Перейти к содержанию

Марусте о КаПо: так не должно быть

По материалу www.stolitsa.ee: председатель конституционной комиссии Рийгикогу, проработавший много лет в Европейском суде по правам человека реформист Райт Марусте собирается вплотную заняться КаПо. Далее — часть интервью Марусте газете Maaleht:

— Когда Полиция безопасности устроила обыск в штабе центристов, вы задались вопросом, смогут ли прокуратура и КаПо отбиться от подозрения в использовании влияния. Многие удивились: реформиста должны радовать неприятности Центристской партии.

— Я не чувствую себя партийцем. Я считаю себя экспертом в своей сфере, который по своему мировоззрению присоединился к наиболее либерально-демократической партии. Поэтому я думаю так: сначала государственность, специальность, совесть и уже потом Партия реформ.

— Что вас разозлило?

— Я серьезно раздражен тем, что из-за предполагаемой 500-евровой взятки контору Центристской партии отправили обыскивать несколько десятков человек. Что-то здесь явно не так.

— Почему?

— В подобном случае Европейский суд по правам человека в Страсбурге без колебаний принял бы решение о непропорциональном применении силы. Использование силы должно соответствовать поставленной цели. При обыске конторы центристов этого не было.

— И вы решили вмешаться?

— Если оставить это без внимания, то КаПо и прокуратура подумают, что общество одобрило это и одобрит их последующие шаги. Тогда будут обыскивать и задерживать уже из-за 50 евро. Иногда полезно указывать силовым структурам на их миссию и место.

— Вы верите в это?
— Я надеюсь…

— Эстония становится полицейским государством?
— Это вряд ли, но есть два фактора, которые ведут к этому.

— И это…
— Первый – заинтересованность ведомства в расширении границ своей власти. Они бы не были полицией и прокуратурой, если бы не стремились к этому. Это везде так, будь то эстонское КаПо или шведское säpo. Если что-то случается, то первым делом подымают крик, что закон несовершенен, хотим больше власти и денег. И демонстрация лояльности коалиции.

Дальнейшее зависит от министра юстиции, который направляет прокуратуру, и министра внутренних дел, у которого в подчинении КаПо и полиция. Из их предпочтений исходят и подчиненные, которые хотят показать свои усердие и результативность.

Но есть еще и третья возможность.

— А именно?
— Нельзя отрицать излишнее усердие и дурость некоторых божков. Но кроме этого в Полиции безопасности есть системная ошибка.

— Какая?
— У них есть следователи, а в задачи разведывательной организации, как правило, следствие не входит.
Поэтому они собирают информацию, где только могут. Две старушки разговоривают на улице, работник КаПо проходит мимо, подслушивает. И использует информацию.

— Такого не должно быть?
— Если бы использованием информации занималась полиция, она бы посмотрела и сказала, что за чушь вы тут городите, это нельзя использовать, это слухи.
Разведка и сбор информации и использование информации должны быть разделены.

— А у нас нет…
— Эстония пошла по противоположному пути. И это пытаются оправдать эффективностью КаПо. А ведь у них у самих есть проблемы. Информация утекает. Такого не должно быть.
И спектр задач, которыми занимается КаПо, не должен быть таким широким. Полиция решала бы их так же успешно.

— Говорят, что это может только КаПо, это не уровень полиции.
— Да, так утверждают. Но насколько это верно, я не знаю. Возможно, это для того, чтобы удерживать вожжи в своих руках. Обычная полиция может сейчас быть слабой, но она никогда не станет сильнее, если откажется от выполнения всех задач.

— Насколько распространено тайное прослушивание людей силовыми структурами?
— Я не знаю. Мы знаем лишь то, что становится известно в ходе уголовного производства.

— Остальное остается скрытым?
— Да. Совсем никуда не годится, что людей не предупреждают, что их прослушивают.
Практика Евросоюза такова, что секретные службы всегда отправляют сообщение: мы вас прослушивали, но в общественных интересах и все файлы будут уничтожены.

— А мы продолжаем по-старому?
— В новый закон о следственной деятельности будет вписана обязательноесть предупреждения. Другой вопрос, как это будет осуществляться.

— Полиция безопасности стала слишком влиятельной?
— Ей позволили стать влиятельной.

— В Рийгикогу есть специальная комиссия по надзору за учреждениями безопасности. Она обладает реальной силой?
— Нет. Парни из КаПо говорят ровно столько, сколько хотят. Этот момент нуждается в политическом решении.
Яанус Рахумяги пробовал в свое время поднять этот вопрос, но далеко не продвинулся.

— Теперь вы попробуете?
— Когда я выздоровею (Райт Марусте недавно пережил инсульт. – Прим. ред.), в первую очередь займусь этим. Беда в том, что не все думают так, как мы с вами.

— А что они думают?
— Они думают, что так и должно быть. Что КаПо действенно, КаПо – наше все. Дело кончится тем, что КаПо будет ПДД писать. Такое оно эффективное.

Комментарии

Опубликовано в рубрикеИнтервьюОбзор прессыПарламент и правительство

1 комментарий

  1. volli2 volli2

    но в общественных интересах(,) и все файлы будут уничтожены (необходима запятая)

    обязательно(е)сть (опечатка)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *