эстония

Президент Эстонии открыл папку входящей корреспонденции и внимательно осмотрел ее бархатную обивку. Почты не было. Закончив, таким образом, работу, Т. Х. Ильвес решил расслабиться и поискал глазами маленький чемоданчик со странным двуглавым орлом на серой крышке, в котором — с тех пор, как бросил курить — прятал от супруги сигары и зажигалку. Через полчаса безуспешных поисков Ильвес вспомнил, что в последний раз видел этот чемодан накануне, перед встречей с премьер-министром Ансипом.

Тяжелое подозрение смутило было светлый разум президента, но тут же и испарилось. «Да зачем ему этот чемоданчик? — подумал Ильвес. — Он же уже практически даже не премьер… Так, видимость… Типа — сон, утренний туман… И не курит он… Да и чемоданчик туфтовый, сколько раз на кнопку эту давил безрезультатно…» И президент Эстонии продолжил поиски.

Психушка-то, оказывается, отдыхает!

Не только мне, наверное, знакомо чувство какой-то сюрреалистичности происходящего, его абсурдности, которое иногда появляется при чтении новостей, предлагаемых нам информационными агентствами. Когда с горечью признаешь, что никакие творческие потуги не способны конкурировать не то что с содержанием — даже с заголовками новостных сюжетов. Вот, например, краткий перечень последней недели, и мысли, которые эти новости спонтанно, в первую секунду вызывают.

Ансип: наша бюджетная политика — одна из лучших в ЕС
Прочитаешь вот такое — и думаешь: «Ага! То есть бюджет (принятый в декабре и уже сокращенный на примерно 15%), в котором скоро и помойная крыса с голодухи повесится — один из лучших? А какие тогда — «худшие»? Латвию и Литву, чур, не поминать!»

Пихл: в кризисе правительства виноват Ансип
«Оба-на! А кого, по большому счету, волнует этот ваш «кризис правительства»? Нас всех, кроме Юри Пихла и его сподвижников, волнует кризис экономики. А разборки тех, кто к этому кризису нас притащил — это ваше личное дело! И не впутывайте нас в свою грызню. Идите вон за угол, там и выясняйте отношения!»

Генсек реформистов: а Падар не моет голову!
«Да ну?! Генсек реформистов что — Падару спинку трет в бане? И точно в курсе с тем, на какие части тела бывший министр финансов мыло не тратит? Да плевать на проблемы гигиены соц-демов и реформистов, чистоплотностью вы никогда не отличались — просто держитесь как можно дальше от правительства! И можете тогда хоть совсем не мыться!»

Пихл не знает, почему их вышвырнули из коалиции
«Ну конечно! Все знают — Пихл не знает. Нет, ну про коррупцию знает всё, даже про ту, которой в природе не существует, а тут, понимаешь, руки развёл!..»

Ильвес: чехи не согласны со своим президентом
«А мы? Господин президент, спросите, например, меня, согласен ли я с вами, когда вы высказываетесь по поводу русского языка. Можете это сделать на эстонском, я не против…»

Падар: Эстонию ждет майонезное правительство
«Да хоть горчичное! Лишь бы таких, как ты, господин экс-министр, да твоих смертельных друзей реформистов в нем даже близко не было бы!»

Но — в природе всё уравновешено и гармонично. И рано или поздно каждой проблеме находится решение, на каждый вопрос появляется ответ. Например, такой:

Безнадёга

Правление Народного Союза третьи сутки решало вопрос о вхождении в коалицию с Ансипом и Лааром. От теоретических построений уже давно перешли к практическим опытам и теперь просто ждали. Металлическая дверь в соседнее помещение, откуда доносилось слабое гудение и, иногда, ругательства, была надежно закрыта.

Вдруг щелкнул замок и в дверном проеме показался Виллу Рейльян, многолетний лидер народников. В зеленом хирургическом халате и такой же маске, он медленно опустился на стул и поставил перед собой колбу с дымящейся мутной жидкостью. Вместе с паром, поднимающимся от горловины сосуда, по залу заседаний понесло тошнотворный запах.

— Ну и амбре! — сказал кто-то с чувством. — Не Шанель номер пять, это точно… — согласились остальные.

Рейльян обвел камрадов тяжелым взглядом, устало стянул маску, вытер пот со лба.

— Безнадега полная, — сказал он. — Перепробовали всё, ничего не помогает. Поиграли на концентрациях — без толку. Добавляли и лимонный сок, и розовое масло, и с сакуским пивом эксперимент провели — результат тот же. Несовместимый с нормальной жизнью. Так, кое-какое прозябание обеспечить можно…

Он поднес к лицу колбу, нюхнул, поморщился — «Вот же мерзость!» — и заткнул горловину резиновой пробкой.

— То есть… — медленно заговорил генсек народников Рюйтли, — При разбавлении помоев чистой водой в соотношении два к одному…

— Помои остаются помоями, — подвел итог Рейльян. — Это я вам как специалист по охране окружающей среды говорю.

Повисла тягостная пауза, в углу тихонько всхлипнула экс-министр сельского хозяйства.

— Стесняюсь спросить… — начал кто-то. — На людях опыты проводили?