Перейти к содержанию

Эвтаназия на подходе?

«Госконтроль пришел к выводу, что больничная сеть активного лечения, предусмотренная программой развития сети больниц, слишком велика и нежизнеспособна, т.к. в будущем не всем больницам хватит пациентов, квалифицированных врачей и средств на обустройство больницы. … Действующая сеть больниц даже больше, чем планировалось программой развития больничной сети…»

Госконтроль: Действующая сеть больниц государству не под силу

«Реформист Тынис Кыйв считает, что обсуждая эвтаназию нужно помнить о том, что жизнь священна, но и уважать возможность уйти из жизни, которая невозможна без больничной аппаратуры или полна непреодолимых страданий. … По словам Кыйва, Партия Реформ еще не обсуждала вопрос легализации эвтаназии…»

Кыйв: давайте уважать жизнь и право из нее уйти

.

Не надо считать это случайностью. Когда с разрывом в несколько дней сначала Госконтроль, основываясь на проведенном аудите, внятно предлагает приступить к сокращению больничной сети, а политики поднимают тему эвтаназии — это закономерность.

В США, в штате Орегон, эвтаназию узаконили в 1998 году. А после этого протащили закон о сокращении расходов на лечение граждан в плохом состоянии.

Эвтаназия, то есть намеренное уничтожение действием или не предпринятым действием зависимого от врачебной помощи человека, обоснованное тем, что это делается для его блага, бывает добровольной, недобровольной и насильственной. Помощь в самоубийстве — тоже эвтаназия. И спорят о допустимости эвтаназии давно, хотя и с переменным успехом: пока, помимо штата Орегон, ее легализовали только Нидерланды и Бельгия.

Не являясь специалистом, оставлю свое мнение по этому вопросу при себе, но одно не может вызывать никаких сомнений: даже обсуждать возможность легализации эвтаназии могут только государства с предельно высоким уровнем здравоохранения и сложившимся прочным гражданским обществом. В обратном случае это может привести к ситуациям, одну из которых предполагает Константин Маркелов, журналист MN:

«Поздний звонок

Я позвонил эвтанологу около полуночи. Трубку взяла женщина с несколько строгим голосом.
— Здравствуйте. У меня дедушка умирает. Мучается старик ужасно, я бы хотел ему эвтаназию сделать.
— А что с дедушкой? Вы уверены, что ему не нужна медицинская помощь? Вы врача-то вызывали? Ведь эвтаназия — это крайняя мера, когда все возможные методы лечения не помогают.
— Да, вызывал, уже не раз. Говорят, цирроз печени, лечить не могут, он уже старенький. Все время воет от боли и глаза такие — даже не жалостливые уже, а мутные какие-то.
— Сколько лет-то деду?
— Много, 86.
— О! Он, наверное, у вас из простых.
— Да, простой, всего понамешано.
— Благородные столько не живут. Сочувствуем вам, но такова жизнь, он и так долго радовал вас.
— Так как насчет эвтаназии?
— Ну, вообще бригада может приехать прямо сейчас. Только вам придется оплатить ночной тариф.
— Прямо сейчас? — я задумался. Как-то страшно, хотя дед уже утомил всех, все в слезах, не спят много ночей. — Ну что ж… Давайте, приезжайте. Только скажите, доктор, дедушке не будет больно?
— Нет, что вы! Это же гуманный способ. Сначала мы погружаем пациента в глубокий наркоз, а потом вводим ему препарат, останавливающий сердце, например, листенон или дитилин.
— Только вот куда мы его денем-то ночью, дедушку мертвого?
— Бригада может герметично запаковать в пластиковый мешок тело и забрать его с собой для дальнейшей общей утилизации на заводе по сжиганию биологического материала.
— Класс! А сколько стоит, доктор?
— Это зависит от веса дедушки. Сколько он весит?
— Немало.
— Ну, сколько? Если от 50 до 60 кг, то у нас тариф 4900 руб.
— Не, по-моему, побольше.
— Ну, тогда цена договорная. Будет зависеть от того, сколько потребуется препаратов.
— Хорошо. Мы так и рассчитывали где-то тысяч на 10, у дедушки как раз медали есть. Может, медалями возьмете?
— Ждите, в течение часа будет эвтанолог…

Конечно, в этом диалоге я вместо слова «собака» поставил «дедушка», но подобные переговоры где-нибудь в Нидерландах, Бельгии или американском штате Орегон — вполне возможны. А судя по тому, как лихо едет эвтанологическое колесо по миру, перспективы ее в остальном не так уж призрачны…»

.

Так стоит ли даже обсуждать возможность эвтаназии в Эстонии, общество которой расколото по нескольким направлениям, и не имеет в настоящее время ни работающей концепции сосуществования, ни хоть сколько-нибудь твердых моральных принципов?

Комментарии

Опубликовано в рубрикеОбзор прессыПарламент и правительство

Оставьте первый коментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *