Перейти к содержанию

В Эстонии побеждают коммунисты

Пару лет назад я побывал на северо-востоке США, и в славном городе Баффало имел весьма примечательную беседу с профессором одного из местных университетов. Буквально за год до этого, путешествуя по Европе, он с однодневным визитом посетил Таллинн, и уже в Баффало поведал мне то, что запомнил из рассказов гида на экскурсии по Старому Городу. Эти, сохранившиеся у него знания, он нес дальше, делясь ими со всеми желающими. Коротко они заключаются в следующем: во времена советской оккупации в Эстонии не издавались газеты и книги на эстонском языке, образования на эстонском языке не было, люди коренной национальности не допускались к управлению, а те из них, кто протестовал против такого положения вещей, поселялись в Сибири. Прекрасный пример переиначенной коммунистической пропаганды.  

1

Корни сегодняшних проблем, разделивших общество Эстонии на две резко конфликтующие между собой общины, идут из конца 80-ых и начала 90-ых годов. Именно тогда, когда большинство населения говорило о свободе и демократии, равенстве и братстве, весьма узкий круг политиков, будущих лидеров экономики и политического истеблишмента, определся с ключевым вопросом — вопросом гражданства ЭР. Трезвые и прагматичные головы уже во времена «поющей революции» прекрасно понимали, что  вот-вот грядет эпоха приватизации. Речь не идет о «желтых» картах, речь о том достоянии, которое до определенного момента считалось то ли народным, то ли ничьим.

Вышеупомянутые прагматики совершенно точно понимали, что ограничение какой-то части тогдашнего общества Эстонии в правах гражданства в значительной мере облегчит им доступ к той самой приватизации. В результате положения конституции 38-ого года и закона о гражданстве того же времени были изменены ровно настолько, чтобы четверть населения занималась другими проблемами и не думала о возможностях полноправного вхождения в экономическую жизнь общества. Именно тогда начали создаваться стереотипы, в соответствии с которыми русские (ради краткости я буду использовать это слово для обозначения национальных меньшинств Эстонии) являются врагами независимости. Тогдашние прагматики, вышедшие в массе своей из местных коммунистов, но по велению времени ставшие антикоммунистами, не хотели отказываться от кастовости социалистического общества при переходе к рынку. И намерение свое успешно осуществили.

2

Ситуация изменилась в середине 90-ых, когда приватизация, в основном, закончилась, и появилась следующая возможность приступить к созданию монолитного, зиждущегося на единых ценностях гражданского общества. Но к этому времени в основном уже сложились политические партии и появилось сообщество политиков, в нашем случае людей, понимающих, что при определенных условиях они могут обеспечить себе безбедное существование, ничем не рискуя и ни за что не отвечая. А это, в свою очередь, стало зависеть от того, каков состав избирателей на парламентских выборах. И опять-таки часть прагматиков, здраво оценивающих обстановку, пришла к выводу, что их благополучие зависит от того, сумеют ли они удержать в минимальном количестве русских избирателей. И если посмотреть на составы Рийгикогу 95-го и 99-го гг., то убедимся, что преобладание бывших коммунистов (ныне – демократов-антикоммунистов) с присущими им методами решения поставленных задач сыграло свою роль.

Специалисты прекрасно знают, как надо преподавать эстонский и что реально можно сделать для достижения двуязычия, но так уж в Эстонии сложилось,  что решения в этой сфере принимают политики. За красивыми словами о необходимости знания государственного языка вот уже лет 10 стоит главная задача: максимально затруднить русским процесс изучения госязыка, т.е. не давать им возможности в массовом порядке получать гражданство ЭР, и, как следствие, не допускать до выборов Рийгикогу. Надо признать, что и с этой задачей политэлита Эстонии справилась великолепно. Тем не менее, несмотря на все сложности, в том числе и искусственно создаваемые как конкретным людям, так и целым самоуправлениям, в которых преобладает неэстонское население, в последние годы произошел резкий качественный сдвиг как в экономическом положении, так и в самосознании русских.  И начался третий раунд.

3

Тесный круг радикально-прагматически настроенных политиков Эстонии привык к тому, что именно русским в Эстонии принадлежит гордое звание париев. Их не устраивает как рост самосознания этих людей, так и их желание принимать участие в повседневной политической жизни Эстонии. Хочу напомнить, что речь идет о людях, за которыми признается право дышать сланцевой пылью в шахтах, работать в тяжелейших условиях у котлов электростанции и т.п., одним словом – в значительной степени обеспечивать успешность всей экономики; при этом их существование как партнеров и как соотечественников принято игнорировать.

И вот осваивается совершенно очевидная стратегия на третий раунд, состоящая в том, чтобы представить всему миру русских Эстонии не трудолюбивыми налогоплательщиками, а кучкой люмпенизированного быдла. Для этого разработана и соответствующая тактика.

Поскольку за прошедшие годы выяснилось, что к ситуации в сфере гражданства русские так или иначе адаптируются, что в экономической сфере они уже не лузеры, как в годы после распада крупных производств типа «Двигателя», «Балтийца» и пр., то последней возможностью сделать из них отщепенцев совершенно очевидно является покушение на ментальные ценности. Одной из главных из них является гордость за свой народ, который победил фашизм в 45-ом году, а в 91, хочу напомнить, обрел независимость сам и дал независимость многим другим народам. Символом же этой части ментальности совершенно отчетливо представляется Бронзовый Солдат. И бывшие коммунисты, воспитанные в духе неприятия инакомыслия, начинают очередную атаку на свой народ.

В заключение

Я думаю, что дал представление о своем видении истоков конфликта. Теперь он схож с пожаром на торфянике, где то здесь, то там совершенно безобидные с виду зеленые лужки проваливаются под землю и на их месте появляются столбы пламени — и это надолго.

Никто не знает, что нам делать в сложившейся ситуации. Те рецепты, где с одной стороны предлагают восстановить статус-кво на Тынисмяги, с другой же — вооружить значительную часть населения и беспощадно подавлять любое инакомыслие (глядишь, так и до «эскадронов смерти» дорастем), никакого выхода из ситуации не дают.

Ясно одно: коммунистическая идеология в Эстонии живет и побеждает. Бывшие инструкторы райкомов партии помнят, чему их учили, и эффективно применяют свои знания на практике.

У Сергея Довлатова есть фраза: «Больше коммунистов я ненавижу антикоммунистов». Полагаю, он имел в виду, что чаще всего это по сути одно и то же.

Комментарии

Опубликовано в рубрикеПарламент и правительство

1 комментарий

  1. Здраствуйте,

    а Довлатов был прав! точнее я согл. с ним,
    но можно подать проблему и по-другому…. по-новому …
    ну например: Русофобия, Международная Американская Русофобия… почти «Расизм» ….
    и ключевое слово здесь где-то посередине …
    и тогда мы видим новые корни проблемы,
    и соотв. конфликт приобретает другие масштабы…
    те политические элиты эСТОНИИ просто вынуждены играть по таким правилам…

    ИМХО (по крайней мере на сегодняшний день-год-пятилетку)
    …………………………………………………………………………………………………………………

    P.S.: …….. а оппозиция, как обычно, чернит власть и говорит разумные вещи,
    но ровно до того момента, пока сама не становиться властью. (законы политики)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.