Перейти к содержанию

Пушистые наследники Сталина

«Принят закон, позволяющий привлекать к уголовной ответственности за разговоры о массовых беспорядках. Если президент провозгласит документ, то только за призывы можно будет получить до пяти лет тюрьмы. «Объявленную незаконной забастовку можно квалифицировать как массовые беспорядки, а организаторов посадить в тюрьму на пять лет», — сообщил соцдем И. Саар. Таким же сроком закон позволяет наказывать и подстрекательство в вооруженных силах и среди полицейских. За ложные данные о государстве — тоже наказание в уголовном порядке, за неправильную позицию можно попасть в тюрьму на срок до шести лет, если она будет вредить независимости Эстонии и если информация станет угрожать общественному порядку. «…Суть закона в том, что если я на дне рождения охаял правительство, меня можно посадить в тюрьму», — сказал Саар…»

Закон позволит сажать за критику правительства

Весна 2007, Таллинн: только что избран новый состав парламента и отшумела «бронзовая» ночь

— Ну-с, камрады, приступим, — сказал министр юстиции Ланг и поверх очков оглядел собравшихся советников и экспертов. Кому-то он дружески кивнул, кому-то улыбнулся. Затем потер руки, собрался с мыслями…

— Рад видеть вас всех практически в том же составе. Нет, правда, с нами в коалиции центристов… — Ланг скорбно покачал головой, затем не выдержал и засмеялся. — Значит, выборы прошли удачно. Не нами сказано: одним страхом нельзя удержать власть — ложь оказалась не менее необходимой. Как говорится, не важно, как проголосовали, — важно, как подсчитали. И, может быть, так и нужно, чтобы старые товарищи так легко и так просто опускались в могилу. Ведь есть человек — есть проблема, нет человека — нет проблемы. А в результате жить стало лучше, жить стало веселее! Нам уж точно!

Собравшиеся зааплодировали, министр взмахом руки остановил овации, продолжил свое выступление:
— Мы собрались сегодня, отчетливо понимая, что кадры решают всё. И не важно, что между некоторыми из нас не раз пробегала черная кошка: здоровое недоверие — хорошая основа для совместной работы. Но теперь нам нужно собрать в кулак все силы — и не допустить повторения апрельских событий.

Ланг набычился, взгляд его заледенел. Сидящим в зале заседаний министерства юстиции показалось, что он смотрит на них сквозь прицельную планку карабина.

— У нас нет и не может быть недовольных какими-то частностями жизни, у нас есть только предатели. И чем больше у нас демократии — тем сильнее сопротивление деструктивных элементов. Запомните это! Подготовьте поправки в законы на случай активизации наших общих врагов. Запомните: один арест — трагедия, тысяча арестов — статистика. И не торопитесь: месть — это блюдо, которое нужно подавать холодным. Но…

Взгляд министра потеплел.

— Сделайте это как-нибудь помягче, как-нибудь побелее и попушистее. Мы ж Европа…

Зима 2009, там же

— Ну-с, камрады, приступим, — сказал министр юстиции Ланг и поверх очков оглядел собравшихся советников и экспертов. Кому-то он дружески кивнул, кому-то улыбнулся. Затем потер руки, собрался с мыслями…

— Кто доложит?
— Если позволите… — отозвался некто, уже сидящий у демонстрационного экрана с пультом в руке. Министр кивнул, Некто нажал на кнопку.

— Небольшое вступление: коллектив авторов, готовящий поправки к так называемым законам «бронзовой ночи», решил исходить из уже имеющегося мирового опыта. И, в частности, из статьи 58 Уголовного Кодекса РСФСР, принятого 3-й сессией III созыва Центрального Исполнительного Комитета СССР 25 февраля 1927 года — с изменениями до 1952 года.

На экране появился первый слайд с текстом: «58-1. Контрреволюционным признается всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских советов и избранных ими, на основании Конституции Союза ССР…»

— Как вы и сами видите — если заменить «контрреволюционную» деятельность на «антигосударственную», и убрать всё это бла-бла-бла про рабочее-крестьянские советы — получается именно то, что нам и нужно… Меры наказания, то есть расстрел с конфискацией всего имущества, а также, при смягчающих обстоятельствах, лишение свободы на срок 10 лет с конфискацией всего имущества — это мы вынуждены были смягчить, хотя…

Докладчик посмотрел вопросительно на Ланга. Министр засмеялся, погрозил в шутку пальцем.

— В общем — сроки предлагаем детские, до 6 лет. И вот какие нам представляются варианты по составу преступления…

На экране появился следующий слайд: «58-3. Сношения в контрреволюционных целях с иностранным государством или отдельными его представителями…»

— Сколько уже можно терпеть все эти информационные центры по правам человека и им подобных? С их ложными данными о государстве и совершенно неправильными позициями! То они в ООН жалуются, то Евросоюзу пасквили на Эстонию строчат. Проблемы у нас, видите ли, с этими правами! У меня права из-за каких-то трех промилле отобрали — вот это проблема!

Ланг жестом остановил рвущийся из глубины души докладчика поток желчи. Тот замолчал, щелкнул пультом. Показался текст: «58-7. Подрыв государственной промышленности, транспорта, торговли, денежного обращения или кредитной системы, а равно кооперации, совершенный в контрреволюционных целях путем соответствующего использования государственных учреждений и предприятий, или противодействие их нормальной деятельности…»

— А это мы добрались до массовых беспорядков, — отметил Некто. — Введем соответствующую квалификацию, ответственность за их организацию — и дело в шляпе.

Аудитория одобрительно зашумела. Следующий слайд гласил: «58-10. Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений…»

— А это — так называемая «разговорная» статья. Чтоб не болтали. Охаял правительство злобным анекдотом — садись!..

В конце совещания, тянувшегося несколько часов, министр юстиции поблагодарил всех за хорошую работу.

— Всем ведь понятно: или мы повышаем уровень жизни этого… как его… электората — или готовимся к подавлению массовых беспорядков. На первое мы не способны, а вот второе… Правильным путем идете, камрады! Нет таких крепостей, которые мы не могли бы взять! Хотя бы в долг…

Комментарии

Опубликовано в рубрикеОбзор прессыПарламент и правительствоЮмор

8 комментариев

  1. gljuk gljuk

    Из Сталина — 12 цитат, эт точно:
    1. одним страхом нельзя удержать власть — ложь оказалась не менее необходимой.
    2. не важно, как проголосовали, — важно, как подсчитали.
    3. так и нужно, чтобы старые товарищи так легко и так просто опускались в могилу.
    4. есть человек — есть проблема, нет человека — нет проблемы.
    5. жить стало лучше, жить стало веселее!
    6.кадры решают всё.
    7. здоровое недоверие — хорошая основа для совместной работы.
    8. У нас нет и не может быть недовольных, у нас есть только предатели.
    9. И чем больше у нас демократии — тем сильнее сопротивление деструктивных элементов (эт про социализм и врагов народа).
    10. один арест (смерть) — трагедия, тысяча арестов (смертей) — статистика.
    11. месть — это блюдо, которое нужно подавать холодным.
    12. Нет таких крепостей, которые мы не могли бы взять!

  2. lucy lucy

    Отменить надо все партийные выборы! И партии тожа. Голосовать тока за отдельных кандидатов. Будет базар, но без обманутых надежд в таком катастрофиском количстве.

  3. qwerty qwerty

    Спасибо большое нашим депутатам за законы славные:):):). На выборы больше не пойду:(. С 1999 года голосовал всё время за центристов, больше не хочу:(. Что толку, пусть хоть всё рухнет. В оппозиции проще всего быть.

  4. дядя Миша дядя Миша

    В понедельник Рийгикогу принял несколько законов, которые уже были прозваны «законами бронзовой ночи», предназначенных для того, чтобы обеспечить безопасность в случае массовых беспорядков.

    По законам прошло три голосования.

    За закон о поправках к Пенитенциарному кодексу, закону о публичной службе, закону об иностранцах, закону о гражданстве, закону о выборах в собрания местных самоуправлений и уголовно-процессуальному кодексу проголосовали 52 депутата: все депутаты Партии реформ и Союза Isamaa и Res Publica, а также один депутат от зеленых. Против проголосовали 30 депутатов: 25 центристов (трое центристов отсутствовало) и 5 социал-демократов . Народники и все, кроме одного, зеленые не присутствовали на голосовании. Следует отметить, что из социал-демократов, выступивших с резкой критикой поправки к Пенитенциарному кодексу, на месте были лишь пять из десяти депутатов фракции.

    За закон о чрезвычайной ситуации проголосовали 75 депутатов Рийгикогу из 77 присутствовавших, двое присутствовавших — депутат от Центристской партии и депутат от Социал-демократической партии — не голосовали. Полностью отсутствовала фракция народников, от социал-демократов на месте был лишь один не голосовавший депутат.

    За изменение закона о чрезвычайном положении и Пенитенциарного кодекса, предполагающее использование Сил обороны и Кайтселийта в случае массовых беспорядков, проголосовали 64 депутата: все реформисты, все представители фракции Союза Isamaa и Res Publica, большая часть присутствовавших центристов и председатель зеленых Марек Страндберг, а также независимый депутат Яан Кундла. Против голосов не было. Еще семь депутатов, находившихся в зале, от Партии зеленых Эстонии, Центристской партии, Социал-демократической партии не голосовали. Народников не было и на этом голосовании.

  5. qwerty qwerty

    А как центристы голосовали дядя Миша:)?

  6. raid raid

    Насчитал десять цитат из Сталина и одну ленинскую фразу. А как хорошо ложится на материал.

  7. Marina Marina

    Перечитайте материалы сайта за месяц, и вас поразят объективность и правильность авторских прогнозов и диагнозов действующих представителей триумвирата дворовых команд страны-песочницы.
    «Демократия» — «власть народа»? Каков «демос», такова и «кратия».

  8. volodja volodja

    Жесть. Хотя меня это ещё больше спровоцирует критиковать наше правительство.

    Ещё интересно, в законе речь о государстве или гос.аппаратах? У меня наш президент и правительство совсем не ассоциируются с государством. Ставлю под сомнение фразу Саара о сути закона.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.