Перейти к содержанию

Откровение святого Юри

«По оценке лидера соцдемов, вице-мэра Таллинна Юри Пихла, обнародование министром Рейном Лангом поданного в КАПО заявления подрывает доверие к Министерству юстиции. Ланг решил в среду обнародовать заявление экс-министра внутренних дел Юри Пихла, в котором последний обвиняет в госизмене трех высших чиновников: премьера Ансипа, главу МИД Паэта и Ланга. «Я передал этот документ в КаПо, считая, что он будет приобщен к материалам дела, а не станет объектом обсуждения», — рассказал Пихл…»

Пихл: обнародование заявления подрывает репутацию Минюста

.

В комнате отдыха вице-мэра царил полумрак. По стенам метались тени — солнце то проглядывало сквозь редкие тучи, то снова пряталось. От многочисленных горшков, из которых тянулись стебли бамбука, пахло землей. Это была самая настоящая оранжерея, только вот флора была в ней представлена только быстрорастущим бамбуком.

Бывший министр МВД Пихл включил свет и, достав из кармана линейку, стал измерять высоту растений, на каждом из которых болталась табличка с чьим-то именем — «Лаар», «Лукас», «Тедер», «Падар», «Эргма»… Спустя четверть часа работы он подвел итоги: за истекшую неделю только три растения переросли установленный им лимит высоты в сорок сантиметров.

Пихл выдвинул горшки, в которых они росли, на середину комнаты, и, близоруко щурясь сквозь стекла очков, прочитал надписи на табличках — «Ансип», «Ланг», «Паэт»…
— Вот вы мне и попались… — пробормотал, потирая руки, бывший министр. Затем взял с журнального столика ножницы и еще раз прочитал имена на ростках бамбука. — Тебя мы напоследок оставим, на сладкое… — почти ласково сказал он бамбуку с именем «Ансип».

Затем Пихл медленно, со смаком, отрезал верхушки растений. Последнему, нареченному Ансипом, кромсал предполагаемое горло дольше остальных, в несколько заходов по паре миллиметров, тяжело дыша и шепча что-то непечатное.

Весь на взводе от полученного наслаждения, и чувствуя при этом приятное опустошение, он опустился на колени.
— Господи! — взмолился Пихл. — Покарай нечестивых! Молю Тебя — нашли на них всякую кару и этот… как его… тиф египетский! Ну что Тебе стоит?!

И вдруг… Ведь в жизни искренне молящегося всегда есть место этому «вдруг».

— Надоел уже со своим занудством! — прогремел откуда-то сверху мощный мужской бас. — Ноет и ноет! Сколько можно?!
— А? — затравленно оглянулся Пихл, затем осторожно скосился на потолок. — Чего?
— Чего-чего! — отозвался потолок недовольно. — Молитва, конечно, штука полезная, но надо же и самому хоть что-нибудь делать. Обратиться в соответствующие компетентные органы хотя бы…
— Сегодня же! — заторопился вице-мэр. — Обойду все эти… культовые сооружения, — и задумался. — А куда надежнее — в лютеранскую церковь или в православную? — спросил он. — А может сразу — в синагогу? — и застыл в ожидании ответа, опасливо глядя на ножницы.

Тот, наверху, сплюнул от досады. Пихл этого не увидел, но звук был такой реалистичный, что он закрыл голову руками и согнулся в комок. Против ожиданий ничего на него сверху не упало, просто снова зазвучал глас свыше:
— Ручку возьми! Изложи на бумаге, что да как! И передай это сам знаешь куда! — рявкнул потолок. — Хватит скулить! Всё! Конец связи!

Наверху что-то щелкнуло. В наступившей тишине Пихл, не вставая с колен, подполз к журнальному столику, подвинул к себе несколько листов бумаги, и трясущейся рукой, косясь то и дело на потолок, вывел первые слова:
«Не в силах терпеть бесчинство и…»
Задумавшись над следующим словом, он посмотрел в сторону своей оранжереи — и взгляд его упал на росток бамбука с табличкой «Ильвес». Пихла осенило:
«…бесчинство и двуличие членов нашего правительства я, как сознательный элемент и…»
Бывший глава МВД опять остановился в поисках подходящего слова, снова рассеянно уставился на горшок — на этот раз с бамбуком по имени «Лаар» — и вновь застрочил:
«…я, как сознательный гражданин и патриот не могу не сигнализировать о подлой измене и низком предательстве в наивысших эшелонах власти нашей любимой республики…»

Дальше пошло само собой. Пихл строчил, исписывая один лист за другим, а где-то в глубине организма все росла гордость от того, что он первый — после библейских персонажей — с кем всевышний соизволил пообщаться лично, без посредников. Он же не знал, что из установленных в таллиннской мэрии прослушивающих устройств в его апартаменты попали самые продвинутые «жучки» — с обратной связью.

Комментарии

Опубликовано в рубрикеОбзор прессыПарламент и правительствоЮмор

Оставьте первый коментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.