За 17 месяцев до…

У каждого из нас взгляды претерпевают изменения под воздействием каких-то событий. Тем полезнее бывает вспоминать иногда свои слова, сказанные сколько-то лет назад.

На конференции «Мультикультурализм и этнополитические модели 21 века», состоявшейся в декабре 2005 года в Женеве, для меня было самым интересным общение с журналистами и учеными из Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья. Тогда казалось, что Эстония, со всеми ее минусами в политике нацменьшинств, все же достигает определенного прогресса в этом направлении – особенно в сравнении с непризнанными государствами, которыми они тогда все были. Сейчас же зафиксированная тогда ситуация вызывает только печальные вопросы, главный из которых – как дошли мы до жизни такой?

Итак, четыре года назад:

«Нацменьшинства Эстонии – культивация самоценности как средство выживания

Республика Эстония: территория — 46 тыс. кв. км, бюджет на 2006 год – около 4 миллиардов евро, население – 1,35 миллиона человек, из которых около трети составляют национальные меньшинства.
………Подобный состав населения после восстановления независимости Эстонии в 1991 году не мог не привести к весьма спорным процессам при формировании как политики государства в отношении нацменьшинств, так и к установлению новых стереотипов межнационального общения.
………В результате, тем не менее, можно говорить о сложившейся этнополитической модели со всеми ее плюсами и минусами

.

Элементы модели

1. Гражданство

В этом году (2005) впервые количество натурализовавшихся граждан Эстонии (137 000) превысило количество людей, проживающих в Эстонии и не имеющих никакого гражданства. И эти цифры слишком велики, чтобы можно было говорить о каких-то случайностях в процессе натурализации.
Есть две причины, объясняющие ситуацию.
………В конце 80-х годов, когда появилось предощущение восстановления независимости Эстонии, погоду делали энтузиасты, идейные борцы за свободу. Они повели за собой значительную часть народа Эстонии, и нацменьшинства не остались в стороне. Но, как это обычно бывает, когда аппаратчики среди революционеров осознали, что движение к независимости уже не остановится, то поняли они и то, что вскоре, вследствие этого, последует передел собственности. Таким образом, чтобы сохранить за собой навсегда командные высоты, им необходимо было создать такие условия грядущей приватизации, при которых они сохранили бы за собой возможность эффективного участия в разделе бывшего социалистического имущества, сузив до минимально возможного круг будущих участников приватизации.
………Проще всего это было сделать, ограничив в правах какую-то часть населения страны. Из логики событий конца 80-ых – начала 90-ых годов явственно следовало, что таковыми станут нацменьшинства, проживающие на территории Эстонии.
………Во второй половине 90-х годов процессы приватизации подошли к своему логическому завершению, но к этому времени уже сложился «класс» политиков, составляющих очень малую долю населения Эстонии, для которых увеличение доли натурализованных граждан Эстонии в их общем количестве означало политическую смерть. Так, например, на выборах парламента в 2003 году две партии, Народный Союз и партия Умеренных едва-едва перешли 5% барьер, необходимый для попадания в парламент. Поскольку у различных национальных групп существуют стойкие приверженности к тем или иным партиям, то социологам не составило труда подсчитать, что если бы натурализовавшихся граждан Эстонии (т.е. имеющих право голоса на парламентских выборах) было бы всего на 40 тысяч больше, то эти две партии не прошли бы в парламенте.
………Таким образом, проблема гражданства национальных меньшинств Эстонии вышла из экономики и примостилась в политике.
………Решить её крайне сложно, поскольку сам процесс решения определяется теми, чья жизнь (или смерть) в политике зависит от количества натурализовавшихся граждан Эстонии.

2. Церковь

Поскольку более 90% проживающих в Эстонии нацменьшинств являются славянами, большинство из которых конфессионально относятся к православной церкви, то довольно специфической проблемой нацменьшинств Эстонии с первых лет независимости являлся вопрос официального признания Эстонской Апостольской Православной Церкви (ЭАПЦ).
………Проблема возникла в начале 90-х, когда православная церковь Константинопольской Патриархии зарегистрировалась под именем, традиционно принадлежащем Православной Церкви Московской Патриархии. Причина этого проста: в Эстонии у православной церкви к началу 90-х было огромное количество имущества, движимого и недвижимого. Таким образом, первый, провозгласивший себя правопреемником ЭАПЦ, становился владельцем этого имущества. В течение 11-ти лет проблема православной церкви, именно как проблема, являлась очень важной составной частью этнополитической моделью Эстонии.

3. Образование

К моменту восстановления независимости Эстония подошла с великолепной системой среднего и высшего образования. Но, как всегда в период перемен, именно сфера образования оказалась самым слабым звеном. Причин тому несколько. Основной и самой существенной является то, что именно в образовании каждый радикальный политик, даже не являясь специалистом в этой сфере, видит самый благотворный материал для осуществления своих амбиций. Эстонские национал-радикалы твердо усвоили, что развивать образование на эстонском языке сложно и ответственно, к тому же можно наделать ошибок и погубить свою карьеру; зато никто с тебя не спросит за любые, самые идиотские реформы в сфере русскоязычного образования – а патриотом прослывешь однозначно.
………Немаловажно отметить и демографические проблемы, сопутствующие Эстонии, как в любой стране Европы, т.е.: рождаемость падает, количество детей в школах уменьшается, школьная сеть сокращается, уменьшается количества рабочих мест в системе образования. Если эти минусы сдвинуть на русскоязычную школу и за её счет решать проблемы всей системы целиком, то получается очень интересная для националистов схема: путем перераспределения ресурсов вы подводите общество к убеждению необходимости образования на государственном языке.

4. Экономика

Исторически сложилось так, что после Второй Мировой войны в Эстонию в огромных количествах переселялись люди (не всегда добровольно) со всего Советского Союза. Они восстанавливали и строили крупные предприятия, ставшие в последствии базисом, на котором развивалась экономика Эстонии. Этими людьми восстановлена Кренгольмская мануфактура, в былые годы дававшая до 25% от ВВП Эстонии, построены Нарвские электростанции, по сию пору дающие 94% вырабатываемой в Эстонии электроэнергии — и т.д. и т.п. Но при этом переселенцы и их потомки, как правило, составляли абсолютное большинство работников крупных предприятий. Эти предприятия первыми пострадали после распада Советского Союза, т.е. после нарушения долговременных экономических связей, и в результате приватизации. Верхушка профсоюзной системы Эстонии, к сожалению, оказалась не на высоте, и в первые годы восстановления независимости занималась тем же чем вся страна, т.е. обогащением через распродажу профсоюзного имущества.
………В результате десятки тысяч людей, работавших прежде в промышленности, строительстве, транспорте и т.п. оказались у разбитого корыта. Судьбы их предприятий решались без их ведома, никого не интересовало их переобучение, и пострадали в первую очередь нацменьшинства, поскольку именно они на этих предприятиях работали.

.

Пройденный путь

Когда прошла первая эйфория, стало ясно, что «очистить площадку», как это предлагала одна из наиболее радикальных партий Эстонии в 1993, во-первых, не удастся, поскольку большинство проживающих в Эстонии русских считают эту страну своей родиной, а во-вторых, чревато серьёзными последствиями для экономики Эстонии. Иллюстрация этого тезиса может служить тревога, охватившая как СМИ, так и даже самых радикальных политиков Эстонии после обнародования того простого факта, что с 2006 года постоянный житель Евросоюза, невзирая на цвет паспорта, будут иметь право свободного передвижения, проживания и работы в 22-х из 25-ти стран Евросоюза. «Кто останется в Эстонии, кто будет платить налоги?» — оказалось, что эти вопросы мучают даже тех, кто в своё время требовал полного изгнания русских из Эстонии.
………Но значительно раньше возникло понимания того, что либерализация политики в отношении нацменьшинств неизбежна.
………Так, например, в конце 90-х годов шаг за шагом начались изменения в сфере гражданства и миграции. Одной из самых серьёзных, например, проблем для нацменьшинств Эстонии на протяжении ряда лет была проблема воссоединения семей. Ещё шесть лет назад государством определялась квота в рамках которой разделенные семьи могли воссоединяться. Несколько лет назад эта квота была отменена.
………В процессе натурализации были сделаны позитивные шаги в отношении молодёжи. Уравнивание школьного экзамена по эстонскому языку с языковым экзаменом на гражданство привело к тому, что из 5–7 тысяч ежегодно натурализующихся граждан Эстонии абсолютное большинство составляют школьники и абитуриенты.
………ЭАПЦ Московского Патриархата была зарегистрирована в 2002 году и при участии правительства на какое-то время решился спор вокруг церковного имущества. Тема, будоражившая православных Эстонии, ушла в прошлое.
………Пришло понимание и того, что любой удар по системе русскоязычного образования не может не отозваться на эстоноязычном образовании. Крупнейшие политические партии Эстонии в результате отказались от идеи полного перевода русскоязычного образования на обучение на государственном языке. Т.е. сначала несколько раз переносились сроки этого перехода, а на сегодняшний день достигнута договоренность, в соответствии с которой обучение на эстонском языке коснется только пяти предметов гимназического цикла обучения, среди которых, например, граждановедение, уже сейчас почти во всех русских школах преподаваемое на государственном языке, музыка, эстонская литература. При этом переход преподавания этих предметов на эстонский язык будет осуществляться в течение пяти лет, начиная с 2007-2008 учебного года по 2013 год, и по одному предмету в год.
………Нацменьшинства Эстонии сумели пережить коллапс крупной промышленности. И на сегодняшний день можно говорить о несомненной тенденции в очень быстром темпе развития регионов, населенных преимущественно нацменьшинствами. Возьмем, например, Северо-восток Эстонии, две трети населения которого составляют русские. До недавних пор это был самый проблемный во всех смыслах регион наряду с южной Эстонией: высокая безработица и преступность, низкий уровень доходов, далекая от совершенства система социального обеспечения. Однако в последние несколько лет именно Северо-восток Эстонии стал местом, интересным для инвесторов, западных и российских. В Кохтла-Ярве построен вагоностроительный завод, в Силламяэ строится гигантский порт; в Нарве, бюджет которой в 2006 году составляет примерно 520 млн. крон (т.е. примерно 1,1 миллиарда рублей, причем из этого бюджета только около 230 млн. крон составляют собственные доходы) в 2006 году осуществлено и начато инвестиционных проектов на сумму, близкую к 1 миллиарду крон, в результате чего появится примерно 1200 новых рабочих мест.
………Таким образом, можно говорить об этнополитической модели Эстонии как в свете сопровождающих ее проблем, так и дающей представление об основных направлениях их решения. При этом есть смысл рассмотреть те основные изменения, которые произошли с нацменьшинствами Эстонии в последние годы, поскольку главным образом именно эти изменения обуславливают изменения всей модели.

.

Три пути

Для нацменьшинств Эстонии после восстановления её независимости было открыто три пути.
………Первым был путь полного и естественного слияния с большинством населения Эстонии, т.е. с эстонцами. Казалось бы, что многие сотни лет совместной истории, многочисленные точки пересечения в культуре, в целом европейский менталитет и приверженность к христианству давали к этому все основания. Однако на сегодняшний день можно констатировать, что нацменьшинства Эстонии отказались от ассимиляции, что является довольно естественным явлением для этнополитических процессов современного мира и не нуждается, как мне кажется, в дополнительных объяснениях.
………Русские могли выбрать и полное отторжение общества, в котором оказались. Однако это означало бы признание правоты национал-радикалов Эстонии, т.е. признание себя оккупантами. Поскольку абсолютное большинство представителей нацменьшинств себя таковыми ни в коем случае не считают, то и этот, ведущий в тупик путь оказался невостребован.
………Третий путь, который на сегодняшний день избрало для себя абсолютное большинство нацменьшинств Эстонии, является дорогой содействия развития общества путем собственного самосовершенствования.
………Для абсолютного большинства представителей нацменьшинств Эстонии вопрос независимости – это уже не вопрос, это факт, который уже не обсуждается. При этом возникает, на фоне уже решенных проблем, некое смутное ощущение общества как семьи, в которой далеко не всё в порядке, но в которой семейные проблемы должны решаться внутри семьи и традиционными для семьи способами. Вступление Эстонии в Европейский союз с его нормами и обычаями в сфере политики взаимоотношения государств и их нацменьшинств, только усилили это ощущение.
………Таким образом, на сегодняшний день перед национальными меньшинствами Эстонии и перед представляющими их интересы политиками стоит задача поиска баланса между потребностями нацменьшинств, стандартами Европейского союза и возможностями и стратегическими перспективами всего общества Эстонии.
………Национальные меньшинства Эстонии пережили самое тяжелое для себя время, время неуверенности в собственных силах и ощущения собственной ненужности. Пришло понимание, что достижение уважения к себе возможно лишь при условии культивирования собственной ценности (сам себя не уважаешь – никто уважать тебя не будет). Нацменьшинства Эстонии находятся на сегодняшний день в понимании того непреложного факта, что без их участия становится под угрозу само существование Эстонской республики. Понимание этого приходит постепенно ко всему обществу в целом».

.

Так было. Еще за 17 месяцев до Ансипа с его лопатой. Мы об этом еще не знали, а его биологические часики уже отсчитывали время до взрыва.

Комментарии

За 17 месяцев до…: 2 комментария

Добавить комментарий для igorest Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *