Перейти к содержанию

Братья и сестры

«Ставший официальным кандидатом в мэры Таллинна от Союза Isamaa и Respublica Март Лаар заявил, что в своей кампании не будет разыгрывать русскую карту, а сосредоточится на насущных проблемах горожан без учета их национальности…»

Лаар: не буду разыгрывать русскую карту

.

Люди стояли у репродукторов в тягостном ожидании. Они смотрели на черные раструбы громкоговорителей и просто ждали.

Со столба послышалось шипение, шорохи и вздохи эфира. Затем до боли знакомый голос с сильным акцентом начал:

— Хяррад и проуад, банкиры и банкирши, рабочие и работницы, хуторяне и хуторянки, работники интеллигентного труда, братья и сестры! От имени Эстонского правительства и нашей Исамаа-республиканской партии приветствую вас и поздравляю с очередными выборами!

На минуту речь прервалась. Послышался звук наливаемой в стакан жидкости. В толпе раздались негромкие реплики: «Волнуется, воду пьет. Негазированную, вроде… Ты смотри, по-русски заговорил… А я вам говорю — не к добру это. Быть погрому!»

Радиовыступление продолжилось:
— Господа! В тяжелых условиях приходится нам праздновать наступление очередной избирательной кампании. Вероломное нападение центристских разбойников и экономический кризис создали угрозу для нашей страны. Мы потеряли временно ряд волостей и городов, враг очутился у ворот Рийгикогу. Центристы рассчитывали на то, что после первого же удара наша партия будет рассеяна, наша страна будет поставлена на колени. Но центристы жестоко просчитались. Несмотря на временные неуспехи, наши парламент и правительство геройски отбивают атаки врага на протяжении всего фронта, нанося его городам и волостям тяжелый урон, а наша страна, — вся наша страна, — организовалась в единый боевой лагерь, чтобы вместе с нашей партией и правительством осуществить разгром центристских захватчиков…

Голос, плывущий со столба, становился все жестче, слова падали в толпу как камни.

— Бывали дни, когда наша страна находилась в еще более тяжелом положении. Вспомните 1988 год, когда мы праздновали 70-летие независимости. Вся страна находилась тогда в руках иностранных интервентов.

Вырумаа, Йыгевамаа и еще 13 уездов были временно потеряны нами. У нас не было союзников, у нас не было Кайтселийта, — мы его только начали воссоздавать, — нехватало хлеба, нехватало вооружения, нехватало обмундирования. Всё только по талонам! 14 государств, входящих в СССР, ордами своих туристов наседали тогда на нашу страну. Но мы не унывали, не падали духом. Дух великого… (репродуктор крякнул, имя прозвучало неразборчиво) …вдохновлял нас тогда на войну против интервентов. И что же? Мы разбили интервентов, вернули все потерянные территории и добились победы…

В толпе перед репродуктором ощущалось некоторое разочарование. «Так что, про нас ничего и не скажет?» — спросил кто-то. «А я говорю — будут погромы. Надо ехать, как хотите!..» — раздалось с другого края. И слышны были теперь лишь отдельные фразы из репродуктора:

— Теперь положение нашей страны куда лучше, чем 21 год назад. Наша страна во много раз богаче теперь и промышленностью, и продовольствием, и сырьем, чем 21 год назад. У нас есть теперь союзники… Мы имеем теперь сочувствие и поддержку всех народов Европы… Мы имеем теперь замечательную армию и замечательный флот, грудью отстаивающие свободу и независимость нашей Родины в Афганистане… У нас нет серьезной нехватки ни в продовольствии, ни в вооружении, ни в обмундировании…

«Так он скажет что-нибудь про русских или нет? Изменится их отношение — или как?» — гудел народ внизу, под громкоговорителем. А из того все лилось:

— Центрист не так силен, как изображают его некоторые перепуганные интеллигентики. Не так страшен чорт, как его малюют…

Люди стали расходиться. Их становилось все меньше, и голос из репродуктора вдруг сменил и тон, и стиль:
— А на ваши наглые претензии я плевать хотел!.. На ваши!.. И на вас, которые там собрались послушать умного человека, и не можете даже десять минут постоять молча. Так вот: русскую карту я разыгрывать не буду. Понятно?! Всё будет как раньше — и это еще в лучшем случае. В общем — да здравствует наша славная Родина, ее свобода, ее независимость! Под знаменем Исамаалийта — вперед к победе!

Площадь опустела. На репродуктор присел голубь, потоптался, напрягся и пустил струйку помета прямо в раструб.

— Тебя тут не хватало! Пшел отсюда! — раздался вопль из громкоговорителя. — Plats puhtaks!

P.S. Текст оригинальной, послужившей прообразом, речи см. здесь.

Комментарии

Опубликовано в рубрикеНарва и северо-востокПарламент и правительствоЮмор

3 комментария

  1. LZ то Майт LZ то Майт

    В демократическом обществе каждый сам определяется с местом жительства. Майт, вам пора уже отказаться от застарелой комсомольско-коммунистической привычки давать указания на высылку. Что, партбилет покоя не дает?

  2. Mait Mait

    Kui tahate õitsavas sotsialismis elada — siis palun: üle jõe!

  3. zeniva zeniva

    А по сравнению с 1913 годом товарищи……

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.