Перейти к содержанию

stalnuhhin.ee Записи

Основы интегристики (II)

«Попасть в Историю — не проблема для человека с головой.
Гораздо труднее сохранить затем эту самую голову
в целости и сохранности
»

Приписывается Робеспьеру 

Глава 2. Связь интеграции с исторической наукой.* 

Интегристика невообразима вне истерического** контекста, каковое условие обязательно к применению на каждом этапе интеграции — это аксиома.

Однако первым и важнейшим принципом следует считать отказ от прямых аналогий, поскольку они зачастую создают фон, интеграции отнюдь не способствующий. При желании можно, конечно, доказать, что истребление альбигойцев во Франции 13 века было оправдано благой целью интегрировать их в современное им общество, так же не признающее полутонов в политике отправления религиозных обрядов, как современная Эстония не признает их в политике языковой, но предпочтительнее избегать возможных сравнений. К тому же в плане результативности решительных мер вам всегда смогут возразить, приведя в пример хотя бы тех же ведьм, которых в средневековой Европе становилось тем больше, чем интенсивнее их жгли на кострах.

Можно, таким образом, считать доказанной теорему А.Я.Невского: «Вас точно не повесят на вашем любимом галстуке, если вы его не наденете.»

Основы интегристики

«Ни одна теория не бывает достаточно хороша,
чтобы ее стоило претворять в жизнь
»

Из неопубликованных законов Мерфи

Предисловие переводчика. 

Поневоле выступает умиленная слеза, да и изъясняться начинаешь возвышенным штилем 18-го века, когда в руки попадает нечто вроде сего сочинения, «Основ интегристики», благородство духа анонимных создателей коего не подлежит сомнению. 

Ведь куда не кинь взгляд — повсюду брожение, суета сует и томление духа. Люди теряют навыки совместного проживания, добрососедство из вполне обыденного явления становится добродетелью, многословно, ежели кто ее проявит, восхваляемой. Чаще же зло ногой распахивает двери и сосед идет на соседа с бранью и угрозами, когда смутными, а когда и до хруста костей внятными — и на край света готов пойти за серебряной пулей для ближнего своего, которого почитает не иначе как вурдалаком. 

Тем паче достойно восхваления откровение духа, не видящего постыдных мелочей жизни в поисках идеала — некоего Эдема на земле грешной — в юдоли печали, в каковую все более преображается наша держава. 

Как осенить благодатью родные просторы, когда в них испокон веку царит вавилонское столпотворение языков, обычаев и нравов? Эстония, дай ответ! Не дает ответа, лишь крупицу за крупицей роняет жемчуга драгоценной мысли — государство наше, а также наиболее достойных его сынов и дщерей обогащающие; нам, неразумным, во благо просветления и обращения к достойной жизни, чрез тернии к светилам небесным. 

Сказки и были нашего леса

13. 

Жил да был один премьер-министр. И было у него ровно 13 министров. То есть не в том смысле ровно, что они строем красиво ходили или еще что такое — нет, они все больше гурьбой наваливались. Когда на работу ехать, а трамвай, предположим, битком набит. Ну, поднатужатся — и уже там, внутри. Потому что дружные очень были, компанейские. Несмотря на неравенство: двое-то из них беспортфельные были. Обидно, да? Одиннадцать человек как люди — с портфелями, народ сразу видит — кабинет министров талончики пробивает, а двое — ни то, ни се.

Но совсем не в этом было дело, а в числе 13. Потому что премьер-министру оно с самого начала не понравилось. И не то чтобы он особо суеверный был — в пределах разумного. Кукушку, например, всегда вежливо спросит насчет того, какой процент экономического роста в следующем году ожидается, носорога увидит — перекрестится, а если черный кот дорогу перейдет — непременно три раза через левое плечо плюнет. Поэтому, кстати, все его советники старались справа держаться. Только по дереву премьер никогда не стучал, потому что это его советников обижало еще больше, чем плевки.

В Эстонии побеждают коммунисты

Пару лет назад я побывал на северо-востоке США, и в славном городе Баффало имел весьма примечательную беседу с профессором одного из местных университетов. Буквально за год до этого, путешествуя по Европе, он с однодневным визитом посетил Таллинн, и уже в Баффало поведал мне то, что запомнил из рассказов гида на экскурсии по Старому Городу. Эти, сохранившиеся у него знания, он нес дальше, делясь ими со всеми желающими. Коротко они заключаются в следующем: во времена советской оккупации в Эстонии не издавались газеты и книги на эстонском языке, образования на эстонском языке не было, люди коренной национальности не допускались к управлению, а те из них, кто протестовал против такого положения вещей, поселялись в Сибири. Прекрасный пример переиначенной коммунистической пропаганды.  

1

Корни сегодняшних проблем, разделивших общество Эстонии на две резко конфликтующие между собой общины, идут из конца 80-ых и начала 90-ых годов. Именно тогда, когда большинство населения говорило о свободе и демократии, равенстве и братстве, весьма узкий круг политиков, будущих лидеров экономики и политического истеблишмента, определся с ключевым вопросом — вопросом гражданства ЭР. Трезвые и прагматичные головы уже во времена «поющей революции» прекрасно понимали, что  вот-вот грядет эпоха приватизации. Речь не идет о «желтых» картах, речь о том достоянии, которое до определенного момента считалось то ли народным, то ли ничьим.

Примитивные мысли

Построение гражданского общества в Эстонии закончилось. Не в том смысле, что мы его строили-строили – и построили, а в том, что закончилось. Стройплощадку тряхнуло очередным, последним, надо полагать, взрывом, и сквозь едкий дымок уже не видать ничего, кроме тлеющих углей. Над этим пепелищем изгаляйся как хошь — ничего не поправишь.

Сие малорадостное событие приключилось 12-го августа сего года около пяти часов пополудни. Именно в это время в парламенте Эстонии сотсиаал-дймокраат Марк Соосаар, интеллигент (да не обидится он на меня за это слово, придуманное некогда русским), не чуждый творческих наклонностей (полученное в Москве образование ко многому обязывает) выдернул чеку из гранаты, то бишь произнес следующие слова: «…saada Eestis elavate, vдhe koolis kдinud ja primitiivselt mхtlevate vene inimeste hддli…» Не буду тратить время на контекст высказывания, люди с крепким желудком заглянут сами в стенограмму Рийгикогу, ограничусь переводом: «…получить голоса живущих в Эстонии, мало посещавших школу и примитивно мыслящих русских людей…»