Перейти к содержанию

Маська (16)

Про крысёнка по имени Маська, первого космонавта среди грызунов

Выбрать часть: (01) | (02) | (03) | (04) | (05) | (06) | (07) | (08) | (09) | (10)
(11) | (12) | (13) | (14) | (15) | (16) | (17) | (18) | (19) | (20)

Как Маська стал балетной крысой

После набега на булочную крысёнок Маська опять полез к вожакам со своими вопросами:

— Зачем вы засунули в крысоловку того крысёнка, который немножко поел хлебных крошек из общих запасов?

Седой вожак даже в подвальной темноте разглядел несколько голов, поднявшихся из ближних крысиных гнёзд – уютных кучек, состоящих из обрывков бумаги – газет и обоев, из кусочков поролона и ваты, из грязных рваных тряпок и конского волоса.

«С ним уже не спорят — его уже слушают, — озадаченно подумал он. – А скоро будут слушаться!..»

А Маське он сказал:

— Да ладно тебе!.. Этот посаженный в крысоловку мелкий крысёнок никому даже не нравился!

— В нашем подвале никто никому не нравится, — вздохнул крысёнок.

Недовольные вожаки злобно оскалились.

«Как это никто? — подумал Балда. – А я?»

— Никто кроме вас, дяденьки, — добавил Маська. Он, ко всему прочему, очень вежливый мальчик.

Из ближайших гнёзд послышались звуки, похожие на тихое хихиканье.

— Что такое? – удивился, их услышав, Балда. Смешки сразу стихли.

— Надо, чтобы люди верили, что мы глупые, — терпеливо пояснил Маське седой пасюк. – То есть не мы, — посмотрел он на остальных вожаков, — а всё наше крысиное племя. Настолько глупые и наглые, что попадаемся даже в эти их примитивные западни и капканы. Тогда им будет лень придумывать против нас такие ловушки, с которыми мы не сможем справиться.

Маську это рассуждение не убедило. Ему было жаль того несчастного, так жестоко наказанного малыша.

— А можно было с этим несчастным крысёнком разобраться как-нибудь иначе?

— Не согласен с приговором – вызывай нас на бой! – по своему обыкновению оскалился свирепый Шрам. – Мы не против.

— А вы не будете против, — осторожно спросил Маська, — если вас вызовут на бой родители несчастного крысёнка, его братья и сёстры, их соседи и все те, с кем они ходят за провиантом в булочную? Все вместе?

— Как это – вместе? – оторопел Седой.

— Я не считал, — извиняющимся тоном продолжил Маська, — но пока что набирается примерно две дюжины крыс, не меньше. И это я ещё не со всеми поговорить успел.

Шрам поперхнулся и стал вдруг какой-то совсем не свирепый, Балда испуганно зашипел. А Седой заметил, что поднявшихся из гнёзд голов, прислушивающихся к этому разговору, становится всё больше и больше.

Он отвёл в сторонку своих приятелей и, глядя на притихшего Маську, сказал им:

— От этого болтуна надо срочно избавиться. Пока остальные не стали брать с него пример и не начали думать больше, чем им положено.

— Им же думать не положено! — растерянно прошипел Шрам.

— Ха! Слышь, я и не знал, что им вообще что-то положено, – удивился Балда. Вожаки немного помолчали.

— Так они и работать перестанут! – подумав, испуганно пискнул Балда.

— И мы останемся без пропитания, – сделал вывод седой вожак, любитель чеддера. После чего все они с отвращением уставились на белое пятно на Маськиной попе.

— Может, того? Пихнём его? В смысле, в крысоловку? – спросил Балда.

— Нет, — ответил Седой. Он был старый и хитрый. – Если его так наказать, то остальные начнут думать, что от него избавились из-за его вопросов. И сделают из этого неправильные выводы.

— Неправильные?

— Ну, правильные для них, но неправильные для нас. Мы же этого не хотим? – спросил он. Остальные вожаки одобрительно зашипели.

— Пусть он просто исчезнет.

— Как?

— Отведём его туда, откуда он сам не сможет вернуться. Вот хоть в подвал под балетной школой. Днём, когда все прочие будут спать.

Вожаки снова уставились на белое пятно на Маськиной попе. Все серые крысы жутко суеверны и уверены, что такими пятнами помечены только совсем пропащие крысы. Если им показать белую лабораторную крысу, они решат, что это привидение.

И пока все остальные обитатели подвала спали после трудной рабочей ночи, вожаки отвели Маську из булочной в балет, где оставили одного. Седой попросил его не искать обратную дорогу, а Шрам при этих словах очень страшно оскалился. И Маська, посмотрев на резцы Шрама, вежливо пообещал ни в коем случае этого не делать.

«Пока не вырасту», — подумал он.

«Не вырастешь, дурачок, — подумал в ответ Седой. – Крысы не выживают в одиночку…»

«Я найду себе новую семью – и всё будет хорошо!» — пообещал себе Маська.

С того дня и началась у него самостоятельная жизнь, в которую сразу вошли и крикливая буфетчица, и перелётные балерины, и ворон по имени Карл-или-Клара – и ещё очень-очень много кто.

Читать дальше

Комментарии

Опубликовано в рубрикеКнига

Оставьте первый коментарий

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: