Перейти к содержимому

stalnuhhin.ee Записи

Спица в пулеобтекателе

— Дамы и господа! Начинаем пресс-конференцию членов правительства. Прошу задавать вопросы!

— Скажите, а почему министр обороны в присутствии дам сидит в головном уборе? Это просто неприлично.
— Какой же это… Ну, гражданские… Скажут тоже. Это – пулеобтекатель, вещь совершенно необходимая. Каждый солдат должен быть сверху накрыт куском железа, препятствующего попаданию в межушное пространство посторонних предметов. А свою панамку я ношу под пулеобтекателем, но, естественно, в присутствии дам свой, как вы выразились, головной убор, из-под него снимаю.

— Господа! Прошу задавать вопросы министру сельского хозяйства. Что, нет желающих? Тогда слово снова предоставляется министру обороны.

— Скажите, какой опыт вынесли вы из грузино-южноосетинского конфликта?
— Мы тщательнейшим образом изучили наработки обеих сторон и, не буду скрывать, нашли в них много полезного. Пример Грузии утвердил нас в мысли, что маленькая победоносная война во время экономического и политического кризиса есть лучшее средство для сплочения общества. В то же время мы убедились, что при выборе объекта нападения нужна сугубая осторожность, иначе вместо сплочения получите дырку в галстуке. Поэтому наш Генштаб разработал не имеющую аналогов методику выбора цели.

Президенту Эстонии Т.Х.Ильвесу:

«5-го декабря скончался наш великий соотечественник, Патриарх Алексий II. Трудами и молитвами этого человека возродились христианские слово и дух во многих странах. Невозможно переоценить влияние Алексия II на развитие христианства в мире на протяжении нескольких десятилетий.

Много лет назад покинув Эстонию, Патриарх всегда помнил свою родину, Эстония была в его сердце. Для верующих нашей страны кончина Алексия II – огромная потеря.

Господин Президент, обращаюсь к Вам с просьбой рассмотреть возможность провозглашения 7-го декабря 2008 года днем траура по Алексию II.»

Обращение отправлено 6-го декабря в 9.00 электронной почтой, Канцелярия Президента подтвердила его получение.

Завтрак

Перед тем, как войти, Ансип одернул смокинг и проверил, на месте ли светоотражатель. Тот, как положено, болтался справа, на уровне колена.

Пихл восседал за могучим столом, с дубовой столешницей которого странным образом гармонировала резиновая дубинка — единственный предмет роскоши в его кабинете. А перед ними, Пихлом и дубинкой, Ансип с удивлением обнаружил министра образования Лукаса, суповой ложкой поедающего белый порошок из красивой пластиковой банки с надписью «Insecticides KAPO», с ядом от муравьев.

— Добрый день, камрад Пихл. А я к тебе, — произнес Ансип, стараясь как бы не видеть Лукаса, — поздравить, как водится, с днем рождения.

На последних словах премьера Лукас поперхнулся и закашлялся, изо рта его вырвалось белое порошковое облачко, глядя на которое Ансип решил, что от выпить-закусить он сегодня здесь, пожалуй, откажется. Но Лукаса ему пришлось-таки заметить.

— Приятного аппетита! —сказал он, подумав, что позже стоит все-таки выяснить, почему Лукас в рабочее время подъедается в МВД. 

НОЧНОЕ ЧП

Ансип с ненавистью смотрел на титановый телефонный аппарат старого образца, прочно прикрученный к его письменному столу. На диске телефона красовался звездно-полосатый флаг, плохо видный из-за премьерского пальца, намертво застрявшего в отверстии над цифрой 5.

Подергав еще правой рукой, Ансип взял в левую руку трубку с телефона, украшенного надписью «EV President», недобро оглядев с десяток аппаратов, надписи на которых кончались словом «minister».

Привет, камрад, — процедил он сквозь зубы.

— Ты что, с ума сошел? — раздалось в ответ. — Мне всегда было приятно осознавать, что несколько миллиардов человек работает в два часа ночи, когда лично я сплю, но будить-то зачем?

«20%»

Ну, и где этот старик-процентщик? — Ансип, как обычно, был немногословен. Собравшиеся в кабинете министры притихли и завороженно уставились на левую полу пиджака премьер-министра, из-под которой что-то выпирало.

Ансип плотно прикрыл дверь и прошел к своему креслу.

— Так где этот вздорный старикан? — повторил он вопрос, уставившись взглядом в неизвестно зачем стоящую на столе массивную бронзовую чернильницу. Раздался скрип стульев: соседи отодвигались подальше от долговязого благообразного джентльмена, сидящего как раз напротив Ансипа. В установившейся тишине министр МВД услышал пролетевшую муху, затем — как ползут под обоями две мокрицы и как думает министр образования.

«Деловой Петербург»

Корр: «После событий с Бронзовым солдатом мы (русские в Эстонии) перестали стесняться того, что мы русские». Это слова жительницы Таллинна. Вы готовы присоединиться к этим словам?

Среди тех людей, которых я уважаю нет тех, кто бы стеснялся, что он русский. Я себе вообще не представляю, почему мы должны этого стесняться. Хотя надо отдать должное, фраза очень громкая. Но мне кажется, что и до событий конца апреля русским в Эстонии стесняться было нечего. Такие слова мог сказать человек, который будучи русским и живя в русской семье, учится или учился, например, в эстонской школе. У него создаются определенные комплексы. Это явление не новое и достаточно распространенное.

«Деловые Ведомости»

Корр: Вокруг Нарвы сейчас наплетено немыслимое число небылиц, но давайте начнем с реальных событий. Итак – что произошло?

10 июня в одном из кабинетов нарвской горуправы был проведен обыск и изъятие документов. Аркадия Николаева, и.о. директора Департамента городского имущества и хозяйства, задержали, причем из служебного кабинета по всей Петровской площади до полицейского транспорта провели в наручниках.

Но на следующий день Николаева из-под стражи выпустили, рабочий кабинет для дальнейшей служебной деятельности освободили и даже не сделали мэру Нарвы предписание об отстранении Николаева от работы.

Второе и третье события произошли 16 июня, когда полиция безопасности, КАПО, провела обыск и изъятие документов из кабинета вице-мэра Софьи Хомяковой и руководителя MTÜ Narva Ettevõtluse Arendusühing Вадима Орлова.

Опять, как и в первом случае, в республиканской и городской прессе появились публикации, в которых авторы многозначительно рассуждали о коррупции, обсуждали связи между людьми – причем такие связи, которых нет только у живущего в дремучей чаще Маугли. Спустя несколько дней все кабинеты были возвращены владельцам.Всё.

Корр: А резонанс эти события получили огромный. Почему, как по-вашему?

Русофобам, которые ныне у власти, нужны внутренние враги. Мы, соответственно, не нужны в качестве лояльных граждан. Поэтому предпринимаются любые шаги, которые могут создать Северо-Востоку, и Нарве в первую очередь, очередные трудности. Так провоцируется сопротивление, которое в глазах избирателей-эстонцев можно выдать за происки врагов. Так было 26-го апреля прошлого года, а сегодня таким, как соц-демократ Нестор нужна возможность уверять тех, кто им верит, в превосходстве представителей одной нации над другой, уверять Европу в своем праве не вести равный диалог с нацменьшинствами, а навязывать им ассимиляцию. Им нужны русские погромщики, желательно из Ночного дозора, и русские коррупционеры, желательно в самоуправлениях, где русские в большинстве. Тогда снижение самооценки русской общины Эстонии позволит правящей коалиции делать дешевую рабочую силу, каковой мы являемся, послушной во всех смыслах, в том числе и в политическом. Поэтому любой, даже выдуманный негатив из Нарвы, с Северо-Востока, раздувается при помощи СМИ до вселенских масштабов.

«Вести Дня»

Корр: — Каково быть русским политиком в Эстонии? И что на ваш взгляд нужно делать для того, чтобы быть успешным русским политиком в Эстонии?

— В Эстонии прилагательное «успешный» к слову «политик» уже почти никакого отношения не имеет. Особенно когда речь идет о русских политиках. Всё, к чему стремились разные русские партии, всё, к чему стремились депутаты Рийгикогу русской национальности – похоронено в апреле прошлого года. И закопано так глубоко, что уже и отыскать невозможно следы положительных изменений 6-8-летней давности. Поэтому успешных русских политиков парламентского уровня в Эстонии нет. Глядя на регресс экономики и межнациональных отношений можно, кстати, констатировать, что и из политиков-эстонцев мало кто может претендовать на звание «успешного».

У меня есть опыт двух парламентов — IX и X (работа в XI ограничилась тремя неделями). В IX парламенте еще была дискуссия, был диалог, еще можно было отстоять свою точку зрения. Можно было внести хоть какие-то разумные изменения в Закон об иностранцах, в Закон о языке, в Закон о гражданстве — и так 12 моих законопроектов превратились в законы.

С X Рийгикогу в эстонской политике диалог стал хиреть, а нынешний парламент культивирует уже исключительно монолог, главенствует партийная идеология, и все голосуют по команде. Политика  государственного масштаба построена таким образом, что успешности никакой быть не может, посредственность, оказавшись в большинстве у власти, всегда устанавливает свои правила игры.

Основы интегристики (IV)

«Если хотите красиво соврать – лгите,
но утверждайте, что таковы статистические данные»

Автор пожелал остаться неизвестным,
однако примет ваш заказ на проведение
любого социологического исследования
с гарантированным результатом (тел. в редакции)

Глава 5. Информационное поле интеграции. 

Поскольку интеграционные процессы нельзя, к сожалению, засекретить, то интегристика предполагает жесткий и постоянный надзор над тем единственным, что поддается контролю – над информацией, причем и на входе, и на выходе. Кроме того необходим постоянный информационный фон, чтобы население, не дай Бог, не забыло об интеграции. Что-то вроде непрекращающегося жужжания мясных мух на задворках дешевой забегаловки. В этом контексте (то есть в смысле интеграции, а не помойки) тема делится на три составляющие.

5.1. Статистическое обеспечение интеграции. 

Статистика знает все, но работа по методу «Сбор информации – обработка данных – результат» уже давно устарела и не соответствует незыблемому канону интегристики, в соответствии с которым достижения интеграции должны быть точно распланированы как минимум на пятилетку вперед. Ведь если результаты вдруг окажутся не такими, какие вам требуются, то под удар будет поставлена не только программа интеграции, о которой уже шла речь выше, но и ваше личное благосостояние. Поэтому, если у вас есть лишние деньги, — а как им не быть у служивого человека, который от правительства поставлен нацменьшинства дрессировать по своему образу и подобию, — то вы всегда можете пойти от результата.

Наука, в конце концов, всегда состоит на службе у прогресса — то есть у интеграции, и кому, как не вам знать, к каким выводам она должна приходить. Поэтому старайтесь твердо придерживаться т.н. принципа Йожефа: «От услуг социологической фирмы, которая не спрашивает первым делом «Когда и сколько заплатите?», а затем — «Какой нужен результат?», следует сразу отказаться».

Что толку в объективности, если она не соответствует вашим представлениям о справедливом устройстве мира? Ведь, в конце концов, даже в тюремной камере нет места анархии, даже там строгая иерархия гарантирует дисциплину и порядок. Разве пахана интересуют чувства оказавшегося на нарах новичка? Имеется в виду, что если уж нам выпало счастье строить совместное общество, в котором все его члены равноправны, то инородцев просят в этот процесс не вмешиваться. Это, повторимся, и есть интеграция. Хотя иногда, в виде исключения, и инородцу можно дать слово. И только для того, чтобы он какую-нибудь глупость не ляпнул, его мнение стоит сформулировать заранее.

Основы интегристики (III)

«Если государство — это я, то понятно,
почему его то и дело тошнит
»

Монтер Мечников (из сказанного в пивной
«Три поросенка» в день выборов Верховного Совета)

Глава 4. Роль интеграции в жизни государства. 

Развивая оговоренную данной главой тему, необходимо прежде всего выделить зоны особой заинтересованности государства, дабы не распыляться по пустякам. Только контрацепция* усилий приводит, в конечном итоге, к искомому результату. В этой связи уместно вспомнить закон Дерсу Узала: «Попасть белке в глаз дробиной очень сложно, стрельба же картечью разносит цель в клочья. Поэтому оружие имеет смысл только в руках снайпера». Но это утверждение бесспорно лишь для тайги, поскольку предполагает заинтересованность в сохранении беличьей шкурки. Для нас же главным является результативность стрельбы как таковой. Что там после выстрела будет дымиться свежей кровью — в чисто, так сказать, интеграционном смысле — и как при этом выглядеть — это уже не столь важно.

Для людей, обремененных моральными принципами, такой подход бывает не всегда приемлем и отражается даже на манере выступления. Однако сомневающийся интегратор — это уже не интегратор, а так, сплошное недоразумение. Недопустимо, чтобы отстаивающий интеграцию (в понимании нашего курса) чувствовал себя всякий раз как ночной бомбардировщик в лучах вражеских прожекторов — был одновременно и польщен, и напуган, создавая тем самым видимость непродуманности принимаемых к национальным меньшинствам мер.

Поэтому весьма важно, во-первых, раз и навсегда принять к сведению так называемое правило Августа Лаара: «Я не авторитарен, нет, — просто я хочу, чтобы все было по-моему» — и постоянно руководствоваться им в своей каждодневной деятельности.