Takinada, Данька и Банановый Дракон (21)

Иллюстрации Takinada к повести «Данька и Банановый Дракон».

Глава 8:

«Он колотил палочками по барабану даже тогда, когда папа мыл его в ванне. Папа при этом грустно думал о том, как несправедливо устроена жизнь: барабан дарит внуку дед, а слушать игру сына должен папа. И это в то время, когда по телеку показывают игру его любимой команды. Как там Месси, справится ли без папиной поддержки?

Поэтому папа почти не слышал Даньку, который объяснял ему, что хотя школа совсем рядом, в соседнем квартале, но на пути домой несколько прекрасных луж, обходить которые стороной станет только трус.

Кстати: трус, по мнению Даньки, это парень, который, обнаружив крадущегося за ним следом деда, даже не пытается исследовать попадающиеся ему по пути лужи. Измерить их глубину в мальчиках. То есть проверить, дойдёт вода на середине очередного водоёма до колена или нет? А если прыгнуть? Или если ещё раз прыгнуть и упасть?

А Данька не трус. Это вам в его дворе каждый скажет. Да и дедушка это охотно подтвердит: он-то своими глазами видел, как отважно мальчик преодолевал встречающиеся на пути водные препятствия. Это со слухом у деда, как выяснилось в зоопарке, проблема, а зрение-то у него в полном порядке.»

И:

«И особенно громко Данька барабанил, когда мама поставила перед ним тарелку с пюре из брокколи. Пока мама не отняла у него палочки.

Брокколи, если кто не знает, это такая капуста. Очень, между прочим, вкусная, если ее правильно подать на стол. Но только дети знают, как это делается; взрослые, как только вырастают, эту сервировку тут же забывают.

— Опять ты неправильно брокколиевое пюре в тарелку засунула! – возмутился Данька, когда мама поставила перед ним эту самую тарелку.

— Да? А как правильно? – спросила мама.

— В моём классе каждый знает, что сначала надо положить на тарелку много-много картошки фри, целую гору, — принялся объяснять Данька. В правой руке он держал ложку, которой осторожно тыкал в кашу, левой рукой показывал высоту картофельного холма.

— Потом с одного боку надо эту картошечную гору надёжно подпереть котлетой, засунутой в булочку, а под правый её склон выдавить лужицу кетчупа…

— А брокколи? – напомнила мама.

— И только тогда, если кто-то, — Данька с осуждением посмотрел на маму, — вспомнит про брокколи, можно за горку картошки положить кусочек брокколи – желательно так, чтобы его не было видно.

— Что означает – «не видно»? – опять спросила мама. Ей нравилось беседовать с Данькой, когда у него было настроение порассуждать на всякие разные темы.

У Даньки поднялись брови.

— Не видно — это когда ты эту брокколи так хорошо не видишь, что можешь даже забыть, что она зачем-то залезла в твою тарелку.

Мама хотела ещё что-то спросить, однако Данька её опередил:

— Но это не всё. Потому что ещё «не видно» — это когда и брокколи тебя не видит из-за картофельной горки.

Он показал каше язык и добавил:

— И не увидит даже если там, на своей стороне тарелки, на носочки приподнимется!

— Ух ты! – поразилась мама. – Капуста – на носочки?

На что Данька сделал суровое лицо и сказал:

— Не надо думать, что капуста не умеет так делать. Это же брокколи! Судя по запаху и вкусу, от неё чего угодно можно ожидать.»

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *