Перейти к содержанию

Большая игра

«… Вопрос: Председатель IRL Март Лаар сказал в четверг вечером, что ночью правительственная коалиция на час распалась. Что случилось?

Падар: Я не воспринял это так драматично. Но ясно, что если после длившегося 1 час и 15 минут перерыва компромисс не был бы найден, я не исключил бы, что правительственная коалиция прикажет долго жить.

Вопрос: Когда у правительства кончатся силы?

Падар: Оххх… Не кончатся… У правительства сил хватает…»
ДВ: Падар — я не исключил бы и 25%-й спад

«… Вопрос: Остались ли у вас вера и надежда в отношении этого правительства?
Пихл: Вера и надежда основаны только на том, что какая же может быть альтернатива…(смеется). Хотя…»
Postimees: Юри Пихл — c партнерами по коалиции надо считаться

Плотно задернутые шторы не пропускали в помещение даже лучика лунного сияния, и лишь яркий, падающий четырьмя конусами свет выхватывал из темноты обитые зеленым бархатом игорные столы. Густо пахло пóтом тяжело и долго работающих людей. Иногда в полутьме с легким треском разгорался огонек, затем он медленно потухал, и по залу стелились клубы сигарного дыма, окутывая собравшихся на ночное заседание членов правительства и совета коалиции. Уж который час решался вопрос о сокращении госбюджета…

— Ты будешь ходить или нет? — раздалось полное нескрываемой злобы шипение от первого стола.

— Не мешай, я думаю… — послышался в ответ мелодичный женский голос. — Вот дама бьет вальта, да? А король бьет даму, верно? А туз — короля?..

— Господи… — шипение переросло в бульканье. — Да я тебе сто раз все это объяснял! И даже почему бубны красные, а пики, наоборот, черные — мы обсудили! Это же простая игра, в «пьяницу»: просто бери верхнюю карту и клади рядом с моей, чья старше — тот и победил. Ну чего тут думать?!

— Мне непонятно, туз — он какого пола? Потому что если мужского, как валет и король, то это явная дискриминация дамы… А если женского…
Из полутьмы в сторону размышляющей дамы полетели карты, числом не менее дюжины. Исполненный страдания голос обратился куда-то в темноту, к смутно виднеющейся кушетке:

— Камрад Ансип! Почему я должен с ней играть? У нас ведь даже бюджетов собственных нет, мы же министры «без портфеля» — нам просто не на что играть!
Сначала в ответ скрипнул диванчик, затем премьер:
— Как от вас обоих все устали!..

Возникшая пауза прерывалась только тихим бормотанием игроков за другими столами.
— Значит, так, — нарушил, после короткого раздумья, паузу премьер-министр. — Поскольку камрад Пало применительно к нашим обстоятельствам явно слишком много думает — отправляем ее в отпуск. И подальше, подальше…

— А меня? — поинтересовался региональный министр.

Ансип встал, смачно зевнул, потянулся, и подошел к ближнему столу, за которым играли в «подкидного дурака».

— Как дела? — спросил он. — У камрада Лукаса еще что-нибудь осталось от учительских зарплат?
— Да ему вдруг карта попёрла… Отыграл уже и десять процентов старых учительских окладов, и восемь процентов повышения, и к ним еще пять наиграл… — раздраженно ответил один из игроков. — Как ни сдадим — так половина козырей у него. Даже подозрительно…
Премьер-министр шагнул к следующему столу, за которым только что закончили очередную партию. Перед одним из министров лежала сильнейшая комбинация карт, но фишки сдвигал к себе сидящий напротив министр внутренних дел.

— Ого! — проговорил уважительно Ансип. — Фул-хауз — это мощно. А у камрада Пихла что?

— Говорит, что королевский флэш… — прозвучал довольно уныло ответ министра юстиции Ланга. — Я уже зарплату судейских и прокуроров спускаю, процентов десять ушло…

— Что значит — говорит? — удивился премьер. — Пусть покажет!
— Он за нашим столом — единственный с парабеллумом. Так что верим на слово. Хочешь его карты посмотреть — сам и договаривайся…

Ансип посмотрел на Пихла, открыл рот и… посмотрел еще раз… и решил глянуть, что там творится за последним столом, где Лаар как раз закончил сдавать карты.

— Одна пика… Одна бубна… Пас… Забирай… В прикупе — марьяж, сдающему — висты… Семь червей… Пас… Вист… — бубнили за столом. Затем полетели карты, легли друг на дружку взятки. Лаар записал результат игры, перетасовал карты и вновь принялся их сдавать.
— Так он же только что… — не понял Ансип.

— Он говорит — ему не обязательно играть. Он же не министр, бюджета не имеет. Вот и сидит на раздаче.
— А висты почему себе записывает? — никак не доходило до премьера. — Это же грабеж средь бела дня!

— Не грабеж, а мои законные два прóцента, — процедил в ответ камрад Лаар. — Мне что, за так тут с вами торчать по ночам? А кто, между прочим, придумал — как с кого сокращения бюджета получить? Кто вас за столы рассадил? Кто карточные игры распределил в соответствии с умственными способностями?
Череду риторических вопросов Лаара прервал скандал за столиком, где играли в «дурака».

— Держи его, камрады, крепче держи! — кричал кто-то. — Все видели? Из рукава туза вытащил!.. Где канделябр?! Дайте сюда! Не-е-ет — я ему врежу канделябром! Может, даже два раза стукну… Я тут видел где-то большой медный канделябр!.. Еще и Лукасу козырей подбрасывает! За такое вообще убивать надо!..

Все сгрудились в центре залы, где двое держали за руки безропотного высокого джентльмена в армейской каске, а министр финансов Падар, пышущий возмущением, закатывал рукава рубашки. Широченные подтяжки ходили ходуном на его волнующейся груди.

— Перерыв! — выкрикнул Лаар, и вытолкнул своих понурых однопартийцев в коридор. Наступило тягостное молчание.
— Так что, хана правительству? — спросил кто-то уныло.

— А что, есть альтернатива? — строго спросил Пихл.

Спустя час с четвертью дверь открылась, на пороге стоял Лаар.
— Лукас вернет девять процентов, министерству обороны уменьшим показатель процента зависимости финансирования от ВВП, — заявил он сходу. — И — мир! Ну как, по рукам? А то утро уже, пора на работу.
— Про ВВП я не понял, но звучит заманчиво… — подумал вслух министр финансов. — Ладно, договорились… Чего нам собачиться, при нашей-то силушке…
Раздался одобрительный гул. Сокращения госбюджета определились, можно было работать дальше, до следующего дефицита. Все пожимали друг другу руки, весело обсуждали подробности минувшей ночи.

— Я так и не понял, — раздался в этот момент задумчивый голос регионального министра. — Я в отпуске или нет?

Смотри по теме:
Урезание бюджета состоялось
Урве Пало отдыхает, другие сокращают бюджет

Комментарии

Опубликовано в рубрикеПарламент и правительствоЭкономикаЮмор

4 комментария

  1. ant ant

    неплохая идея для розыгрыша бюджета по министерствам, надо на будущее запомнить

  2. борис борис

    То, как выбирали, где резать бюджет, больше напоминало все-таки игру в кости, а не в карты. В карточных играх хоть какой-то интеллект нужен

  3. bolt bolt

    примерно так я себе это и представлял

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.