Перейти к содержанию

Месяц: Декабрь 2008

Результаты исследования

«ИЗМЕНЕНИЯ И ПРОБЛЕМЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ ЖИЗНИ И СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ЖИТЕЛЕЙ  г. НАРВА», сентябрь 2008

1. ХАРАКТЕРИСТИКИ ВЫБОРКИ РЕСПОНДЕНТОВ

Выборка сформирована по методике целенаправленного отбора (совершеннолетние жители города), по принципу случайного выбора, с применением метода фильтра. Общий объем выборки 200 человек.

СТРУКТУРА ВЫБОРКИ  (в процентном выражении):

ПОЛ:

мужчины – 47,3%;
женщины – 52,7%.

1

Замкнутый контур

Часы таллиннской ратуши отзвонили полночь. Ансип в это время рассматривал разложенные по его столу предметы и скептически хмыкал.

— И это будет работать? – спросил он. Министр внутренних дел Пихл очень выразительно изобразил жест «зуб даю».

— Система, — начал он, — состоит из двух всего элементов. Есть приемник, — Пихл поднял со стола мужской галстук, — который можно изготовить в каком угодно виде, хоть собачьим ошейником — главное, чтобы замкнутый контур охватывал какой-то участок тела, и есть передатчик, — министр пошлепал ладонью по небольшому чемоданчику. — Работает как в индивидуальном, так и в групповом режиме. Вводишь код… дальше дело техники.

— Испытания были? — поинтересовался Ансип.

— Ты что, газет совсем не читаешь? — невоспитанно ответил вопросом на вопрос Пихл, — Грузия или Киргизия тебе что, плохие примеры? Ну, правда, мы тоже кой-чего замутили… так… в небольших масштабах, полевые, так сказать, учения. Докладываю — работает.

Министр захихикал.

— Может ли министр социальных дел потребовать сокращения пенсий? Это ж нереально! Может ли министр обороны хотеть сокращения расходов на армию? Идиотизм! Может ли министр образования испытывать желание закрыть 100 гимназий из 232? Тоже, казалось бы, бред, но ведь предложил! И остальные, если надо будет, если…

СПАСЕНЫ!

Ансип сидел в своем кабинете и медленно листал потрепанную конторскую тетрадь, страницы которой были исписаны от руки. Когда его внимание привлекал очередной текст, премьер его просматривал, улыбаясь каким-то приятным воспоминаниям, и снова тихонько шуршал страницами.

Дверь в кабинет неслышно раскрылась, вошел чем-то очень расстроенный министр экономики Партс. Не видя Ансипа, он пошел по периметру кабинета, заглядывая за кресла и шкафы и тихонько приговаривая «кис-кис-кис». Вскоре он уткнулся в письменный стол и заметил премьера.

— Слушай, камрад, — произнес Партс, — тут у меня котик был, когда я премьерил, черненький такой, ласковый… Ты, когда въезжал, не видел?

Ансип задумался, как-бы невзначай прикрыл рукой страницу, на которой была открыта тетрадь, пожевал губу и отрицающе замотал головой.
— Ой, беда-беда, — вздохнул Партс и побрел вон. Из коридора донеслось затихающее вдали полное безнадежности «кис-кис-кис»…
Ансип убрал руку с тетради и перечитал еще раз открывшийся текст:

Спица в пулеобтекателе

— Дамы и господа! Начинаем пресс-конференцию членов правительства. Прошу задавать вопросы!

— Скажите, а почему министр обороны в присутствии дам сидит в головном уборе? Это просто неприлично.
— Какой же это… Ну, гражданские… Скажут тоже. Это – пулеобтекатель, вещь совершенно необходимая. Каждый солдат должен быть сверху накрыт куском железа, препятствующего попаданию в межушное пространство посторонних предметов. А свою панамку я ношу под пулеобтекателем, но, естественно, в присутствии дам свой, как вы выразились, головной убор, из-под него снимаю.

— Господа! Прошу задавать вопросы министру сельского хозяйства. Что, нет желающих? Тогда слово снова предоставляется министру обороны.

— Скажите, какой опыт вынесли вы из грузино-южноосетинского конфликта?
— Мы тщательнейшим образом изучили наработки обеих сторон и, не буду скрывать, нашли в них много полезного. Пример Грузии утвердил нас в мысли, что маленькая победоносная война во время экономического и политического кризиса есть лучшее средство для сплочения общества. В то же время мы убедились, что при выборе объекта нападения нужна сугубая осторожность, иначе вместо сплочения получите дырку в галстуке. Поэтому наш Генштаб разработал не имеющую аналогов методику выбора цели.

Президенту Эстонии Т.Х.Ильвесу:

«5-го декабря скончался наш великий соотечественник, Патриарх Алексий II. Трудами и молитвами этого человека возродились христианские слово и дух во многих странах. Невозможно переоценить влияние Алексия II на развитие христианства в мире на протяжении нескольких десятилетий.

Много лет назад покинув Эстонию, Патриарх всегда помнил свою родину, Эстония была в его сердце. Для верующих нашей страны кончина Алексия II – огромная потеря.

Господин Президент, обращаюсь к Вам с просьбой рассмотреть возможность провозглашения 7-го декабря 2008 года днем траура по Алексию II.»

Обращение отправлено 6-го декабря в 9.00 электронной почтой, Канцелярия Президента подтвердила его получение.

Завтрак

Перед тем, как войти, Ансип одернул смокинг и проверил, на месте ли светоотражатель. Тот, как положено, болтался справа, на уровне колена.

Пихл восседал за могучим столом, с дубовой столешницей которого странным образом гармонировала резиновая дубинка — единственный предмет роскоши в его кабинете. А перед ними, Пихлом и дубинкой, Ансип с удивлением обнаружил министра образования Лукаса, суповой ложкой поедающего белый порошок из красивой пластиковой банки с надписью «Insecticides KAPO», с ядом от муравьев.

— Добрый день, камрад Пихл. А я к тебе, — произнес Ансип, стараясь как бы не видеть Лукаса, — поздравить, как водится, с днем рождения.

На последних словах премьера Лукас поперхнулся и закашлялся, изо рта его вырвалось белое порошковое облачко, глядя на которое Ансип решил, что от выпить-закусить он сегодня здесь, пожалуй, откажется. Но Лукаса ему пришлось-таки заметить.

— Приятного аппетита! —сказал он, подумав, что позже стоит все-таки выяснить, почему Лукас в рабочее время подъедается в МВД. 

НОЧНОЕ ЧП

Ансип с ненавистью смотрел на титановый телефонный аппарат старого образца, прочно прикрученный к его письменному столу. На диске телефона красовался звездно-полосатый флаг, плохо видный из-за премьерского пальца, намертво застрявшего в отверстии над цифрой 5.

Подергав еще правой рукой, Ансип взял в левую руку трубку с телефона, украшенного надписью «EV President», недобро оглядев с десяток аппаратов, надписи на которых кончались словом «minister».

Привет, камрад, — процедил он сквозь зубы.

— Ты что, с ума сошел? — раздалось в ответ. — Мне всегда было приятно осознавать, что несколько миллиардов человек работает в два часа ночи, когда лично я сплю, но будить-то зачем?

«20%»

Ну, и где этот старик-процентщик? — Ансип, как обычно, был немногословен. Собравшиеся в кабинете министры притихли и завороженно уставились на левую полу пиджака премьер-министра, из-под которой что-то выпирало.

Ансип плотно прикрыл дверь и прошел к своему креслу.

— Так где этот вздорный старикан? — повторил он вопрос, уставившись взглядом в неизвестно зачем стоящую на столе массивную бронзовую чернильницу. Раздался скрип стульев: соседи отодвигались подальше от долговязого благообразного джентльмена, сидящего как раз напротив Ансипа. В установившейся тишине министр МВД услышал пролетевшую муху, затем — как ползут под обоями две мокрицы и как думает министр образования.

«Деловой Петербург»

Корр: «После событий с Бронзовым солдатом мы (русские в Эстонии) перестали стесняться того, что мы русские». Это слова жительницы Таллинна. Вы готовы присоединиться к этим словам?

Среди тех людей, которых я уважаю нет тех, кто бы стеснялся, что он русский. Я себе вообще не представляю, почему мы должны этого стесняться. Хотя надо отдать должное, фраза очень громкая. Но мне кажется, что и до событий конца апреля русским в Эстонии стесняться было нечего. Такие слова мог сказать человек, который будучи русским и живя в русской семье, учится или учился, например, в эстонской школе. У него создаются определенные комплексы. Это явление не новое и достаточно распространенное.

«Деловые Ведомости»

Корр: Вокруг Нарвы сейчас наплетено немыслимое число небылиц, но давайте начнем с реальных событий. Итак – что произошло?

10 июня в одном из кабинетов нарвской горуправы был проведен обыск и изъятие документов. Аркадия Николаева, и.о. директора Департамента городского имущества и хозяйства, задержали, причем из служебного кабинета по всей Петровской площади до полицейского транспорта провели в наручниках.

Но на следующий день Николаева из-под стражи выпустили, рабочий кабинет для дальнейшей служебной деятельности освободили и даже не сделали мэру Нарвы предписание об отстранении Николаева от работы.

Второе и третье события произошли 16 июня, когда полиция безопасности, КАПО, провела обыск и изъятие документов из кабинета вице-мэра Софьи Хомяковой и руководителя MTÜ Narva Ettevõtluse Arendusühing Вадима Орлова.

Опять, как и в первом случае, в республиканской и городской прессе появились публикации, в которых авторы многозначительно рассуждали о коррупции, обсуждали связи между людьми – причем такие связи, которых нет только у живущего в дремучей чаще Маугли. Спустя несколько дней все кабинеты были возвращены владельцам.Всё.

Корр: А резонанс эти события получили огромный. Почему, как по-вашему?

Русофобам, которые ныне у власти, нужны внутренние враги. Мы, соответственно, не нужны в качестве лояльных граждан. Поэтому предпринимаются любые шаги, которые могут создать Северо-Востоку, и Нарве в первую очередь, очередные трудности. Так провоцируется сопротивление, которое в глазах избирателей-эстонцев можно выдать за происки врагов. Так было 26-го апреля прошлого года, а сегодня таким, как соц-демократ Нестор нужна возможность уверять тех, кто им верит, в превосходстве представителей одной нации над другой, уверять Европу в своем праве не вести равный диалог с нацменьшинствами, а навязывать им ассимиляцию. Им нужны русские погромщики, желательно из Ночного дозора, и русские коррупционеры, желательно в самоуправлениях, где русские в большинстве. Тогда снижение самооценки русской общины Эстонии позволит правящей коалиции делать дешевую рабочую силу, каковой мы являемся, послушной во всех смыслах, в том числе и в политическом. Поэтому любой, даже выдуманный негатив из Нарвы, с Северо-Востока, раздувается при помощи СМИ до вселенских масштабов.