Перейти к содержанию

«Ему дорого обошлась Рес Публика, надо башлять…»

Это темная и запутанная история. Лично я отказался от мысли разобраться в ее деталях, хотя сюжет вкратце пересказать могу.

Короче, жили-были некие предприниматели. И были они между собой большие друзья. Ровно до той поры, покуда не возникли у них некоторые разногласия в вопросе повышения качества жизни, поскольку каждый из них считал, что именно он должен быть в этом вопросе передовиком. Обуял их, попросту говоря, инстинкт стяжательства. И тогда один из них решил приблизить встречу своего партнера по бизнесу со Всевышним. Имен не называю, так как, во-первых, они есть в криминальной хронике, а, во-вторых, их имена никому не интересны. Нормальные такие эстонские имена и фамилии. Мало ли на нашей родине таммов и рейсманов? Только уточню, что одному из них принадлежит основанное на переработке сланца химическое производство, а другому – 330 га земли, в которой этот сланец и находится. Ну, и кто бы не убил при таких обстоятельствах?

О попытке заказать убийство как-то очень быстро проведала прокуратура. И трагедия очень скоро превратилась в фарс, поскольку выяснилось, что заказное убийство Тамма было инсценировано его же приятелями с целью очернить Рейсмана. Такое вот получилось чисто американское кино.

21 октября прокуратура сообщила (см. Prokurör: üks palgamõrva lavastamise kahtlusalustest on vahi all): «Прокуратура предъявила Олегу Лядову, Имре Аракасу и еще одному мужчине подозрение в попытке представить виновным в заказе убийства предпринимателя Тоомаса Тамма его конкурента Николая Рейсмана…»

И тут-то мы и добрались до цели. Поскольку всё вышесказанное – лишь предыстория. Ведь гораздо интереснее то, что произошло через неделю, 28 октября.

Не секрет, что правосудие в Эстонии кое-где у нас порой ориентируется не на закон, а на его трактовки в соответствии с поставленными перед обществом задачами. Если партия сказала – надо, то служивым куда деваться? И если приговоры по аналогичным делам разнятся на порядок, то это не законодательство виновато, а политические установки.

И это не моя фантазия, а реальность. Ведь только этим можно объяснить то, что один из подозреваемых по делу Тамма-Рейсмана, Олег Лядов, вдруг вспомнил, что у него с прежних времен сохранились кое-какие записи. Не Филадельфийского симфонического оркестра, разумеется, а кое-что поинтереснее. Есть у него, как выяснилось, такая полезная привычка – держать в кармане диктофон и, чуть что, записывать разговоры. Мало ли когда вдруг что понадобится.

И вот 28 октября еженедельник Eesti Ekspress разместил материал под названием «Кто платил партии Res Publica и за что? Новые секретные пленки в афере по убийству Томаса Тамма». В пояснении говорится, что это выдержки из беседы, которую тайно записал в январе этого года предприниматель Олег Лядов.

Итак, окунемся в эту лужу (перевод максимально соответствует оригиналу, так что извиняюсь за синтаксис и прочее):

«Олег Лядов: Слушай, знаешь что, вот-вот-вот, это было по словам Томаса, и месяц спустя он сказал правлению, в жопу. У нас был договор, когда мы в первый раз встречались, то он сам признал это тоже. Я подписал потом. Он сам в это говно залез, повсюду. Знаешь, так, скажем честно, что здесь все, эти политики, все говорят, что никто здесь и не понимает вообще, как можно было так, черт, так обворовать до нитки. Все говорят.
Сийм Роде (адвокат О.Лядова): Теперь он за это сделан героем…
Олег Лядов: Да, и я, это точно так, что я точно так скажу… последнее дело…
Микк Лыхмус (адвокат Т.Тамма): И я не хочу говорить, поскольку один конец из говна вытащен, а другой, да…
Олег Лядов: Погоди, знаешь, я говорю тебе то, что это дело, что вначале, что оно так, что братва, делайте, делайте, но когда появится другой вариант, хорошо, ну скажем, что появится там другой вариант, от Рес Публики, я так понимаю, что ему дорого обошлась Рес Публика, надо башлять, потому что и оттуда без денег ничего не дадут, что оттуда пришли ему эти окэи, тогда он подумал, ну это, что все дела надо (-) Но знаешь, с этой шпаной так нельзя. Окэй, мы разрулили это…»

Какова ценность этой записи, теперь предстоит определять прокуратуре. Лядов же просто намекнул, что у него есть кое-что, представляющее интерес для общественности, и вполне возможно, что этого «кое-что» у него на черный день припасено еще немало. Дав возможность политикам определиться с тем, какие задачи ставить правосудию в отношении его, Лядова.

Комментарии

Опубликовано в рубрикеОбзор прессыПарламент и правительство

Оставьте первый коментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *