Перейти к содержимому

Рубрика: Интеграция

«Деловой Петербург»

Корр: «После событий с Бронзовым солдатом мы (русские в Эстонии) перестали стесняться того, что мы русские». Это слова жительницы Таллинна. Вы готовы присоединиться к этим словам?

Среди тех людей, которых я уважаю нет тех, кто бы стеснялся, что он русский. Я себе вообще не представляю, почему мы должны этого стесняться. Хотя надо отдать должное, фраза очень громкая. Но мне кажется, что и до событий конца апреля русским в Эстонии стесняться было нечего. Такие слова мог сказать человек, который будучи русским и живя в русской семье, учится или учился, например, в эстонской школе. У него создаются определенные комплексы. Это явление не новое и достаточно распространенное.

«Деловые Ведомости»

Корр: Вокруг Нарвы сейчас наплетено немыслимое число небылиц, но давайте начнем с реальных событий. Итак – что произошло?

10 июня в одном из кабинетов нарвской горуправы был проведен обыск и изъятие документов. Аркадия Николаева, и.о. директора Департамента городского имущества и хозяйства, задержали, причем из служебного кабинета по всей Петровской площади до полицейского транспорта провели в наручниках.

Но на следующий день Николаева из-под стражи выпустили, рабочий кабинет для дальнейшей служебной деятельности освободили и даже не сделали мэру Нарвы предписание об отстранении Николаева от работы.

Второе и третье события произошли 16 июня, когда полиция безопасности, КАПО, провела обыск и изъятие документов из кабинета вице-мэра Софьи Хомяковой и руководителя MTÜ Narva Ettevõtluse Arendusühing Вадима Орлова.

Опять, как и в первом случае, в республиканской и городской прессе появились публикации, в которых авторы многозначительно рассуждали о коррупции, обсуждали связи между людьми – причем такие связи, которых нет только у живущего в дремучей чаще Маугли. Спустя несколько дней все кабинеты были возвращены владельцам.Всё.

Корр: А резонанс эти события получили огромный. Почему, как по-вашему?

Русофобам, которые ныне у власти, нужны внутренние враги. Мы, соответственно, не нужны в качестве лояльных граждан. Поэтому предпринимаются любые шаги, которые могут создать Северо-Востоку, и Нарве в первую очередь, очередные трудности. Так провоцируется сопротивление, которое в глазах избирателей-эстонцев можно выдать за происки врагов. Так было 26-го апреля прошлого года, а сегодня таким, как соц-демократ Нестор нужна возможность уверять тех, кто им верит, в превосходстве представителей одной нации над другой, уверять Европу в своем праве не вести равный диалог с нацменьшинствами, а навязывать им ассимиляцию. Им нужны русские погромщики, желательно из Ночного дозора, и русские коррупционеры, желательно в самоуправлениях, где русские в большинстве. Тогда снижение самооценки русской общины Эстонии позволит правящей коалиции делать дешевую рабочую силу, каковой мы являемся, послушной во всех смыслах, в том числе и в политическом. Поэтому любой, даже выдуманный негатив из Нарвы, с Северо-Востока, раздувается при помощи СМИ до вселенских масштабов.

«Вести Дня»

Корр: — Каково быть русским политиком в Эстонии? И что на ваш взгляд нужно делать для того, чтобы быть успешным русским политиком в Эстонии?

— В Эстонии прилагательное «успешный» к слову «политик» уже почти никакого отношения не имеет. Особенно когда речь идет о русских политиках. Всё, к чему стремились разные русские партии, всё, к чему стремились депутаты Рийгикогу русской национальности – похоронено в апреле прошлого года. И закопано так глубоко, что уже и отыскать невозможно следы положительных изменений 6-8-летней давности. Поэтому успешных русских политиков парламентского уровня в Эстонии нет. Глядя на регресс экономики и межнациональных отношений можно, кстати, констатировать, что и из политиков-эстонцев мало кто может претендовать на звание «успешного».

У меня есть опыт двух парламентов — IX и X (работа в XI ограничилась тремя неделями). В IX парламенте еще была дискуссия, был диалог, еще можно было отстоять свою точку зрения. Можно было внести хоть какие-то разумные изменения в Закон об иностранцах, в Закон о языке, в Закон о гражданстве — и так 12 моих законопроектов превратились в законы.

С X Рийгикогу в эстонской политике диалог стал хиреть, а нынешний парламент культивирует уже исключительно монолог, главенствует партийная идеология, и все голосуют по команде. Политика  государственного масштаба построена таким образом, что успешности никакой быть не может, посредственность, оказавшись в большинстве у власти, всегда устанавливает свои правила игры.

Основы интегристики (IV)

«Если хотите красиво соврать – лгите,
но утверждайте, что таковы статистические данные»

Автор пожелал остаться неизвестным,
однако примет ваш заказ на проведение
любого социологического исследования
с гарантированным результатом (тел. в редакции)

Глава 5. Информационное поле интеграции. 

Поскольку интеграционные процессы нельзя, к сожалению, засекретить, то интегристика предполагает жесткий и постоянный надзор над тем единственным, что поддается контролю – над информацией, причем и на входе, и на выходе. Кроме того необходим постоянный информационный фон, чтобы население, не дай Бог, не забыло об интеграции. Что-то вроде непрекращающегося жужжания мясных мух на задворках дешевой забегаловки. В этом контексте (то есть в смысле интеграции, а не помойки) тема делится на три составляющие.

5.1. Статистическое обеспечение интеграции. 

Статистика знает все, но работа по методу «Сбор информации – обработка данных – результат» уже давно устарела и не соответствует незыблемому канону интегристики, в соответствии с которым достижения интеграции должны быть точно распланированы как минимум на пятилетку вперед. Ведь если результаты вдруг окажутся не такими, какие вам требуются, то под удар будет поставлена не только программа интеграции, о которой уже шла речь выше, но и ваше личное благосостояние. Поэтому, если у вас есть лишние деньги, — а как им не быть у служивого человека, который от правительства поставлен нацменьшинства дрессировать по своему образу и подобию, — то вы всегда можете пойти от результата.

Наука, в конце концов, всегда состоит на службе у прогресса — то есть у интеграции, и кому, как не вам знать, к каким выводам она должна приходить. Поэтому старайтесь твердо придерживаться т.н. принципа Йожефа: «От услуг социологической фирмы, которая не спрашивает первым делом «Когда и сколько заплатите?», а затем — «Какой нужен результат?», следует сразу отказаться».

Что толку в объективности, если она не соответствует вашим представлениям о справедливом устройстве мира? Ведь, в конце концов, даже в тюремной камере нет места анархии, даже там строгая иерархия гарантирует дисциплину и порядок. Разве пахана интересуют чувства оказавшегося на нарах новичка? Имеется в виду, что если уж нам выпало счастье строить совместное общество, в котором все его члены равноправны, то инородцев просят в этот процесс не вмешиваться. Это, повторимся, и есть интеграция. Хотя иногда, в виде исключения, и инородцу можно дать слово. И только для того, чтобы он какую-нибудь глупость не ляпнул, его мнение стоит сформулировать заранее.

Основы интегристики (III)

«Если государство — это я, то понятно,
почему его то и дело тошнит
»

Монтер Мечников (из сказанного в пивной
«Три поросенка» в день выборов Верховного Совета)

Глава 4. Роль интеграции в жизни государства. 

Развивая оговоренную данной главой тему, необходимо прежде всего выделить зоны особой заинтересованности государства, дабы не распыляться по пустякам. Только контрацепция* усилий приводит, в конечном итоге, к искомому результату. В этой связи уместно вспомнить закон Дерсу Узала: «Попасть белке в глаз дробиной очень сложно, стрельба же картечью разносит цель в клочья. Поэтому оружие имеет смысл только в руках снайпера». Но это утверждение бесспорно лишь для тайги, поскольку предполагает заинтересованность в сохранении беличьей шкурки. Для нас же главным является результативность стрельбы как таковой. Что там после выстрела будет дымиться свежей кровью — в чисто, так сказать, интеграционном смысле — и как при этом выглядеть — это уже не столь важно.

Для людей, обремененных моральными принципами, такой подход бывает не всегда приемлем и отражается даже на манере выступления. Однако сомневающийся интегратор — это уже не интегратор, а так, сплошное недоразумение. Недопустимо, чтобы отстаивающий интеграцию (в понимании нашего курса) чувствовал себя всякий раз как ночной бомбардировщик в лучах вражеских прожекторов — был одновременно и польщен, и напуган, создавая тем самым видимость непродуманности принимаемых к национальным меньшинствам мер.

Поэтому весьма важно, во-первых, раз и навсегда принять к сведению так называемое правило Августа Лаара: «Я не авторитарен, нет, — просто я хочу, чтобы все было по-моему» — и постоянно руководствоваться им в своей каждодневной деятельности.

Основы интегристики (II)

«Попасть в Историю — не проблема для человека с головой.
Гораздо труднее сохранить затем эту самую голову
в целости и сохранности
»

Приписывается Робеспьеру 

Глава 2. Связь интеграции с исторической наукой.* 

Интегристика невообразима вне истерического** контекста, каковое условие обязательно к применению на каждом этапе интеграции — это аксиома.

Однако первым и важнейшим принципом следует считать отказ от прямых аналогий, поскольку они зачастую создают фон, интеграции отнюдь не способствующий. При желании можно, конечно, доказать, что истребление альбигойцев во Франции 13 века было оправдано благой целью интегрировать их в современное им общество, так же не признающее полутонов в политике отправления религиозных обрядов, как современная Эстония не признает их в политике языковой, но предпочтительнее избегать возможных сравнений. К тому же в плане результативности решительных мер вам всегда смогут возразить, приведя в пример хотя бы тех же ведьм, которых в средневековой Европе становилось тем больше, чем интенсивнее их жгли на кострах.

Можно, таким образом, считать доказанной теорему А.Я.Невского: «Вас точно не повесят на вашем любимом галстуке, если вы его не наденете.»

Основы интегристики

«Ни одна теория не бывает достаточно хороша,
чтобы ее стоило претворять в жизнь
»

Из неопубликованных законов Мерфи

Предисловие переводчика. 

Поневоле выступает умиленная слеза, да и изъясняться начинаешь возвышенным штилем 18-го века, когда в руки попадает нечто вроде сего сочинения, «Основ интегристики», благородство духа анонимных создателей коего не подлежит сомнению. 

Ведь куда не кинь взгляд — повсюду брожение, суета сует и томление духа. Люди теряют навыки совместного проживания, добрососедство из вполне обыденного явления становится добродетелью, многословно, ежели кто ее проявит, восхваляемой. Чаще же зло ногой распахивает двери и сосед идет на соседа с бранью и угрозами, когда смутными, а когда и до хруста костей внятными — и на край света готов пойти за серебряной пулей для ближнего своего, которого почитает не иначе как вурдалаком. 

Тем паче достойно восхваления откровение духа, не видящего постыдных мелочей жизни в поисках идеала — некоего Эдема на земле грешной — в юдоли печали, в каковую все более преображается наша держава. 

Как осенить благодатью родные просторы, когда в них испокон веку царит вавилонское столпотворение языков, обычаев и нравов? Эстония, дай ответ! Не дает ответа, лишь крупицу за крупицей роняет жемчуга драгоценной мысли — государство наше, а также наиболее достойных его сынов и дщерей обогащающие; нам, неразумным, во благо просветления и обращения к достойной жизни, чрез тернии к светилам небесным. 

Примитивные мысли

Построение гражданского общества в Эстонии закончилось. Не в том смысле, что мы его строили-строили – и построили, а в том, что закончилось. Стройплощадку тряхнуло очередным, последним, надо полагать, взрывом, и сквозь едкий дымок уже не видать ничего, кроме тлеющих углей. Над этим пепелищем изгаляйся как хошь — ничего не поправишь.

Сие малорадостное событие приключилось 12-го августа сего года около пяти часов пополудни. Именно в это время в парламенте Эстонии сотсиаал-дймокраат Марк Соосаар, интеллигент (да не обидится он на меня за это слово, придуманное некогда русским), не чуждый творческих наклонностей (полученное в Москве образование ко многому обязывает) выдернул чеку из гранаты, то бишь произнес следующие слова: «…saada Eestis elavate, vдhe koolis kдinud ja primitiivselt mхtlevate vene inimeste hддli…» Не буду тратить время на контекст высказывания, люди с крепким желудком заглянут сами в стенограмму Рийгикогу, ограничусь переводом: «…получить голоса живущих в Эстонии, мало посещавших школу и примитивно мыслящих русских людей…»

Монолог об отмщении

«Смейтесь, господа!
Все глупости на земле делаются с серьезными лицами
».

Григорий Горин

Пусть нам отомстят и успокоятся. Я понимаю — была оккупация, эстонцам жилось тяжело. Всем. И тем, которые тысячи предприятий и колхозов возглавляли, и тем, которые в Верховном Совете и министерствах ЭССР стулья протирали, и тем, которые на партийных собраниях за идеи Сталина-Хрущева-Брежнева-Горбачова руки тянули. В конце концов, именно ими в значительнейшей мере реализовывались ужасы оккупации. Но — их заставили! А за это надо мстить.

Виноваты же во всем мы, которые понаехали, электростанций понастроили, заводов судоремонтных и прочих мануфактур. И никак не можем понять, что эта страна не для нас. Вот эстонцы помнят, как оно было, когда они почти всем здесь руководили, а им ежедневно доказывали, что это не их страна. Отсюда и сегодняшние проблемы, потому что никак не выберут адекватную форму мести за пережитое. А способ то есть!

Кому нравится «Дождь», если в Нарве он вызывает отвращение

Город Нарва, его жители и власти, во все годы независимости выражали желание восстановить Старый Город в его историческом виде. Это воспринималось как пустые мечты и маниловщина в тяжелые для города 90-ые годы, но с началом этого тысячелетия все яснее становились новые возможности. В результате выхода из затяжного экономического и социального кризиса трагедия обстрелов и бомбежек 1944 года, уничтоживших практически всю Нарву, стала восприниматься нынешними нарвитянами как, в том числе, и вызов нашей способности воссоздать, пусть на протяжении нескольких поколений, облик Старой Нарвы.

При этом должна быть — нам, во всяком случае казалось, что должна быть очевидной поддержка этому процессу всех тех организаций и институций, которые являются радетелями эстонскости в ее лучших проявлениях. Ведь это патриотично — учить и знать историю своей страны, ведь это патриотично — бороться за сохранение памятников старины или способствовать их восстановлению.