Перейти к содержанию

Месяц: Октябрь 2022

Парад клоунов (08)

Выбрать часть: (01) | (02) | (03) | (04) | (05)
(06) | (07) | (08) | (09) | (10)
(11) | (12) | (13) | (14) | (15)
(16) | (17) | (18) | (19) | (20)
(21) | (22) | (23) | (24) | (25)

Глава 7

ЭТА КОВАРНАЯ СОЛИСФЕРА

Нет, Виктор уже знал о существовании могущественного владельца медиа-концерна, но никак не ожидал встретить его в столь поздний час в редакции. Сплетни, вполголоса пересказываемые в курилке, давали о его светлости герцоге столь противоречивые сведения, что стажеру порой казались выдумкой от начала и до конца, но даже в таком качестве вызывали близкое к поклонению уважение.

— Ваша светлость!.. — пробормотал Алоиз, мелкой семенящей походкой обходя стол и издалека протягивая гостю руку. Виктор восхитился: Бриннер еле заметно изогнулся, но при беглом взгляде на него казалось, что шеф-редактор исполняет никак не меньше как поясной поклон. Практикант понял, сколь многому ему еще надо научиться в этой редакции.

— Меня зовут Фердинанд, — брюзгливо сморщившись, сказал герцог ровным бесчувственным голосом. Он, прищурившись, прочитал табличку на двери и высокомерно оглядел Бриннера и практиканта, как будто решая, кто же из них шеф-редактор, затем бросил взгляд на часы. Длилось это не дольше секунды, но и за это пустяшное время Виктор, вскочивший так, что его кресло на колесиках едва не опрокинулось, разглядел на блестящем циферблате серовато-белого оттенка фигурки слона и нескольких похожих на римских легионеров воинов.

— Да-да, — рассеянно пробормотал гость и после рукопожатия пошел к креслу шеф-редактора. Он двигался как верблюд, размеренно и плавно, оттопырив нижнюю губу и презрительно глядя на всё, что попадало в поле его зрения.

Устроившись в кресле Бриннера, гость подслеповато прищурился, уставившись в монитор, и вяло махнул рукой. Алоиз сел в гостевое кресло, Виктор, зачем-то встав на цыпочки, тихонько попятился и беззвучно прикрыл дверь. Взгляд его скользнул по стене и ему показалось, что эта кошмарная высушенная голова на стене, подвешенная за собственные волосы, приняла подобострастное выражение и даже слегка повернулась в сторону его светлости.

Парад клоунов (07)

Выбрать часть: (01) | (02) | (03) | (04) | (05)
(06) | (07) | (08) | (09) | (10)
(11) | (12) | (13) | (14) | (15)
(16) | (17) | (18) | (19) | (20)
(21) | (22) | (23) | (24) | (25)

Глава 6

ТЕОРИЯ ПАРНОКОПЫТНОЙ КАТАСТРОФЫ

— Так ты говоришь, метан? — начал Бриннер. И, показывая свое отношение к столь безыскусно выбранной проблеме, выразительно зевнул.

— Он самый. Цэ-аш… – Виктор заглянул в свой блокнот. – Цэ-аш четыре. Газ животного происхождения, — подтвердил он. — Метан, который постоянно воспроизводится.

И округлил глаза:

— Одного только крупного рогатого скота на планете — где-то полтора миллиарда голов. Свиней, опять же, немерено… И все эти коровы, и не только они, непрерывно… — замялся практикант, подбирая слово.

— Пускают газы? — пришел ему на выручку шеф-редактор.

— Ага, — с облегчением подтвердил Виктор.

— Попукивают, так сказать, на досуге?

— Думаю, правильнее будет сказать — попердывают, — мягко засомневался в приемлемости предложенного Алоизом глагола практикант. — Коровы у меня нет, но если бы мой кот испускал из себя до тысячи литров метана в день — мне было бы трудно назвать это каким-то там безобидным пуканьем…

Бриннер развалился в кресле и расслабился. Надо же, беседа только началась, а он уже получает от нее удовольствие. Сюрприз, да еще какой.

— Лично меня это раздражает. Мы с вами тоже не принцессы какие-нибудь. Каждому случается ненароком… это… испортить воздух. Причем создается ощущение, что некоторые только этим и занимаются. Но мои-то газы в верхние слои атмосферы не поднимаются и озоновый слой не разрушают, — загордился собой Виктор. Но внезапно заметил, с каким вниманием смотрит на него шеф-редактор, слегка струхнул и уточнил:

— Ваши тоже!

О книгах

Facebook

Дорогие друзья, в последнее время стали регулярно поступать вопросы о том, где можно приобрести мои книги. Я постараюсь по возможности кратко изложить здесь информацию на эту тему.

  1. Из изданного за последние 30 лет сейчас доступны 15 книг, выходившие после 2012 года. Это: самоучитель эстонского языка (6-ое издание), русско-эстонский словарь (более 20 000 слов, единственный словарь, содержащий все необходимые для склонения-спряжения формы), киногид по Таллинну (по местам съемок известных каждому 49-ти фильмов плюс курс эстонского для «чайников», некогда (это реально было) изложенный за одну ночь в поезде), романы «Поводырь» и «Настройщик». Так уж вышло, что «Поводырь» включает в себя и текст романа «Парад клоунов»; как это получилось – долго объяснять, да сейчас и не нужно. Еще с 2016-го издавалась серия детских книг, которая началась с «Как бояться если совсем не страшно» и в прошлом году завершилась книгой «Как лопаются бабушки»; между ними уместилось еще 7 книг: «День охоты на крота», «Как барсучонок пчел пересчитывал», «Битва в Вороньей роще», «Волшебный колодец», «Зубастый портфель», «Любимые трусы хозяина» и «Дельфин и русалка». Эта серия из 9 книг вся переведена на эстонский и вполне доступна на обоих языках. Как и вышедшая в прошлом году моя любимая детская книга, подозреваю, что она же и лучшая – «Данька и банановый дракон. Ласнамяэская сказка». Все книги, кроме киногида, в твердой обложке; зато он, как и все детские книги, снабжен(ы) множеством очень симпатичных иллюстраций.

Парад клоунов (06)

Выбрать часть: (01) | (02) | (03) | (04) | (05)
(06) | (07) | (08) | (09) | (10)
(11) | (12) | (13) | (14) | (15)
(16) | (17) | (18) | (19) | (20)
(21) | (22) | (23) | (24) | (25)

Глава 5

В БЕРЛОГЕ ШЕФ-РЕДАКТОРА

«Когда теряются силы, то за силу мы тут же начинаем выдавать свои слабости, — лениво думал Алоиз, насмешливо поглядывая на практиканта, последнего из тех шести, что стажировались в редакции. – Глупость и невежество, вероломство, криводушие и трусость. Не дай Бог дожить до времени, когда последние станут первыми…»

Он решил, что мысль-то неплоха, надо бы записать и потом где-нибудь использовать. Но поленился сделать это сразу и уже спустя пять минут ее не помнил.

Трогательные черно-белые фотографии отходят в прошлое, меланхолично размышлял шеф-редактор. Их складывали в коробки, вклеивали в альбомы. Их ценили и бережно хранили, хотя карточки эти желтели и покрывались трещинами. Пусть редко, но их пересматривали, вглядывались в лица предков, ощущая свою неразрывную связь с давно ушедшими в небытие людьми на фотографиях. Неровно обрезанные прямоугольники терялись при переездах, сгорали в пожарах, безразличные наследники выносили их пакетами на помойку. Но они есть и будут всегда. Они материальны.

Триллионы же дигитальных снимков могут исчезнуть в любое мгновение. Полностью. Навсегда. Дефекты носителей, новый мощный вирус, какая-нибудь зловредная космическая радиация… Запечатленные на них люди, лениво размышлял шеф-редактор, должны остро чувствовать и свою ничтожность, и неизбежность смерти, и неотвратимость забвения.

Мы не рабы (3)

1. часть | 2. часть | 3. часть | 4. часть
Facebook

В 2005 году меня занесло в город Ниагара-Фолс, штат Нью-Йорк. И там, в рамках программы народной дипломатии, я оказался в гостях у семьи преподавателей местного университета. Муж, Генри, насколько помню, был профессор истории, его жена, Джейн, – профессор искусств. Именно там, неподалеку от Ниагарского водопада, я узнал много нового о своей стране, Эстонии.

Но начну с того, что я сразу почувствовал себя героем фильма «Замороженный калифорниец». Справка для тех, кто его не смотрел: в этой тинейджерской комедии 1992 года два оболтуса откапывают пещерного человека, который поселяется дома у одного из них. Он жрет мух и собачий корм, он не знает английского – и у родителей возникает резонный вопрос: это, извините, кто?! На что звучит эпический ответ: это Липкович Чумовски, он приехал по школьному обмену из этой… как ее… из Эстонии!

В общем, я тоже приехал в гости из Эстонии – и Джейн, профессор искусств, тут же взялась показать мне дом. Это-то ладно, но она немедленно принялась извергать из себя такого типа сентенции:

«Вот это – открывашка для бутылок. У нас многие напитки разливают в бутылки и закрывают пробками. – Тут она достала из холодильника кока-колу и взяла в руку открывашку. – И если бутылку надо открыть, то мы берем открывашку и делаем так… Вот – видите? — открыли! Майкл, а у вас в Эстонии есть кола? Как вы ее открываете? Колу надо пить! Это полезно.»

Я был какое-то время в шоке. Но потом успокоился: иногда, чтобы понять, что о тебе и твоей стране думают окружающие, нужно просто сходить в гости к интеллигентным людям в каком-нибудь Ниагара-Фолсе.

Итак, Джейн без умолку знакомила меня с достижениями мировой цивилизации, и из-за этого мне никак не удавалось нормально поговорить с ее мужем, Генри. Но совершенно случайно выяснилось, что если, отвечая профессору искусств, делать хоть шаг за пределы доступного ее пониманию мира, то она задумывается и молчит так долго, что можно спокойно пообщаться с профессором истории. И с какого-то момента наш диалог стал выглядеть так:

— Посмотрите, Майкл, а в этой банке у меня персики! Они растут вон там, в саду. Очень много! Прямо на деревьях. Я их собираю и консервирую. Сама. А потом кушаю. Со сливками. Вот из этого баллончика. Они сладкие и вкусные. Генри тоже любит персики. А у вас в Эстонии есть взбитые сливки? Вы их любите? Вы их тоже кушаете?

На что следовал мой ответ:

Парад клоунов (05)

Выбрать часть: (01) | (02) | (03) | (04) | (05)
(06) | (07) | (08) | (09) | (10)
(11) | (12) | (13) | (14) | (15)
(16) | (17) | (18) | (19) | (20)
(21) | (22) | (23) | (24) | (25)

Глава 4

СТАРУХА С КОСОЙ

Тротман долго лежал, тяжело дыша, мокрый от пота, на своем узком диванчике. Первые секунды он никак не мог понять, где находится. Только что пережитый во сне кошмар еще не утерял для него актуальности.

С кухни доносился свист вскипевшего чайника и несло плотной вонью жареной рыбы. В ноги, с которых сползло одеяло, дуло холодом из приоткрытого окна. На причинное место давил ноутбук, в обнимку с которым Леон заснул пару часов назад. Пульс бил в уши все тише и медленнее.

Тише…

Медленнее…

Постепенно Леон пришел в себя. Первым делом с опаской заглянул под одеяло и сразу полегчало – красного борцовского трико и кед на нем не оказалось. Только пижама. Приснится же такая ерунда!

Он откинулся на подушку и взгляд его уперся в репродукцию Густава Мосса. Она досталась Леону от предыдущего арендатора этой комнаты и поначалу он иногда думал, что же это был за человек, если ему нравилось перед сном и сразу после пробуждения пялиться на двух дам в сиреневых платьях, вместо лиц у которых — черепа.

Тротман пытался избавиться от этой картинки, но, приклеенная к стене, она отдиралась только с обоями. Со временем Леон просто перестал ее замечать. Человек – не вошь, он ко всему привыкнуть-приспособиться может.

Свистеть на кухне перестало, зато усилился запах жареной рыбы, причудливо именуемой, как стало Тротману известно еще в день въезда в эту квартиру, путассу. Правда, он так и не смог запомнить ее название.

— Опять эта пута… В восемь утра! — простонал Тротман, с бессильной ненавистью пялясь на дверь.

Парад клоунов (04)

Выбрать часть: (01) | (02) | (03) | (04) | (05)
(06) | (07) | (08) | (09) | (10)
(11) | (12) | (13) | (14) | (15)
(16) | (17) | (18) | (19) | (20)
(21) | (22) | (23) | (24) | (25)

Примечания к третьей главе

Луис Прадо и Теодоро Молина де Маркес

Стр. 58. Незабвенный Луис Прадо сразу бы сказал, что в случае Тротмана явно сказывалась дурная наследственность, чему были виной несколько поколений его предков с высшим, преимущественно гуманитарным образованием.

Луис Феррейра Прадо, выдающийся бразильский социолог и демограф, разработал и в своей монографии 1969 года «Замри-умри-исчезни: социопатические параметры мыслящего класса» предложил оригинальный подход к теории рефлексии чистого разума. Его физиологическая составляющая сводилась к утверждению, что в моменты экзистенциальных кризисов нейронные процессы в мозгу типичного носителя высокого интеллекта замедляются, причем иногда вплоть до полной остановки. По мнению Луиса Прадо, главным образом это и обнуляет шансы работников умственного труда на выживание и продолжение рода. В обстановке снижения уровня интеллекта среднего человека, ставшего очевидным к 70-ым годам, его труд вызвал немалый интерес.

Система убеждений Прадо сложилась, как у многих до него, на основе опыта, полученного в детстве и ранней юности. Взрослея и мужая в одном из самых неблагополучных районов Сан-Паулу, маленький Луизиньо усвоил, что хуже, чем задаваться вопросом «что делать», когда рядом уже щелкнуло выкидное лезвие ножа, может быть только одно — усугублять раздумья вопросом «кто виноват». Что, к сожалению, характерно для вечно комплексующей интеллигенции, и крайне негативно влияет на численность ее популяции в тяжелые времена. Независимо от того, для какой страны они настали.

Чуть позже он развил это наблюдение в целую теорию, попав с ее помощью в околонаучную тусовку, обывателями ошибочно принимаемую за средоточие передовой научной мысли. Так и пошло: монографии, премии, интервью в «Плейбое», всевозможные ток-шоу. Вскоре Луис и сам поверил, что является великим ученым и гордостью своей далекой родины.

История с географией

Facebook

Друзья, есть идея. Географическая, связанная с политической картой мира (далее по тексту – ПКМ).

Ты, возможно, удивишься, но в мире существует множество вариантов ПКМ. Вот австралийская карта:

На ней Австралия находится сверху и как бы доминирует над остальным миром. Царь горы.

На это дело посмотрели южноафриканские картографы – и сделали то же самое:

Парад клоунов (03)

Выбрать часть: (01) | (02) | (03) | (04) | (05)
(06) | (07) | (08) | (09) | (10)
(11) | (12) | (13) | (14) | (15)
(16) | (17) | (18) | (19) | (20)
(21) | (22) | (23) | (24) | (25)

Глава 3

ЗОМБИ-ТЕСТ

На полу что-то блеснуло. Бриннер, прищурившись, пригляделся, затем нагнулся и поднял сверкнувшую в свете лампы серьгу. Покрутил ее в пальцах… Почти сразу презрительно хмыкнул, небрежно отбросил дешевку в сторону двери. И подошел поближе к Виктору.

— Запомни, — внушительно сказал Алоиз, убирая одни очки в футляр и снова закрывая пол-лица другими, с большими темными стеклами, — за три месяца испытательного срока ты должен задать все мыслимые и немыслимые вопросы. Потом все они будут считаться признаком непрофессионализма. Так что спрашивай смело.

— Что такое зомби-тест?

«Ловкач, — заревновал Тротман. — еще один плюс заработал. Ведь как-то догадался же, что шеф еще не наговорился. Прямо на ходу подметки рвет…»

Бриннер отреагировал сразу, как будто ждал этого вопроса. И заговорил с явным удовольствием.

— Ты как, смотришь иногда фильмы о нашествиях зомби? – поинтересовался он.

— Как все… – пожал плечами Виктор.

— А ты когда-нибудь задумывался, почему их становится с каждым годом всё больше и больше? Не зомби, разумеется, а этих в высшей степени сомнительных поделок?

Парад клоунов (02)

Выбрать часть: (01) | (02) | (03) | (04) | (05)
(06) | (07) | (08) | (09) | (10)
(11) | (12) | (13) | (14) | (15)
(16) | (17) | (18) | (19) | (20)
(21) | (22) | (23) | (24) | (25)

Глава 2

СОБЕСЕДОВАНИЕ НА ЗАМЕЩЕНИЕ ДОЛЖНОСТИ ВОЖАКА СТАДА

— Нас учили, что журналист должен быть объективным и беспристрастным, — послышался из зала усталый голос молодой, уверенной в себе женщины, — а вы говорите о…

Повисла пауза, и Леон представил, как эта зануда и зубрила, но наверняка гордость своей alma mater листает блокнот, ища нужное место.

— Ага, вот… об «искусстве отбора ярких деталей, без излишних обобщений, при минимальной вариативности и обязательной дальнейшей концентрации сюжета на том существенном, что обеспечивает правильное восприятие материала читателем».

Послышался звук захлопнутого блокнота.

— Сразу появляются вопросы. Что это за правильное восприятие такое? И разве мы вправе за читателя решать, какое восприятие правильное, а какое нет?

Она еще что-то нудила, эта отличница, но ее слова слились в неразборчивое «бу-бу-бу» и Леон, прикрыв пухлой ладошкой рот, невольно зевнул. За восемь лет работы в «Д’Эльфе» он уже много раз слышал в различных вариациях беседы на эту тему и знал, что в следующую минуту ответит его шеф-редактор, уж его-то повадки он за эти годы изучил досконально.

«Мне особенно приятно услышать этот вопрос…» — как бы предугадывая ответ, тихонько пробормотал он, но тут же замолчал, услышав вкрадчивый голос Бриннера.