По принципу управляемой демократии

spМинистры гуськом покидали зал совещаний, когда им в спину раздался голос Ансипа:

— А вас, Пихл, я попросил бы остаться.

Министр внутренних дел сделал поворот «кругом» и уставился на премьера. Дверь с мягким щелчком захлопнулась.

— Давайте пообщаемся попросту, как камрад с камрадом.

«Стучать будет, — подумал Пихл, — Или из меня компру на кого-нибудь вытягивать…» «А вот и не угадал», — подумал в ответ Ансип.

— Ваш подчиненный, генеральный директор КАПО, камрад Райво Аэг, он как?.. — премьер сделал паузу.

«В каком смысле?» — подумал Пихл. «Не перебивай!» — подумал в ответ Ансип.

— Он у вас газеты читает? Радио слушает? Или информацию получает исключительно оперативными путями? — сыпал вопросами премьер-министр.

Пихл сосредоточился и перестал думать, чтобы лучше понимать Ансипа. В его глазах появился немой вопрос — а в чем, собственно, дело?

— Это я к тому, что недавно он дал интервью, в котором… — премьер глянул в лежащую на столе памятку, — в ответ на вопрос о самом позитивном событии прошлого года назвал таковым то, что, цитирую, «Европа сумела консолидироваться в ответ на нападение на Грузию». А самое негативное событие года — это «Россия, разоблачившая свою агрессорскую сущность атакой на независимость Грузии».

Вопрос в глазах Пихла сменился выражением колоссального изумления. Ансипу стало неудобно.

— Да, камрад, да, — сказал он. — И я бы хотел иметь возможность говорить то же самое, но, пойми, — и Европа, и США уже признали, что агрессором был наш генацвале. И даже в Грузии ему предъявляют по этому поводу претензии. Ну, как можно, чтобы руководитель нашей госбезопасности талдычил то, о чем солидные люди сейчас предпочитают забыть?

Министр внутренних дел расслабился и с облегчением вздохнул. Ситуация прояснилась — жизнь налаживалась. Он достал из кармана пустой спичечный коробок, на одной из поверхностей которого было вырезано небольшое окошко, и положил его на стол.

— Вот, — раскрыл он, наконец, рот. — Это — ЭВМ запредельного уровня. Мыслящий коробок. Работает по принципу управляемой демократии. В этом всё дело.

Ансип набулькал себе из графина воды и запил ею несколько таблеток. «Как я от вас устал», — подумал он. «То ли еще будет», — подумал в ответ Пихл.

— Демонстрирую схему работы, — продолжил он уже вслух. — Возьми калькулятор и загадай какое-нибудь трехзначное число… Теперь умножь его на четырнадцать… Готово? Теперь раздели на два… Отними от результата исходное число, умноженное на семь… Получилось в итоге…

Министр осторожно выдвинул на сантиметр внутреннюю коробочку спичечного коробка, и в вырезанном во внешней оболочке окошке появилась цифра 0, написанная от руки карандашом.

— Издеваешься, да? — спросил с придыханием Ансип. — Ты заранее пишешь известное тебе число, а потом путем нехитрых махинаций заставляешь меня получить нужный тебе результат. При чем здесь тема нашего разговора?

Министр внутренних дел посмотрел на него с сожалением и громко произнес в потолок:

— Гендиректора КАПО — ко мне!

Спустя несколько секунд за спиной премьера распахнулась дверка книжного шкафа и камрад Райво Аэг щелкнул каблуками.

— Предъявить коробок номер двести одиннадцать! — скомандовал Пихл. Аэг тут же положил требуемое на стол. Ансип присмотрелся: на коробке, под надписью «Агрессор» виднелось окошечко. Премьер осторожно выдвинул внутреннюю часть, и в прорези появилась надпись «Россия».

— А, ну теперь понятно, — вздохнул с облегчением Ансип. — Вот, значит, как… Когда тебя, камрад Пихл, рядом с твоими орлами нет — тебя заменяет это мудрое устройство. Толково. Только я все равно не понимаю, почему нельзя изредка менять надписи?

— Потому что завтра на моем месте может быть другой, — ответил министр. — А эти ребята останутся, и должны будут работать по-прежнему. Их надо натаскивать так, чтобы даже мысли не возникло что-либо менять в подходах и порядках, — и Пихл повернулся к главному по безопасности. — Коробки номер два и сорок пять — в раскрытом виде — предъявить!

Аэг выполнил команду. Премьер-министр увидел спичечные коробки, на первом из которых красовалась надпись «Коррупция», а в окошечке — «Таллинн, Пярну, Нарва (центристы)». На втором было написано «Не трогать!», в прорези — «реформистов».

«Предусмотрительно», — подумал Ансип. «А то!» — подумал в ответ Пихл.

— Так что, надписи менять будем? — спросил Пихл. Премьер отрицательно помотал головой. За его спиной скрипнула дверца книжного шкафа и он, наконец, остался один. Смеркалось…

Комментарии

По принципу управляемой демократии: 2 комментария

  1. «Какую бы статейку накидать?» — подумал Стальнухин.
    «Чур не про меня!» — подумал Ансип.
    «А я ничего не слышу! Ничего не слышу!» — подумал Стальнухин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *