Перейти к содержанию

Год: 2012

«Мне неохота…»

По свежим следам, так сказать.

Во вторник финансовая комиссия Рийгикогу добралась до очередного вопроса своей повестки, и тут выяснилось, что докладчика, министра финансов Юргена Лиги, нет на месте. Чиновники дисциплинированно сидят вдоль стены, 11 депутатов парламента вокруг стола, а министра носит где… А, нет, вот и министр.

Лиги зашел, не поздоровавшись плюхнулся на свое место. «Что у нас сегодня?» — спросил он. «Законопроект 298», — сообщил ему председатель комиссии. «А… — сказал Лиги. – А что это?» «Поправки в бюджет этого года», — просветили министра.

Юрген Лиги без какого бы то ни было энтузиазма подвинул к себе текст законопроекта. «Ну, это, в общем… — начал было он, но вдруг замолчал и, подумавши малую толику времени, решительно закончил: — Чего-то мне неохота это вам рассказывать. И буковки здесь такие маленькие… Пусть лучше мои чиновники вам всё расскажут».

(NB! Этот рассказ не содержит в себе ни грана вымысла. Всё было в точности так, как описано.)

И окончательно замолчал.

Встал чиновник министерства и забубнил на тему поправок. Меньше чем через минуту в его монолог влез член комиссии, реформист Таави Рыйвас. «А что это за 700 тысяч евро, предназначенные для КаПо? – спросил он. – Тут в тексте нет никаких пояснений, для чего эти деньги понадобились Охранной полиции».

Болото, именуемое Рийгикогу

Некоторое время назад я спросил одного своего коллегу по парламенту – не центриста, кстати — с которым был на этой работе еще в 1999-2003 гг., может ли он охарактеризовать одним словом стиль работы и уровень заинтересованности в результате правящей коалиции нынешнего созыва Рийгикогу. И он ответил почти без паузы: «Болото…» То есть произнес именно то слово, которое приходит мне на ум, когда в зале заседаний я смотрю налево, на коллег-реформистов и, само собой, ирловцев.
     Удивительно, как иногда у совершенно разных людей совпадают оценки. Иллюстрацией чему предлагаю авторский перевод моего выступления от 25 октября с.г. Должен для ясности добавить, что в тот день обсуждалась возможность внести в соответствующий закон требование помещать в упаковки лекарств их аннотации на русском языке.

«Уважаемые коллеги! Я понимаю, что до сих пор, на протяжении десятилетий все предложения что-либо сделать для русскоязычных жителей республики отвергались по политическим мотивам. А именно, часть наших партий считает, что согласившись на такое, они потеряют своих избирателей. Может быть, так и обстояли дела прежде, но сегодня мы услышали, что размещение инфолистков на русском языке в упаковках лекарств, по данным социологического опроса, «твердо поддерживают» или «скорее поддерживают» не только 99% русских, но и 90% эстонцев. И намерение Реформы и ИРЛ тупо не поддержать предлагаемое решение может принести им скорее политические минусы, потому что даже эстонская община уже не понимает, почему они, ПР и ИРЛ, так дергаются каждый раз, когда появляется возможность решить какую-то конкретную проблему русскоязычных сограждан.

Им стоило бы поинтересоваться, как к подобным вопросам относятся в иных местах. Например, в США, в Нью-Йрке. Семь лет назад я был там в одном муниципальном учреждении, занимающемся, в том числе, распространением всякого рода полезной информации. И видел брошюры, отпечатанные на 12 языках.

Идиотизм-2013

Сегодня парламент Эстонии закончил первое чтение госбюджета на 2013 год. В ходе обсуждения каждый депутат имеет возможность задать министру финансов до двух вопросов. Таким был мой первый вопрос:

«Уважаемый господин министр! По всей Эстонии сейчас идет обсуждение городских и волостных бюджетов на следующий год. И, как известно, в 2013-ом вырастут цены на электричество, тепло, возможно, что и на воду и канализацию. Для волостей и городов это очень серьезный вопрос: на какое повышение коммунальных расходов ориентироваться, какие закладывать резервы именно на эти цели – коммунальные расходы школ, детских садов и прочих муниципальных учреждений. И у меня спрашивают: что посоветует Министерство финансов, министр финансов? Так на какой процент увеличения стоимости коммунальных расходов рассчитан этот госбюджет? Насколько увеличили вы этим бюджетом расходы на электричество, на отопление, на воду и канализацию для находящихся в управлении министерств зданий – театров, музеев, казарм и т.п.?»

Министр Юрген Лиги дал ответ, который я привожу в дословном переводе:

«Спасибо! Это в случае со стороны государства управляемых очень конкретные переговоры, как покрывать расходы учреждений. В случае находящегося во владении, в собственности RKAS имущества (АО Госнедвижимости) отражается это в выплатах того же RKAS. Их мы финансировали и таким образом подстегивали и реформу недвижимости, чтобы госучреждения отказались бы от лишней недвижимости и инвестиции в недвижимость были бы систематическими. Но, естественно, коммунальные расходы являются одним из источников расходов, которые бюджет должен покрывать и таким же образом должны думать местные самоуправления. Большая картина все-таки та, что инфляция у нас, по прогнозам, скорее в направлении падения и не все цены поднимаются. Как конкретное учреждение свой бюджет планирует, то, конечно, должен был бы я знать учреждение и не был бы умнее, чем руководитель учреждения. Спасибо!»

Поздравляю!, или Жизнь в свинарнике

Данная статья является авторским переводом моего выступления перед парламентом 15 октября с.г.

Я рад, что могу с парламентской трибуны поздравить мэра Нарвы Тармо Таммисте и сейчас поясню, с чем. У меня в руке, вы видите, решение суда. Это уже решение окружного суда. А в суде первой ступени Тармо Таммисте оправдали еще 30 апреля. Тогда суд нашел, что в инкриминируемом ему деянии отсутствуют как прямые, так и косвенные доказательства вины.

У меня нет возможности зачитать вам эти чеканные формулировки, суть ведь в том, что на решение Вирусского суда прокурор Айтсен подал апелляцию в окружной суд, вновь обвинив Таммисте в несуществующем преступлении. И вот прошло некоторое время, и 5 октября уже Тартуский окружной суд решил, что (цитирую): «в данном деле надо прежде всего задаться вопросом по поводу доказательной базы, на которой можно было бы, и, по оценке прокурора, нужно было бы выстроить осуждающее решение. Если исходить из мнения прокурора, и даже исключить показания Таммисте, то в конечном итоге придется таки отметить, что доказательства не содержат ничего, что можно было бы инкриминировать в отношении Таммисте».

Далее в решении суда – довольно забавная фраза: «Это обстоятельство упоминает в апелляции, по сути дела, и сам государственный обвинитель».

Итак, коллеги, закончился еще один политический процесс, обошедшийся, по мнению специалиста, бюджетам Нарвы и Эстонии в 35-38 тысяч евро. Провалилась еще одна попытка руками прокуратуры решить политическую проблему, избавиться от политического соперника. Сколько потрачено нервов, сколько вся эта свистопляска украла лет жизни у обвиняемых – всё для того, чтобы услышать в конце, что для всего этого не было оснований. Даже по мнению прокурора!

Бывают же такие дни…

1.
Утром смотришь новости на каком-то портале, и натыкаешься на заголовок «Сегодня АНСИП ПЕРЕДАСТ парламенту проект бюджета на следующий год». И тут же вспоминаешь диалог из старого анекдота:
       «В салоне автобуса: — Бабушка, передайте, пожалуйста, водителю деньги за билет!
Бабушка: — Да как я передам, милок? У меня и руки заняты… (Смотрит по сторонам.) Вон грузин стоит. Грузин передаст!..
Грузин (возмущенно): — Кто ПЕРЕДАСТ?.. Я ПЕРЕДАСТ?.. Ты сам, бабка, ПЕРЕДАСТ!.. Вы все тут ПЕРЕДАСТЫ!..»

Потом приходишь на работу, и становишься свидетелем такого вот разговора между своим коллегой, депутатом парламента Виктором Васильевым, и министром образования Яаком Аавиксоо (цитируется стенограмма Рийгикогу за 26 сентября):
       «В.Васильев Господин министр! У меня терминологический вопрос. 3-4 минуты назад вы в своей академической речи использовали термин – я, извините, процитирую – «ёбски» («jopski»). Такие слова не часто услышишь в этом зале. У меня вопрос: не могли бы вы объяснить, из какого языка заимствовано это слово и что означает корень этого слова в оригинале?
       Я.Аавиксоо В этом зале чего только не услышишь… И если я действительно сказал «ёбски» («jopski»), то думайте сами, что я под этим подразумевал, я дополнительных комментариев давать не буду…»
       Тут же вспоминается название недавней статьи с одного из эстоноязычных порталов: «Selgitage oma lastele, et «pohhui» ei tähenda «ükskõik» («Объясните своим детям, что «пох…й» не означает того же, что «всё равно»).

Так кто отобрал у эстонского народа государство?

Данная статья является авторским переводом речи, с которой я выступил перед парламентом на заседании 26 сентября, при обсуждении поправок в избирательные законы ЭР.

Вчера с этой трибуны один депутат от правящей коалиции заявил: «Эстонский народ должен попросить себе назад свое государство». (Это сказал реформист Игорь Грязин. Но он так и не уточнил, кто же отобрал у эстонского народа его государство.) Что ж, давайте поговорим об этом.

Демократию, как известно, изобрели древние греки. Было у них свое представление и о выборах. Одно из самых ранних описаний рассказывает, как это происходило: выставлялся глиняный горшок, и каждый, имеющий право выбора мужчина брал из кучи черный («против») или белый («за») камень, который затем опускал в горшок. Просто и понятно. Выборы всеобщие и тайные, результаты – абсолютно легитимные. Короче – демократия.

Теперь представьте себе, что в то время в Афинах появилась бы группа сторонников «прогресса», этаких «реформистов», которые предложили бы некий новый подход. «Давайте, — сказали бы они, — давайте разнообразить выборы. Это ведь не секрет, что какая-то часть имеющих избирательные права граждан ленится раз в год сходить до глиняного горшка и проголосовать выбранным черным или белым камушком. В лом им это! Так пусть голосуют в море. Пусть у них будет право в любое время дня и ночи и в любой кампании выйти на пляж и кинуть в воду камень. Живущий в море Нептун – никто ведь не сомневается в его всемогуществе? – всё это посчитает, а мы потом сходим на берег, послушаем шепот набегающей волны, и скажем вам, как оно с результатами выборов на самом деле…»

On-line на www.dv.ee

Отвеченные вопросы

Борис Виан
Здравствуйте, Михаил. Поделитесь, пожалуйста, Вашими взглядами на «федеративный» сценарий развития еврозоны. И какими плюсами-минусами это светит Эстонии. Спасибо и удачи Вам.

Каждая страна Евросоюза имеет собственную политическую элиту, готовую на всё ради сохранения максимума своих властных полномочий. Эти элиты будут готовы поступиться частью своего влияния, то есть дать согласие на федерализацию Союза, только в условиях отсутствия альтернативы, то есть или перед лицом реальной внешней угрозы, или в ситуации тотального экономического, переходящего в острый социальный, кризиса. Не хотелось бы видеть, как Евросоюз превращается в империю — они все плохо кончают. Плюсами это не светит никому.

рыжик
Как вы прокомментируете, что молодежь уезжает из страны? Последнее решение Рийгикогу о школах с языком обучения отличным от госязыка, повлечет за собой увеличение числа уезжающей отсюда русскоговорящей молодежи?

На днях я ознакомился с очередным аудитом Госконтроля. В этом документе оказалась диаграмма, иллюстрирующая прогноз изменения структуры населения Эстонии — исходя из данных Евростата. Оказалось, что по мнению этой уважаемой организации население Эстонии в возрасте от 15 до 34 лет всего за 20 лет, с 2010 по 2030, уменьшится с 384 тысяч до 278 тысяч человек, то есть на 106 000. Иначе как демографической катастрофой это не назовёшь.

Демократам-пуссифилам посвящается

Данная статья является авторским переводом речи, с которой я выступил перед парламентом Эстонии 17 сентября 2012 г. На снимке: Президент Эстонии Т.Х.Ильвес и депутат Рийгикогу Ю.К. Райд на мероприятии в поддержку Pussy Riot.

Уважаемые коллеги! Некоторое время назад состоялось, быть может, самое громкое и важное – если судить по реакции прогрессивного человечества – культурно-политическое событие года: концерт панк-группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя в Москве.

После этого наш коллега Райд организовал в поддержку этой группы (дарящей нам, зрителям, высокое искусство вкупе с отстаиванием свободы и демократии) мероприятие, которое почтил своим присутствием и Президент Томас Хендрик Ильвес. Затем тот же Райд наехал на нарвитян, не понимающих, что он не хулиганок защищает, а борется за идеалы демократии.
Жаль, что так получилось. Я всё же полагаю, что надо было как-то поподробнее объяснить народу, что на кону, какие ментальные и культурные ценности. Тогда бы все всё поняли и поддержали Райда и Президента.

Ведь для Pussy Riot шоу в соборе было далеко не первым проявлением их высокотворческих устремлений. Взять хотя бы их поход в московский биологический музей.

Глазами русскоязычного гимназиста

Данная статья является авторским переводом речи, с которой я выступил перед парламентом Эстонии 13 сентября 2012 г., при обсуждении предложения канцлера права, в случае одобрения которого пропала бы последняя возможность обучать русскоязычных гимназистов на их родном языке.

Уважаемые дамы и господа, сегодня, впервые за годы, проведенные в парламенте, я обращаюсь к вам не как политик, а как преподаватель эстонского языка.

(В это время на большом табло над головой спикера появился такой текст:

Посмотрите на экран. Это довольно обычное задание из курса 10-го класса. Если убрать из текста выделение жирным и наклонным шрифтом, фоновые цвета, и перейти на какой-нибудь не столь вычурный шрифт, то мы увидели бы это задание глазами ребенка, для которого эстонский является родным языком:

Плохие отношения между Эстонией и Россией как условие процветания значительной части политической элиты Эстонии

В конце 80-ых и начале 90-ых годов, когда большинство населения говорило о свободе и демократии, равенстве и братстве, весьма узкий круг политиков, будущих лидеров экономики и политического истеблишмента, определился с ключевым вопросом — вопросом гражданства ЭР. Трезвые и прагматичные головы уже во времена «поющей революции» прекрасно понимали, что вот-вот грядет эпоха приватизации. Речь не идет о «желтых» картах, речь о том достоянии, которое до определенного момента считалось то ли народным, то ли ничьим – предприятиях, профсоюзной и прочей собственностью. Всё это следовало «правильно» разделить.

Эти прагматики совершенно точно понимали, что ограничение какой-то части тогдашнего общества Эстонии в правах гражданства в значительной мере облегчит им доступ к той самой приватизации. В результате положения конституции 38-ого года и закона о гражданстве того же времени были изменены ровно настолько, чтобы треть населения занималась другими проблемами и не думала о возможностях полноправного вхождения в экономическую жизнь общества.

Однако им надо было обосновать лишение прав значительной части населения и титульной нации, и всему остальному миру. Именно тогда начали создаваться стереотипы, в соответствии с которыми русские (ради краткости я буду использовать это слово для обозначения национальных меньшинств Эстонии) являются врагами независимости. Тогдашние прагматики, вышедшие в массе своей из местных коммунистов, но по велению времени ставшие антикоммунистами, не хотели отказываться от кастовости социалистического общества при переходе к рынку. И намерение свое успешно осуществили – русских, внёсших значительный вклад в экономические успехи страны, превратили в отверженных.