Перейти к содержанию

Дети, рецидивисты и душевнобольные — на выборы!

Любо-дорого смотреть, как эстонское общество борется за расширение прав человека на пока еще не охваченные ими группы населения.

Первыми попали под раздачу этих самых прав несовершеннолетние дети: весной этого года НКО Молодая Эстония (MTÜ Noor Eesti) предложило предоставить избирательное право лицам моложе 18 лет. Воодушевившись перспективой, 44 депутата парламента даже создали группу поддержки прав детей. В направлении снижения возрастного ценза на выборах. И забыв, надо полагать, про статью 57 конституции Эстонии, в соответствии с которой право голоса имеют лишь лица, достигшие 18-летнего возраста. Не говоря об общемировой практике: в США, Великобритании, Китае, РФ, Франции, Польше, Германии — везде голосуют с 18-ти.

Но, если вдуматься… Законодатель уже дал в Эстонии ребенку право вступать в сексуальные отношения с 14-ти лет. То есть участвовать в улучшении демографической ситуации можно, а в выборах — еще четыре года нельзя? Нелогично как-то.

Затем, чуть позже, озаботились правами заключенных. В нашей конституции говорится, что можно ограничить участие в голосовании тех граждан, что осуждены судом и отбывают наказание. Аналогично относятся к осужденным в Великобритании и в большинстве штатов США, а во Франции лица, осужденные за некоторые преступления, пожизненно лишаются избирательного права. Эстонский же Центр по правам человека настаивает, что большинству заключенных необходимо дать право выбирать парламент (см. Inimõiguslane: enamik kurjategijaid peaks saama valida). Потому как немыслимо избирать высший орган власти без активного участия в выборах осужденных наркоторговцев и насильников. Или хотя бы жуликов. Теперь дело за малым: созвать в Рийгикогу группу поддержки этой славной инициативе.

Хотя сейчас больше говорят о правах душевнобольных. Агенство Евросоюза по конституционным правам в своем рапорте рекомендует напрячься ради того, чтобы душевнобольные активнее участвовали в выборах (см. Raport: riik aidaku vaimuhädaga inimestel valimas käia). Местные правозащитники из уже упомянутого Эстонского Центра по правам человека в связи с этим говорят, что — кто бы сомневался! — большинство душевнобольных достаточно компетентны, чтобы избирать наш парламент, и проблема, скорее, с поведением судей. Дело в том, что эти нехорошие люди в черных мантиях, принимая решения о недееспособности того или иного больного и лишая их тем самым права заключать имущественные сделки, могли бы оставить им право участвовать в выборах (см. Inimõiguslane: vaimuhaige peab saama riigikogu valida). Пусть у человека, не имеющего права распорядиться своей собственностью и кошельком, останется хотя бы радость созидания высшего законодательного органа страны. А у всех остальных появится хоть одно разумное объяснение тому, что происходит вокруг.

Еще дальше пошла заведующая Эстонского союза пациентов с говорящей фамилией Ильвес. Она считает, что душевнобольным необходимо предоставить право кандидировать в депутаты парламента (см. Ilves: vaimupuudega valija on nõudlikum). В связи с чем мне вспомнился коллега по 9-му созыву Рийгикогу, с которым сидели рядом во фракции, известнейший в Эстонии психиатр Арво Хауг. Так он однажды проговорился на телевидении: сообщил всей стране, что видит в зале заседаний не менее десяти своих пациентов. Так что с этим всё в порядке, даже группу поддержки создавать не надо.

Такие вот у нас проблемы с правами человека…

Комментарии

Опубликовано в рубрикеОбзор прессыПарламент и правительство

1 комментарий

  1. otlichno otlichno

    >Пусть у человека, не имеющего права распорядиться своей собственностью и кошельком, останется хотя бы радость созидания высшего законодательного органа страны. А у всех остальных появится хоть одно разумное объяснение тому, что происходит вокруг.

    Хорошо 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.