Takinada, Данька и Банановый Дракон (23)


Иллюстрации Takinada к повести «Данька и Банановый Дракон». В этом и следующих восьми постах – рисунки ко второй части.

«За стеклом, на жестяном карнизе, пристроился большой толстый голубь.
Заметив мальчика, птица слегка повернула голову и уставилась на него круглым подозрительным глазом. С её толстой шеи скатилась струйка воды.
«Так! – вспомнил мальчик. – Где мой банан? Он же здесь был, на подоконнике…»
Банана не было. Не мог же он сам уйти? Кто-то его увёл. Тогда кто? Придётся провести расследование.
Так. Волчонок – свой в доску. Ему можно доверить хоть банан, хоть яблоко – не тронет.
Кто есть ещё? И Данька посмотрел на голубя. Тоже с подозрением.»

«Тут-то всё и началось. Совершенно неожиданно.
— Привет! – прохрипел сзади незнакомый голос. Такой скрипучий и неловкий, будто его обладатель сто лет им не пользовался.
Данька испуганно вздрогнул и повернулся: на столе переминалось с лапы на лапу странное создание. Похожее на птицу, но не голубь.
Мальчик крепко зажмурился, потом осторожно открыл один глаз. Ничего не изменилось. Эта штука на столе… она стояла себе на прежнем месте. Деваться было некуда, и Данька внимательно её осмотрел.
Жёлтая птичка с пёстрыми яркими крылышками. А на них – шрамы, следы заживших ран. И, что подозрительно, на крыльях нет ни одного пера, какие-то вместо них радужные чешуйки, похожие на весёленькую кольчужку. Туловище этого существа похоже на банан… Голова как у дельфина… И слишком большие когтистые лапы.
«Подозрительный тип…» — подумал Данька. В общем, утро началось со сплошных подозрений.»

«- Кто тебя ругает? – внезапно рассвирипел бананчик. На его загривке грозно поднялся гребень, дельфинья пасть оскалилась тысячей крохотных зубов. Данька даже слегка озадачился: что это с ним?
— Покажи их мне! Немедленно!
Крохотное создание грозно, как орёл, развернуло свои крылышки:
— За друга — всех в клочья порву!
— Да вон они все, на фотографии. На второй полке, рядом со сказками, в золотистой рамочке. Видишь?
Существо кивнуло. Глазки у него были маленькие, но зрение отличное.
— Рамка и впрямь золотая? – быстро спросил он.
— Нет, под краской она деревянная… – думая о чём-то другом, ответил Данька. И сообщил своё решение:
— Только я совсем не хочу, чтобы моих родителей кто-то рвал в клочья. Особенно мои же друзья.
Потом он с сочувствием покосился на бананчика:
— Ты, когда моего папу живьём увидишь, тоже их рвать передумаешь.
— Зачем живьём? – обеспокоенно пробормотал бананчик, не отрывая глаз от семейного портрета, на котором трёхлетний Данька сидел на левой папиной ладони.
— Это ты там, на ладошке?
— Я, — сознался мальчик.
— Не на-а-адо живьём, — протянул гость. — Он мне и так понравился, заочно. Большой такой у тебя папа… Такой папа не только сына, он кого угодно на ладонь посадит.
И вздрогнул:
— Подвернусь ему, например, я…»

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *