Перейти к содержанию

Как вывести из строя Генштаб

«Генеральный штаб Сил обороны Эстонии в последнее время практически неработоспособен: офицеров отвлекает от службы навязчивый запах жареного мяса. Как сообщает Õhtuleht, доносящийся из расположенного по соседству ресторана Lido запах шашлыка пропитал все кабинеты Генштаба, некоторые офицеры ни с того, ни с чего бросают работу и идут обедать. В Lido признают, что в последнее время число обедающих в этом заведении офицеров действительно выросло…»

Генштабу Эстонии мешает шашлык

.

Осоловевший министр обороны сидел во главе стола, напрягая все силы в борьбе со сном. Глаза, тем не менее, слипались. Потому что сил уже почти не было.

— Всего три часа у вас тут торчу, а уже два раза в Лидо сбегать успел, — сказал он в пространство, направив взгляд вроде бы на портрет президента. Два десятка старших офицеров Генерального штаба, коротающих время на созванном министром совещании, никак не отреагировали на это сообщение. — Будто медом там намазано… Блин! В печенке у меня уже этот ваш ресторан сидит!

Министр Аавиксоо тяжело вздохнул и расстегнул верхнюю пуговку на рубашке. Стало вроде как легче. Половина присутствующих офицеров уловила лишь три слова в тираде министра обороны и, представив себе блины, фаршированные печенкой и политые медом, с трудом подавила тошноту. Остальные, не зацикливаясь на словах, по-своему отреагировали на движение Аавиксоо, незаметно ослабив поясные ремни.

— Итак, — еще раз, упершись взглядом теперь уже в люстру, обратился к присутствующим Аавиксоо, — мы все вместе должны принять меры. Это, в конце концов, недопустимо! — попытался подбавить эмоций министр, но тут же, запыхавшись, сбавил тон. — Эти таблоиды вешают своим читателям лапшу на уши. Одна газетная утка следует за другой. Сплошные жареные факты…

Один из офицеров очень ярко представил себе утку по-пекински с лапшой и тихонько застонал. С последнего похода почтенного собрания в Лидо минул уже час и у некоторых представителей Сил обороны начал возрождаться аппетит. Плотоядно пошевелив усами, он встал, и, чуть пошатываясь, отправился подкрепиться. Человек пять, стараясь не шуметь, двинулись за ним.

— А у публики, читающей, что, мол, офицеров Генштаба то и дело отвлекает от работы запах жареного мяса, из-за чего они бросают работу и бегут жрать в расположенный по соседству ресторан, возникают совершенно неверные представления о наших Силах обороны, — сказал министр стоящей на столе малахитовой чернильнице и мрачно посмотрел на окружающих. Несколько человек из них поежилось, остальным, судя по остекленевшим взглядам и прерывистому дыханию, было совершенно безразлично, о чем там вещает начальство. Министр вновь уткнулся взглядом в чернильницу.

— Потому что все вы, получается, тут груши околачиваете. Сами знаете, чем… — с горечью заметил Аавиксоо. — А из-за вас страдает престиж армии. И мне на орехи достается… Это что за ощипанные курицы сидят в Генштабе, спросит обыватель? Которых сбивает с панталыку запах шашлыка, а? Хотя они там, у себя в минобороны, как сыр в масле катаются. Чем, спросит налогоплательщик, занимается этот старый хрен — министр обороны? — надрывно обратился он к клавиатуре компьютера.

Два офицера, сидящих у самой двери, обменялись многозначительными взглядами и тихонько выскользнули из кабинета, за ними потянулись еще четверо. Курица с орехами под хреном и десерт — груша с сыром — произвели на них явно неизгладимое впечатление.

Окно было плотно закрыто, но, тем не менее, по кабинету вдруг поплыл дурманящий аромат печеного на углях мяса. Министр обороны Аавиксоо потянул носом воздух и сглотнул слюну. У нескольких глядящих на него офицеров хищно зашевелились кадыки.

— И нам всем предстоит серьезно потрудиться, — сообщил Аавиксоо висящему на стене календарю. — Разработать мощные аргументы… Потому что кашу маслом, как говорится, не испортишь… Чтоб, как говорится, мухи — отдельно, а котлеты — отдельно! Чтоб обыватель понял, что военная служба — это вам не фунт изюму. А я — не какой-то там профессор кислых щей, а министр обороны. И что предположение, что наш офицерский состав можно вывести из строя запахом жратвы — яйца выеденного не стоит. Ясно? — спросил Аавиксоо, повернувшись в кресле.

И осознал, что остался в кабинете один: оглашенное им за последние минуты меню — котлета, каша, щи — лишила остатков воли последних его подчиненных.

Аавиксоо грустно вздохнул и, пыхтя и отдуваясь, обшарил свои карманы. Набралось крон семьдесят. «На шашлык, вроде, хватит… — подумал министр, выбираясь из кресла. — А в тяжелое время командир должен быть рядом со своими подчиненными…» И вновь направился в Лидо.

Комментарии

Опубликовано в рубрикеОбзор прессыПарламент и правительствоЮмор

Оставьте первый коментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *