Перейти к содержанию

Эдгар Сависаар: Выгоняя людей за рубеж, реформисты надеются выиграть выборы

На фотографии: Э.Сависаар бьет в колокол нарвской Александровской церкви

Для лечения язвы безработицы Таллинн сделал немало, и не без успеха. Правительство Ансипа демонстративно повернулось к безработным задом. Настала пора проанализировать, что же проиграло правительство Эстонии, заняв такую позу, что господа министры могли бы сделать и можно ли как-то загладить последствия бездействия? Бесспорно, что в распоряжении кабинета все время были рычаги воздействия на безработицу, но их почему-то не использовали. Почему были отвергнуты возможные решения? Какая цель при этом преследовалась?

Из опубликованного недавно исследования Евробарометра выяснилось, что Эстония занимает второе, после Дании, место в Европе по степени готовности жителей в поисках работы немедленно покинуть страну и переехать за рубеж. Надо полагать, что на самом деле желающих еще больше, просто присущая эстонцам скрытность не позволяет это признать. В представленном в июле докладе о человеческом ресурсе в Эстонии говорится, что 130 тысяч человек, или 12% жителей Эстонии, уже живут на чужбине. Разумеется, цифра эта — оценочная, потому что вряд ли каждый живущий за рубежом дал о себе знать властям Эстонии и вряд ли каждый временно уехавший информировал власти о своем намерении покинуть Эстонию навсегда. Латыши говорят уже о полумиллионе покинувших страну трудоспособных людей. Да и у нас совершенно явно число уехавших перевалило за 200 тысяч.

.

Людей побуждают к отъезду намеренно?

Если созданные в Эстонии условия жизни и работы настолько отпугивают людей, как об этом свидетельствуют приведенные выше исследования, то не созданы ли такие условия намеренно, или, по крайней мере, не оказывалось ли содействие их формированию? Если говорить еще откровеннее, то не стало ли изгнание людей из страны целью?

Анализ ситуации позволяет утверждать, что создание условий, при которых люди вынуждены покидать Эстонию, было для правых партий именно целью. И достигалась эта цель путем создания ситуации роста безработицы, лишения достаточного для прожития дохода. И тогда эмиграция становится единственной возможностью выжить. У кого повернется язык упрекать за это людей!

Для утверждений, что правительство намеренно и систематически наращивало уровень безработицы, причин много. Во-первых, решения по смягчению безработицы все время были доступны, но использование их было сочтено нецелесообразным. Государство вполне могло бы по примеру Таллинна создавать для людей, долгое время лишенных работы, социальные рабочие места, использовать безработных на общественных работах, создавать клубы безработных, проводить биржи труда и контактные ярмарки, оказывать нуждающимся правовую помощь и консультировать их по проблемам долгового права, помогать ночлегом и питанием, частичным покрытием расходов на детский сад и школу, привлечением безработных к реализации проектов с иностранным участием, предоставлением возможности бесплатного посещения библиотек и многим другим.

Во-вторых, опыт Таллинна показал, что предпринятые в столице шаги по обузданию безработицы, компенсации тяжких последствий от потери работы и проблем, вызванных общим экономическим спадом, оказались жизнеспособными и эффективными. Сегодня уже никто не осмелится утверждать, что город барахтался впустую, что все шаги здесь предпринимались лишь по политическим соображениям и в популистских целях, или, что применялись методы, не дающие практического результата. На сегодня всем, кто хочет это понять, ясно, что антикризисный пакет мер и сопутствующая ему деятельность принесли ощутимые результаты.

Поскольку правительство правых партий ничего не сделало для решения проблемы безработицы и для смягчения последствий экономического кризиса для населения, на фоне реальных дел и достижений центристов это стало опасным. Для нивелирования достижений своего оппонента ультралиберальное правительство стало пытаться высмеять создание социальных рабочих мест и всячески затушевать достигнутый в Таллинне успех, наклеивая на наши шаги ярлыки чисто политических и малоэффективных.
В жизни часто бывает, что одни совершают поступки, а другие ничего не делают, засунув руки в карманы, но зато громко критикуют. Именно таким нудно ворчащим наблюдателем предстает перед народом правительство Ансипа на фоне действий Центристской партии по смягчению последствий экономического спада. Впрочем, это понятно не только народу, но и самим правым политикам. И не здесь ли кроется причина, почему нынешнее правительство с такой страстью проповедует переход на евро, приписывая все в этой области на свой счет?

Во имя перехода на евро приходится идти на жертвы и напрягаться всей Эстонии. Значительная часть и жителей, и экономики страны сконцентрирована в Таллинне. Младенец и тот поймет, что если бы Таллинн не поддержал евроустремления и не прилагал для этого усилий, то не было бы положительного для нас решения. А потому попытка Ансипа приписать евроуспех своей партии и украсить себя чужими перьями оказывается не очень эффективной и не может затмить достижения Центристской партии в противодействии экономическому кризису.

Если бы правительство Эстонии согласилось поучиться на примере Таллинна и поставило на службу мерам по борьбе с безработицей ресурсы государственного бюджета, то мы стали бы свидетелями еще большего успеха, чем в столице, где, во всяком случае, ситуация не вышла из-под контроля. Нельзя забывать и о том, что использование в этих целях неизмеримо больших возможностей государственного бюджета вызвало бы цепную реакцию положительных результатов по всей Эстонии в значительно больших, чем в Таллинне, масштабах.

Помимо Таллинна многочисленные предложения о борьбе с безработицей и преодолении спада в экономике вносила и Центристская фракция Рийгикогу. Ее предложения представляли собой комбинацию успешных шагов, предпринятых в Таллинне, с возможными изменениями налогообложения. Как и можно было предположить, ни к чему этому пассивно взирающая на ситуацию коалиция прислушиваться не захотела.
Что же мешает правому правительству последовать хорошим инициативам, идущим во благо народа Эстонии? Конечно же, свою роль играет эгоистическое отношение премьер-министра: все, что исходит не от моего кабинета, не из моих идей или от моей команды, хорошим быть не может по определению, а потому о реализации этого не может быть и речи. Конечно же, правое правительство принципиально не может поддерживать предлагаемые Центристской партией решения, потому что они могут дать эффект, а тем самым подтвердить правильность позиции центристов. Ансип же все время придерживался принципа: пусть лучше пострадает Эстония, чем признать, что и от другой партии могут исходить рациональные решения.

И сквозь все это явственно проглядывает стремление довести часть людей до того, чтобы она покинула страну. В силу сложившейся ситуации первые кандидаты на эмиграцию — люди малообеспеченные, попавшие в тиски безработицы и, естественно, являющиеся сторонниками социально ориентированного государства. То есть те, кто ни при каких условиях не будет голосовать за Партию реформ и большая часть которых поддерживает Центристскую партию.

Ведь бегут не те, кого правительство Ансипа озолотило за счет остального народа и кто в знак благодарности просто обязан отдать свои голоса за правых. А если избиратели конкурентов отбудут за границу, то вряд ли они там будут очень уж озабочены судьбой выборов на покинутой родине. А это значит, что среди голосующих доля сторонников правящих партий окажется больше. Выборы все ближе, почва под ногами реформистов становится все более зыбкой, так что с осуществлением этого плана приходится поторапливаться.

Так что же все-таки выиграла Эстония как государство, повернувшись к безработным задом? Как государство она не выиграла ничего, а проиграла много: люди вынуждены уезжать, социальные проблемы усугубляются, трудоспособное население сокращается, отсутствие концепции государственного развития тормозит рост ВВП и т.д.

Что выиграло, повернувшись задом к работникам, правое правительство? Реформистское правительство выиграло надежду, что значительная часть сторонников ответственного государства, т.е. его, правительства, политических противников, из-за экономического спада будет вынуждена покинуть Эстонию, а тем самым окажется в стороне от активного участия в выборах. Это помогает правым сохранить надежду на пусть и не справедливый, но большой успех на выборах. Чем меньше в Эстонии останется оппонентов, тем шире возможности распродавать за бесценок страну, заботясь лишь о собственных карманах. Нет критиков — нет проблемы!

Резюмируя сказанное, приходится констатировать, что правое правительство повернулось задом к реальным возможностям улучшения экономического положения Эстонии, оказания помощи потерявшим работу людям. И в какой-то мере оно повернулось задом потому, что решения предлагались Центристской партией, что для реформистов неприемлемо, а в какой-то — потому, что чем больше попавших в трудное положение людей покинет Эстонию, тем больше шансы правительства Ансипа удержаться у власти.
Усугубление положения, в котором оказались Эстония и люди в Эстонии — осознанная и целенаправленная деятельность, потому что распространение принятых Таллинном мер, подкрепленное возможностями государственного бюджета, могло стать спасательным кругом, позволяющим не погрузиться в пучину бедности и экономических трудностей. Ансип решил спасательный круг не бросать. Но тем самым он лишил себя права управлять государством. Им должны управлять те, кому дороги и государство, и люди. А возможности такие есть.

Комментарии

Опубликовано в рубрикеПарламент и правительство

Оставьте первый коментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.