Перейти к содержанию

Пятница, 13-ое

Однажды министр обороны Аавиксоо прилетел в Афганистан. Чисто случайно это произошло. Думал, что летит в Италию, а прилетел в Афганистан.

«Позвольте! — сказал Аавиксоо, выйдя из брюха большого самолета цвета хаки на взлетно-посадочную полосу и недоуменно щурясь на вершины гор в серой дымке. — Это что — Кабул? Город Кабул на реке Кабул? То есть — город Кабул в провинции Кабул? Как это?.. Зачем мне Кабул? Не-е, ну сколько можно? — пробурчал он, сокрушенно мотая головой. — Опять этот Кабул, надо же…»

Министр обороны удрученно оглядел еще более удручающие окрестности. Почесал затылок. Прямо через каску. А кто бы не потерял присутствия духа, если бы прилетел в Кабул вместо Рима? И так три раза подряд. Мистика какая-то…

Тут, наверное, уместно пояснить, что Аавиксоо с детства верил в некоторые приметы. Когда он был маленьким — даже с министром обороны может приключиться такая неприятность — бабушка ему в Сочи дала пятачок, закинутый затем далеко в море. «Чтобы вернуться сюда, — пояснила бабушка. — Примета верная. Монетку в воду бросишь — обязательно вернешься…» Аавиксоо же, напомним, в тот момент был еще маленьким и легковерным. Недееспособным даже в некотором смысле. Но в Сочи, так уж получилось, на следующий год вернулся. Так маленький мальчик стал жертвой пропаганды мракобесия, распространяемого его родной бабкой.

И даже когда Аавиксоо вырос и стал большим — остался в некоторых вопросах на уровне того мальчугана в Сочи. Он, разумеется, уже не ходил в сандаликах и белых шортах с желтыми разводами, но в приметы верил свято. Вот и швырнул как-то в Риме однокроновую монетку в фонтан де Треви. В пятницу дело было, 13-го. Но — не сработало. Не срослось как-то…

Садится Аавиксоо в самолет, думая, что летит в Рим, к своему любимому фонтану — ан нет, попадает в Кабул. Опять садится — и снова попадает. Раз за разом. И всё думает про ту монетку в фонтане де Треви. Про то, как она его подвела.

Вот и в этот свой приезд в Афганистан министр обороны, влезая в броневичок, тот римский фонтан недобрым словом помянул. И поехал на позиции эстонского контингента повышать его морально-политический уровень. Раз уж прилетел в Кабул. Заодно боеготовность поддержать добрым словом. А чего, спрашивается, в этом Кабуле еще делать? Не Рим, чай…

Выезжает Аавиксоо с аэродрома, а на КПП ему итальянский карабинер честь отдает. В голубой каске. Капрал Леопарди такой. А сам думает, что, мол, зачастил к ним что-то министр обороны этой… как ее… И, вспоминая название страны-союзницы, лезет в карман за зажигалкой. Рядом с которой привычно нащупывает монетку, которую за день до отправки в Афган вытащил из фонтана де Треви, что в Риме, и в виде талисмана при себе оставил. Из-за леопардов на гербе. Потому что именная как бы монета получилась для капрала Леопарди. Вроде как талисман. Ни на секунду даже капрал не задумался, что кто-то ведь старался, монетку эту в фонтан погружая, на что-то рассчитывал. Нет, сунул Леопарди крону эту в карман — и в Афган.

Такими вот прямо-таки мистическими порой путями поддерживалась боеготовность ограниченного эстонского контингента в Афганистане. И его высокий морально-политический уровень.

(Цитируется по изданию: «История Эстонии XXI века. Для 12-го класса гимназии», 2110 г., Таллинн)

Комментарии

Опубликовано в рубрикеПарламент и правительствоЮмор

2 комментария

  1. Борис Борис

    Супер!!!
    Так и хочется сказать: «Пути наши господни неисповедимы»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *