Перейти к содержанию

О чем думает по утрам Путин?

Вопрос об утренних думах премьер-министра России вовсе не такой праздный, как это может показаться на первый взгляд. В конце концов, отечественная поэзия в лице Михаила Матусовского задавалась даже таким дурацким вопросом, как «Что тебе снится, крейсер Аврора, В час, когда утро встает над Невой?..» То есть о чем она, Аврора, подсознательно думает за секунду до пробуждения. Как Гала у Дали. Так что выяснить, что вспоминается поутру Путину — святое дело.

Вот для этого и приехал в Эстонию широко известный в узких кругах журналист Эдвард Лукас (см. Эдвард Лукас: Путин не думает каждое утро об Эстонии), и именно об этом, если верить СМИ, в основном и говорил: «Странно полагать, что каждое утро, когда восходит солнце, Путин начинает думать об Эстонии… Это неправда».

«Россия стала угрозой для Европы, Америки и мира» — такая цитата вынесена на суперобложку книги Эдварда Лукаса «Новая холодная война». Но он, что приятно, пытается быть объективным хотя бы в отношении Путина. Ну не думает ВВП об Эстонии! О чем-то другом, может, думает, а об Эстонии — точно нет. По крайней мере — не каждое утро.

И если вдуматься… Это только Винни-Пух, по версии Бориса Заходера, с утра предпочитает не думать, а тупо ходить в гости: «Кто ходит в гости по утрам, Тот поступает мудро. Известно всем, тарам-парам, На то оно и утро!» Нет, по версии Леонида Филатова, правитель должен посвящать утро мудрым мыслям. За завтраком, например: «Мажу маслом бутерброд, Сразу мысль — А как народ?»

В этот момент очень важно, чтобы не получалось, как у Анны Ахматовой: «Утро в карточный домик, смеясь, Превращает наш храм. О мучительный стыд за вечернее лишнее слово! О тоска по утрам!». Или как у недалеко от нее ушедшего (по гениальности, разумеется) Осипа Мандельштама: «Утро, нежностью бездонное, Полуявь и полусон, Забытьё неутолённое, Дум туманный перезвон…»

Не надо стыда, тоски, перезвона и прочего упадничества. Утро не должно, как это у Юрия Визбора, «приходить круто» или там «надвигаться горой». Пример надо брать с оптимиста и жизнелюба Афанасия Фета: «Это утро, радость эта, Эта мощь и дня и света…» Жить, короче, надо так, чтоб по утрам не было мучительно больно. И брать пример с Александра Твардовского: «Спасибо за утро такое, За чудные эти часы…» Глянь в окно, на это зимнее утро, и подумай: «Мороз и солнце; День чудесный!» — как завещал нам великий Александр Сергеевич.

И сразу вспомнится кто-то. Кто? Ярослав Смеляков предлагал спросить об этом мальчишку, что в доме напротив живет: «Он с именем этим ложится И с именем этим встает». А Иван Тургенев ничего такого не советует. По его версии, важно, чтобы утро было «туманное и седое», а нивы — «печальные и снегом покрытые». И уж тогда «Нехотя вспомнишь и время былое, Вспомнишь и лица давно позабытые…» И, вполне вероятно, этим лицом окажется кто-то до боли родной. С кем вы, по словам Давида Самойлова, «Так с тобой повязаны, Что и в снах ночных Видеть мы обязаны Только нас двоих». Вот тогда и сложится на невербальном уровне утренних раздумий пара Путин-Эстония.

Но даже такому, как Эдвард Лукас, ясно, что страхи эстонской политической элиты, большинство своих глупостей оправдывающей угрозой России, носят параноидальный характер и не имеют ни малейшего отношения к реальности. Ну не думает ОН об Эстонии! Своих проблем, наверное, хватает. Тем более, что, по словам того же Эдварда Лукаса, «большинство французских и немецких политиков даже не отыщут Эстонию на карте…» В общем, никто о нас не думает — пора самим начинать. В смысле — думать.

Комментарии

Опубликовано в рубрикеОбзор прессыПарламент и правительство

Оставьте первый коментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *