Перейти к содержанию

Жест

Когда Рийгикогу обсуждал, становиться нам заложникоми Греции или нет – то есть рисковать ли бюджетом Эстонии во имя т.н. европейской солидарности (в то время, когда внутри страны никакой солидарностью и не пахнет) – министр финансов Юрген Лиги довольно осуждающе отозвался о том, что наш парламент чуть ли не единственный, который на эту тему вообще дискутирует, что почти все остальные, кроме Германии, доверили решать подобные вопросы своим правительствам.

Прозвучало это так, как будто позорно быть не со всеми, не в едином строю. Чего, действительно, думать – делай как все и всё.

И я вспомнил, глядя на министра Лиги, одно довольно известную фотографию, сделанную в 1936 году в Гамбурге. На ней запечатлен проходящий на судостроительной верфи митинг, в кадр попало почти сто человек, и сняты они в момент, когда – то ли встречая какого-то бонзу, то ли просто под какой-то лозунг – все они вытянули руки в нацистском приветствии. Все – кроме одного.

Человек на фото, отказавшийся от приветствия кого–то, в кадр не попавшего – Август Ландмессер, рабочий верфи. Он просто скрестил руки и прищурил взгляд. Этого было достаточно, чтобы высказать своё презрение к происходящему и, в итоге, остаться в истории. Иногда достаточно жеста, чтобы попробовать спасти мир.

Быть в меньшинстве – не позор. Думать, когда тебе навязывают строевой шаг – не унизительно. И невзирая на то, что в итоге парламент принял решение, в результате которого каждый из нас должен денно и нощно молиться, что Греция выкрутилась из своих проблем (потому что иначе аналогичные проблемы начнутся у нас), сам процесс обсуждения стал тем редчайшим жестом, за который еще можно уважать Рийгикогу.

Данный текст является сокращенным переводом речи, с которой автор выступил в Рийгикогу 22 февраля.

Комментарии

Опубликовано в рубрикеПарламент и правительствоЭкономика

Оставьте первый коментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *