Перейти к содержанию

«…чем в Германии»

«Мифы о высокой работоспособности эстонцев являются самообманом, поскольку они еще не научились работать как следует, считает президент Т.Х.Ильвес. Ильвес напомнил, что средняя производительность труда в Эстонии до сих пор в три раза ниже, чем в Германии. По мнению президента, работа на субподряде и нерациональное использование рабочей силы не позволят увеличить производительность и достичь заметных успехов…»

Ильвес: работоспособность эстонцев – это миф

.

— Не смей дрыхнуть, когда с тобой президент разговаривает! – рявкнул Ильвес. Он был явно не в духе. Эрвин это сразу понял и спорить не стал. Просто встал и пошел за инвентарем.

День у Ильвеса с утра не заладился. Рваный какой-то получился. Сумбурный. Как всегда.

Начать с того, что опять встал вопрос старта: зачем, бога ради, приезжать на работу к девяти, если на приличных мероприятиях раньше двенадцати даже столы еще не накрывают? Ну, можно, конечно, почитать корреспонденцию… А смысл? Если заранее известно, что все письма – это или просьба о материальной помощи, или гениальные проекты переобустройства мира. Которых у нас самих как грязи. Есть еще приглашения на различные мероприятия, но это особь статья.

Начальник канцелярии зашел к президенту со стопкой писем – и вышел через минуту, отправился сочинять ответы. А глава государства принялся за газеты и интернет. Мелькнула, правда, мысль написать речь какую-нибудь… Или статью хотя бы… Про язык оккупации, например. Нет, это было. Или предложить врачам брать пример с президента и срочно всем худеть. Черт, это тоже было. Эвелин, супруга, не одобрит, если полезть в ее сферу компетенции. А телосложение врачей, треники и пинетки с национальным орнаментом – это её. Не говоря о роликовых коньках! Это уж просто святое…

И тут тема появилась: Ильвес вычитал на каком-то сайте, что производительность труда в Эстонии в три раза ниже, чем в Германии.

«Ни фига себе!» — ахнул президент. С этой мыслью он и провел следующие пять часов.

Открыл новое предприятие. Сказал напутственное слово, перерезал ленточку и подарил свой портрет, пожелав, чтобы повесили его в том помещении, где принимаются принципиальные решения. «И тогда я мысленно буду всегда с вами», — сказал Ильвес. В толпе гостей многие поёжились.

Потом пообедал с премьер-министром. Поговорили об экономике. Посидели, поплакали… А в голове все так же крутилось: «…Чем в Германии… чем в Германии…»

Вернулся в дворец. Отчитал Эрвина за безделье, после чего тот куда-то слинял. Хм… «…Чем в Германии…»

Дверь скрипнула. Ильвес оглянулся: на пороге стоял Эрвин, котенок неизвестной породы, с двумя ведрами в лапах. Его явно тошнило от необходимости заниматься этим противоестественным для кошек делом, но счастье жить в президентском дворце надо было отрабатывать. Эрвин был еще маленький, но очень умный котенок. Поэтому каждый день… часик…

«Вот оно! – во второй раз за день ахнул президент. – Если в три раза ниже, чем в Германии, то работать надо или в три раза интенсивнее, или…»

Он вызвал начальника своей канцелярии.

— Слушай, — произнес Ильвес. – А можно было сегодняшние мероприятия не размазывать на восемь рабочих часов, а как-то втиснуть в 160 минут?

— Если надо, то можно и в два часа уложиться… – ответил, пожевав губу, главный канцелярист.

— Ого! – обрадовался президент. – Сохранив все рабочие обязанности, но исполняя их за два часа, я тем самым, получается, повышаю свою производительность аж в четыре раза? Переплёвываю эту… «чем Германию»? – подбоченился он горделиво.

— Получается так, — согласился начальник канцелярии.

«Бинго! – воскликнул про себя Ильвес. – Вот она, тема-то! Сначала укорить эстонцев за низкую производительность, а потом показать на собственном примере выход: исполнение обязанностей за гораздо более короткое время. В результате – четырехкратное увеличение производительности! Повезло им как с президентом, эстонцам-то! Прямо завидно…»

— А зарплату вам тоже будем в четыре раза сокращать? – снова пожевав губу, подал голос глава канцелярии.

В дальнем углу брякнули и покатились маленькие ведрышки, по полу мелькнула рыжая тень: Эрвин молнией пересек кабинет и рванул на чердак. Последнее, чего он хотел в этой жизни, так это общаться с президентом, которому предложили сократить его зарплату. Как уже упоминалось, Эрвин хоть и маленький, но очень умный котенок…

Комментарии

Опубликовано в рубрикеОбзор прессыПарламент и правительствоЮмор

1 комментарий

  1. Rostislav Rostislav

    Михаил, вы настоящий талант. Я откровенно смеялся до слёз.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *