Так кто отобрал у эстонского народа государство?

Данная статья является авторским переводом речи, с которой я выступил перед парламентом на заседании 26 сентября, при обсуждении поправок в избирательные законы ЭР.

Вчера с этой трибуны один депутат от правящей коалиции заявил: «Эстонский народ должен попросить себе назад свое государство». (Это сказал реформист Игорь Грязин. Но он так и не уточнил, кто же отобрал у эстонского народа его государство.) Что ж, давайте поговорим об этом.

Демократию, как известно, изобрели древние греки. Было у них свое представление и о выборах. Одно из самых ранних описаний рассказывает, как это происходило: выставлялся глиняный горшок, и каждый, имеющий право выбора мужчина брал из кучи черный («против») или белый («за») камень, который затем опускал в горшок. Просто и понятно. Выборы всеобщие и тайные, результаты – абсолютно легитимные. Короче – демократия.

Теперь представьте себе, что в то время в Афинах появилась бы группа сторонников «прогресса», этаких «реформистов», которые предложили бы некий новый подход. «Давайте, — сказали бы они, — давайте разнообразить выборы. Это ведь не секрет, что какая-то часть имеющих избирательные права граждан ленится раз в год сходить до глиняного горшка и проголосовать выбранным черным или белым камушком. В лом им это! Так пусть голосуют в море. Пусть у них будет право в любое время дня и ночи и в любой кампании выйти на пляж и кинуть в воду камень. Живущий в море Нептун – никто ведь не сомневается в его всемогуществе? – всё это посчитает, а мы потом сходим на берег, послушаем шепот набегающей волны, и скажем вам, как оно с результатами выборов на самом деле…»

Вижу на ваших лицах улыбки, но ведь описанное действо является аналогом электронных выборов, используемых в Эстонии. А вот в Древней Греции такое бы не прокатило. Тамошних «реформистов» обвинили бы в попытке жульнического захвата власти и подвергли остракизму.

А теперь поговорим о наших выборах. Сразу оговорю, что постараюсь сделать максимально наглядным то, о чем рассказываю. Просто когда-то я работал с совсем маленькими детьми, и с тех пор уверен, что картинка есть лучший способ что-либо объяснить пытливой, но еще не в полной мере умственно развитой аудитории.

Итак, представьте, что я сейчас – на избирательном участке. Спикер, ее советники и секретари – это избирательная комиссия. А вы все – наблюдатели. И вот еще у меня с собой колода карт (карты достаются из кармана и разворачиваются веером). Это – кандидаты.

Я достаю из колоды одну карту, никому ее не показывая, и кладу ее на стол секретаря. То есть: я выбрал своего кандидата и опустил бюллетень в ящик. При этом только я знаю, за кого проголосовал, вы все возможности это узнать не имеете. И я уверен, что мой голос никто не сможет ни спрятать, ни изменить. Это – выборы, тайные и равные.

Но если я голосую электронно, то вас, наблюдателей, рядом нет. Нет рядом и избирательной комиссии. Зато никто не может гарантировать, что рядом со мной нет моего начальника, моего кредитора или человека, платящего мне за мой голос. Или что я не пьян в стельку. Вы вообще понятия не имеете, сам я нажимаю на кнопки клавиатуры или это делает кто-то, кому я отдал, добровольно или под давлением, свою ИД-карту и коды.

Поэтому нет смысла скрывать, что я выбрал (я достаю из колоды карту, это была червовая десятка). А мой коллега Айвар Рийсалу согласился изобразить операционную систему, в которую мне надо отправить свой голос (Айвар встал в проходе напротив трибуны. Тут спикер Эргма начала нести что-то несусветное о том, что депутат должен сидеть и т.п. Нам это было безразлично, мы продолжали.)

Итак, я оправляю свой голос на сервер, в программу подсчета электронно отданных голосов…

(Я кинул карту, а Айвар сделал вид, что ее поймал и быстро сунул в карман, но все, кроме меня, увидели, что на самом деле карта упала на пол.)

А теперь так… Уважаемая программа для электронного голосования, я могу убедиться, что мой голос действительно достанется тому, за кого я́ хотел проголосовать?

(Айвар отрицательно мотает головой.)

А ты можешь мне гарантировать, что кто-то третий не узнает, как я́ проголосовал?

(Айвар отрицательно мотает головой.)

Но если я тебя спрошу, пошел ли мой голос по назначению, ты мне ответишь утвердительно?

(Айвар радостно кивает.)

И посадите вы вокруг сервера хоть сто человек наблюдателей, процесс всё равно останется вне их контроля. А теперь посмотрим, что там в результате появилось, в этой системе электронного голосования.

(Айвар начинает доставать из разных карманов карты. Один джокер, второй, третий,.. шестой…)

Вот это и есть ваше электронное голосование. Совершенно непрозрачная система. И все выборы, в ходе которых в Эстонии использовалось электронное голосование, являются нелегитимными. И если вы говорите, что эстонский народ должен попросить себе назад свое государство, то я говорю, что прежде всего народ должен вернуть себе честные выборы. Народ должен иметь право сам выбрать себе власть, а не терпеть то, что ему навязано жульничеством.

Комментарии

Так кто отобрал у эстонского народа государство?: 3 комментария

  1. Интересно, как дети-депутаты отреагировали?
    Или, как дауны, ничего не поняли?

  2. А ещё, здесь известно за кого прогодосовал. Если на участке бюлльтень обезличен, то здесь очень даже известен. Ну, а результат, это другая история, эта вещь от голосования не зависит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *