Перейти к содержанию

Takinada, Данька и Банановый Дракон (28)


Иллюстрации Takinada к повести «Данька и Банановый Дракон». В этом и следующих трех постах – рисунки ко второй части.

«- Тише! – встревоженно пробормотал в ответ бананчик. И с опаской посмотрел на дверь. – Иногда и радоваться надо потихоньку, шёпотом…
— Почему? – тоже перешёл на шёпот мальчик.
— Почему-почему! – передразнил его бананчик. – Папу разбудишь, вот почему!
Он посмотрел на фотографию. Ту самую, на второй книжной полке.
— Его это точно не обрадует. Вот, например, когда мой папа был помоложе, так он просто зверел, когда очередной рыцарь начинал вопить над ухом. Да ещё в такую рань!
Бананчик кого-то передразнил противным тоненьким голосом:
— «Выходи на бой, драконище! Ну-ка, покажись, склизкий монстр!»
И довольно задумчивым тоном принялся рассказывать:
— Они очень странные, все эти — в железных доспехах. Думают, что у кого меч острее и копьё длиннее, тот и самый умный. И слова такие неприятные подбирают… «Склизкий», надо же!
Гость раздражённо постучал когтями по столешнице:
— Ну вот проснулся мой папа на твои вопли, вышел во двор, злой как чёрт… Что, хоть раз кому-то из этих крикунов от этого лучше стало? Кто из нас теперь склизкий?
Он ещё раз глянул на рамку.
— Кричишь ты, но подумает твой папа на меня! У вас, людей, вечно во всём какие-нибудь драконы виноваты, а не вы.
«Или маленькие мальчики навроде меня», — пожалел себя Данька.»

«Дракон отвернулся и ещё тише признался:
— Не люблю я этого.
— А что любишь? – прищурился Данька. Он хороший мальчик, но иногда может быть очень вредным.
— Ириски, — признался Дра. – Их я просто обожаю. У нас их называют пчелиным луком. Знаешь, такие мягкие, такие сливочные…
— Странно, — подумал вслух Данька. – Ириски – они же для зубов очень вредные. И вообще, мне казалось, что драконы питаются, в основном, рыцарями.
Данька, действительно, однажды на эту тему размышлял. И пришёл к выводу, что все драконы – жутко везучие. Им даже в магазин за продуктами ходить не надо. Сиди себе в своей пещере, наблюдай, как еда, то есть рыцари, сами, один за другим, на твой обеденный стол лезут.
Ещё драконы, по Данькиному наблюдению, очень миролюбивые существа. Ни в одной книге ему ещё не попадался дракон, который рыскал бы по лесу в поисках упитанных рыцарей.
Зато в этих же книгах полно рыцарей, что только и мечтают нарубить драконьих голов, чтобы раздарить их всяким принцессам. Один раз Данька и о них думал. В том смысле, что зачем девочке, будь она даже принцесса, чья-то отрубленная голова? Во что она с ней поиграть собралась? Может, в доктора? Да там уже играй не играй…
Да-а, загадка…
— Фу! – скривился дракон. – Да кому они нужны, рыцари эти? Они же по полгода носят на жаре свои железные доспехи. И всё время потеют…
И задал Даньке риторический вопрос, то есть такой вопрос, на который отвечать не надо:
— Знаешь, какие они под своими латами и кирасами вонючие? В сто раз хуже синего сыра.
— Так, пчелиный лук – это ириски. А что такое синий сыр? – поинтересовался Данька.
— Это… это такая капуста. Вы её ещё как-то смешно называете…
— Неужто брокколи?!
— Точно!
— Фу!
Теперь скривился уже мальчик. Если бы он это раньше знал – ни за что не стал бы играть в Ричарда Львиное Сердце. Раз он такой вонючий. Но зачем-то принялся спорить:
— А бабушка говорит, что надо кушать продукты, которые содержат в себе всякие полезные вещества. Железо, например. Вот в яблоках, например, есть немного железа.
Данька вспомнил картинки рыцарей, которые ему показывал дедушка.
— А в рыцарях этого железа ого-го сколько! В каждом, наверное, как в целом вагоне яблок. Когда они свои латы на себя напяливают. Проще же одного рыцаря схрумкать, чем целых десять тонн антоновки.
— Это да, — согласился Дра. – Железа в рыцарях хватает. Как разоденутся во все эти кольчуги и шлемы… Но они такие жёсткие! Вот что по-настоящему вредно для зубов.
— Ну да. Ириски-то помягче будут. И, думаю, они точно не потеют.
— Исключено, — сказал дракончик, и с огромной симпатией посмотрел на мальчика. – Мне ещё ни разу не попадалась вспотевшая ириска.»

«- Жизнь у нас, драконов, непростая. И если забраться в подземелье за сокровищами не так и трудно, то принцесс, к сожалению, в подвалах не держат.
Он оживился:
— А ведь так было бы здорово! И золото, и принцесса – в одном месте. Просто идеально! Два в одном!
Дра поскучнел:
— Но этих принцесс с незапамятных времён сажали в самые высокие башни, построенные на вершинах самых высоких гор. Тогда и начался естественный отбор.
Он скорбно поджал губу и многозначительно покачал головой. Данька, хотя пока ещё ничего не понимал, сделал то же самое.
— Одни драконы за пару секунд подлетали к балкону на верхушке башни, цап принцессу – и ходу! Потому что в детстве не ленились и летать научились.
Небрежностью тона Дра показал, как это было просто.
— А двоечники долго ползли по склонам гор, карабкались по стенам… И всё это время на них падали сверху огромные камни, летели железные стрелы из арбалетов и лилась кипящая смола.
— Болты, — пробормотал Данька.
— А?
— Дед говорит, что арбалетные стрелы правильно называть болты.
Дракончик поморщился:
— Да хоть шурупы.
И уставился на мальчика:
— Как ты думаешь, которые из них выживали?
Данька поёжился:
— Котёл кипящей смолы? На голову? Нет, я бы не выжил. Наверное.
Дра подвёл итог:
— Вот это и называется – естественный отбор. Теперь понятно? Выжили те, которые летали. А которые ползали – те наоборот.»

Комментарии

Опубликовано в рубрикеКнига

Оставьте первый коментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *