Перейти к содержанию

Месяц: Октябрь 2022

Русский роман (22)

Выбрать часть: (01) | (02) | (03) | (04) | (05)
(06) | (07) | (08) | (09) | (10)
(11) | (12) | (13) | (14) | (15)
(16) | (17) | (18) | (19) | (20)
(21) | (22) | (23) | (24) | (25)

Г Л А В А ХLI

Преступное проникновение

Вот, вроде бы, и всё. В повести про злодеев, внесших ярмарочное оживление в провинциальную скуку города Родимова, можно ставить жирную точку. Совсем скоро станут они для родимовцев фигурами более мифическими, нежели реальными, рассказы же о них станут похожи на байки о семье Парша-Собакиных. Вот уж повеселятся потомки.

Но пока сковало город сонное оцепенение. Сколько ни тужь слух — всюду тишь да гладь, сколько ни пучь в темноту глаза – никого не видать. Если подняться сейчас над особняками и лачугами, присутственными местами и полицейскими участками, лабазами и торговыми рядами, бульварами и кладбищами, то только и разглядишь в лунном свете на месте города подобие дремлющей топи, что изредка пробулькает что-то пузыриками болотного газа, но, сама вдруг испугавшись произведенного ею запаха и звука, снова успокоится.

Никого нет на дурно освещенных улицах. Все спят. Кроме разве что церковного старосты, господина Лишки. Этот деятель, встав к конторке, что-то пишет. Интересно было бы знать, кому? Нет ведь у него родни за пределами Родимова, а приятелей – так тех и вовсе нигде нет. Он же знай строчит и строчит. Так, посреди ночи, пишутся или стихи или доносы. Оно вам надо, Степан Иваныч? Поэт-то вы, как известно, никакой. Так и шли бы спать, как все.

Русский роман (21)

Выбрать часть: (01) | (02) | (03) | (04) | (05)
(06) | (07) | (08) | (09) | (10)
(11) | (12) | (13) | (14) | (15)
(16) | (17) | (18) | (19) | (20)
(21) | (22) | (23) | (24) | (25)

Г Л А В А ХL

Русский роман

Колинька Астафьев ничего не ведал о событиях в доме купца Оськина. Однако же ему столь желалось увидеть Клементину Ильиничну, что на следующий день после ее побега из Родимова, часов около шести, через дыру в ограде он проник в парк, со всех сторон окружавший дом князя Верейского. Уже всему городу было известно, что на празднестве в честь юбилея его сиятельства точно будет княгиня Марья Кириловна, и гимназист здраво рассудил, что где княгиня, там непременно и Клементина Ильинична объявится. Колинька очень хотел ей рассказать, что нового придумал он для своего романа.

Особняк князя был поставлен парадным фасадом со всеми его колоннами в направлении ворот, к которым вела дорога в сотню саженей. С западной стороны к главному зданию была пристроена галерея со скамейками, что изгибалась дугой и охватывала ею каскад фонтанов, в галерее начинающийся и спускавшийся чуть не к середине двора; восточной же стороной смотрел дом на парк, что размерами своими был даже больше городского. В плане особняк Верейского вкупе с галереей был схож с квадратным навесным замком, дужка которого отомкнута и отодвинута вбок.

Русский роман (20)

Выбрать часть: (01) | (02) | (03) | (04) | (05)
(06) | (07) | (08) | (09) | (10)
(11) | (12) | (13) | (14) | (15)
(16) | (17) | (18) | (19) | (20)
(21) | (22) | (23) | (24) | (25)

Г Л А В А ХХХVIII

Портрет за сто двадцать пять тысяч

Гроза в сентябре – большая редкость. Но полночи чуть в стороне от Родимова сверкали молнии и еле слышно рокотало. Не зная, что и подумать на такое безобразие в природе, Сидор Кузьмич знай крестился, доставая свои капиталы из тайников, что были у него устроены по всему дому. Хотя еще до рассвета стало тихо, когда же настало утро, то уже ничто не напоминало о ночных страхах.

Проще всего было, открутив два винта, поднять столешницу письменного стола и выгрести оттуда слоем в мизинец толщиной разложенные ассигнации. К величайшему сожалению купца, слоем в мизинчик Клементины Ильиничны, не его. Затем, в своей спальне, купец полез на потолок, устроенный из досок, положенных на балки, оттуда он достал две шкатулки. Убедившись, что требуемой ему суммы не набралось, он разрезал шов на чучеле медведя, что с подносом в лапах стоял в коридоре перед его кабинетом. Во всё время этой операции медведь смотрел на купца с укоризной и, оскалившись, будто рычал от боли – хотя мучительно больно было при этом не ему, а Сидору Кузьничу.

Ближе к полудню в ворота под кирпичной аркой на двух колясках заехали во двор гости: вахт-министр Курков-Синявин и кассир общества по возведению моста, Адам Войцехович, кучерами у них были два зверообразных мужика. Совместно они решили с обедом погодить, сперва дела; да и супруга купца, Клементина Ильинична, из загородного дома еще не подъехала. Но не позже как через час изволит быть, уверял купец.

Мы не рабы (1)

1. часть | 2. часть | 3. часть | 4. часть
Facebook

На прошлой неделе меня позвали на ЭТВ, поговорить о «проблемах русских Эстонии». Четыре гостя, 55 минут на всех. В таком формате мало что можно договорить со всей ясностью до конца. Поэтому я сделаю это здесь. Расскажу, в чем я вижу эти самые проблемы. Хотя они даже не «русские».

Проблема первая: отсутствие политической субъектности

Мы все, хотим мы того или нет, являемся членами каких-то групп, в которых заинтересованы политики, то есть политические партии. Поясню на примере учителя, работающего пенсионера 64 лет от роду, русского.

Если я учитель, один из примерно 16 400 школьных преподавателей Эстонии, то всем партиям интересно со мной подружиться. Я для них не только объект, требующий увеличения зарплаты и улучшения условий труда, я тот, кто определяет отношение народонаселения ко власть имущим. Мой профсоюз может организовать митинг перед парламентом или забастовку, а для политиков мало что хуже, чем обвинение во враждебности к образованию и науке. Поэтому у меня есть в этом качестве возможность оказывать влияние на политиков. Причем я могу давить на всех – никто не осмелится ущемлять мои права. Наоборот, все партии будут соревноваться за звание «Лучший друг школы и учительства».

Если я пенсионер по старости, один из примерно 330 000, то все партии будут наперегонки меня облизывать, особенно перед выборами. «Индексация пенсии», потом «внеочередная индексация», затем «внеочередное повышение помимо индексации», иногда даже «повышение индексации плюс сто евро каждому на руки сразу» – инициативы всех без исключения партий будут на меня сыпаться уже за год до очередных парламентских выборов, поскольку партиям нужны голоса, а у пенсионера тощий кошелек и перманентные проблемы со здоровьем, но у примерно 300 тысяч есть голос, так нужный любому политику.

Русский роман (19)

Выбрать часть: (01) | (02) | (03) | (04) | (05)
(06) | (07) | (08) | (09) | (10)
(11) | (12) | (13) | (14) | (15)
(16) | (17) | (18) | (19) | (20)
(21) | (22) | (23) | (24) | (25)

Г Л А В А ХХХVI

Ходжа Насреддин и леопарды

Организационный комитет по устройству в Родимове компании для строительства моста собрался поздним вечером. Последним, в сопровождении Архипа, в небольшой особняк рядом со съезжей заявился Дюфарж, который сперва перемолвился несколькими словами с охранявшим входную дверь Антоном.

— Давно ждут?

— Как к вечерне колокола ударили, так сразу прибыл Георгий Сергеич, — вполголоса доложил тот. — А господин кассир сегодня еще никуда и не выходил.

— Что делают?

— Известно – молчат. В шахматы играют.

— В шахматы? – поразился Владимир Андреевич.

— Во-во, я и сам подумал, что подозрительно это. И казенку кушают.

— Может, знаешь, по какой причине?

— А как же, знаю, — пожал могучими плечами кучер. – Рому нигде не было – вот и водка пригодилась.

Русский роман (18)

Выбрать часть: (01) | (02) | (03) | (04) | (05)
(06) | (07) | (08) | (09) | (10)
(11) | (12) | (13) | (14) | (15)
(16) | (17) | (18) | (19) | (20)
(21) | (22) | (23) | (24) | (25)

Г Л А В А XXXV

По рукам!

Курков-Синявин прошагал мимо Сидора Кузьмича за стол и вытянулся в струнку рядом с портретом императора. С того места, где стоял купец, казалось, что замерли они в одном строю, только царь-батюшка при этом забрался зачем-то на невысокую табуреточку и сейчас скажет стих про Лукоморье. Вместо того заговорил вахт-министр.

— Миллион, — с непередаваемым сожалением сказал посланец Государственного совета. — Больше не могу. И десять процентов. Меньше невозможно.

— Мильон?

— Именно. Это, знаете ли, такое число. Спереди единичка, а за ней – шесть нулей.

Купец немного подумал.

— Чего мильон, господин вахт-министр?

— Рублей, разумеется, — удивился столь глупому вопросу пегий господин. — Не польских злотых и не финляндских марок — рублей. Даже не серебром – ассигнациями.

Русский роман (17)

Выбрать часть: (01) | (02) | (03) | (04) | (05)
(06) | (07) | (08) | (09) | (10)
(11) | (12) | (13) | (14) | (15)
(16) | (17) | (18) | (19) | (20)
(21) | (22) | (23) | (24) | (25)

Г Л А В А XXXIII

В княжеском доме

Более прочих сословий было в ту пору потрясено купечество. Всякие прожекты были для Родимова в новинку и к ним не было никакой привычки. Тогда не внедрилось еще в разные слои общества того понимания, что ныне стало повсеместно: сверху назначенное направление в сторону прогресса только случайно окажется верным, поскольку выдумывают его не те и не там. Иногда они даже не знают, зачем, собственно, делается та или иная реформа – кроме, разве что, изобретения новых способов добывания в казну денег.

Ну, или мимо казны, это уж как повезет. На иных реформах грех не озолотиться.

Так что не было в Родимове купца, что со всей страстью души не желал бы немедленно приобщиться к мостостроению, стать акционером нового предприятия. Множество достойных людей первой гильдии уже посетили кассира товарищества по возведению моста через Родимку, где сперва узнавали грустное: председатель правления, князь Верейский, строжайшим образом запретил подписывать недворян более чем на двадцать тысяч, да и то бумажками. И у всякого купца, что пришел прикупить акций самое большее тыщ на пять, сразу оказывался аппетит увеличить свой вклад ну хотя бы до пятидесяти тысяч. Ан нет! Его сиятельство за такое голову оторвет, сами знаете, шептал кассир. Купцы сами ничего такого не знали, но немедленно впадали в уныние.

Русский роман (16)

Выбрать часть: (01) | (02) | (03) | (04) | (05)
(06) | (07) | (08) | (09) | (10)
(11) | (12) | (13) | (14) | (15)
(16) | (17) | (18) | (19) | (20)
(21) | (22) | (23) | (24) | (25)

Г Л А В А XXXII

Происшествия

Прости, читатель, что без объяснения причин перенес тебя из Родимова в Санкт-Петербург, да еще и из теплого начала осени в хрустящий снегом январь, но весь опыт нашей цивилизации говорит, что именно доносы порою дают историкам лучшие образцы бытописания. Даже не с Иуды Искариота это началось: тому деятелю просто не повезло стать тем, на кого записал евангелист Иоанн грех, присущий всякому – стремление чужими руками свести счеты с теми, кто тебе несимпатичен, да на этом еще провернуть свой маленький гешефт.

Господин же Лишка, будучи и прекрасно информирован, и не лишен малой толики литературного таланта, столь гладко описал события конца лета, что грех было бы не воспользоваться его донесением. Уж так кудряво составил он перечень всего, что произошло в первые дни пребывания вахт-министра Куркова-Синявина в Родимове, что просто загляденье!

Так что, перед тем помолясь за грешную душу ябедника Степана Иваныча, возьмем его кляузу за отправную точку. То бишь вернемся в первые дни сентября — и продолжим нашу повесть о трех злоумышленниках, что подняли на дыбы целый губернский город.

Русский роман (15)

Выбрать часть: (01) | (02) | (03) | (04) | (05)
(06) | (07) | (08) | (09) | (10)
(11) | (12) | (13) | (14) | (15)
(16) | (17) | (18) | (19) | (20)
(21) | (22) | (23) | (24) | (25)

Т О М Т Р Е Т И Й

ГЛАВА XXX

Степан Иванович Лишка

Высокая резная дверь раскрылась едва ли на четверть, и в эту щель проник солдат инвалидной роты с охапкой дров и короткой кочергой.

«Опять он в валенках, так его перетак!.. — с крайним неудовольствием подумал его сиятельство. — Сызнова этот истопник одет не по уставу и одному богу ведомо, куда мы все так докатимся, когда солдаты у нас в латаных валенках по Третьему отделению шляются».

Он поднялся из кресла и подошел к окну.

«Всего-то семь, — посмотрел Александр Христофорович на часы, — а как уже темно. Прямо-таки ночь…»

Фонари за кованой оградой отбрасывали слабый свет на искрящийся алмазной крошкой снег, освещая безлюдную улицу и даже университетскую аптеку по ту сторону канала. И где-то меж ними, забравшись в гранитное русло, пряталась в тени закованная в лед Мойка.

«Ну что за город… Тут даже если занят рутинными делами, все равно так и тянет поэтически поразмыслить о вечном. Особенно когда диспозиция такая, как сейчас».

Русский роман (14)

Выбрать часть: (01) | (02) | (03) | (04) | (05)
(06) | (07) | (08) | (09) | (10)
(11) | (12) | (13) | (14) | (15)
(16) | (17) | (18) | (19) | (20)
(21) | (22) | (23) | (24) | (25)

ГЛАВА XXVII

Купцы и чиновники

Купечество тоже не могло остаться в стороне от обсуждения последних событий: планы возведения самого длинного в империи моста, взбудоражившие город, так сильно и отчетливо пахли огромными шальными деньгами, что не обтолковать их при каждом удобном случае было свыше человеческих сил. Каждому знакома ситуация, когда понимаешь, что надо держать язык за зубами, но нет никаких сил молчать. Впрочем, никто в Родимове себя и не сдерживал.

Каждый лабазник плел чушь сообразно своему разумению и оттого речи эти не отличались особой содержательностью; что в силу недостаточной образованности местного бизнес-сообщества не должно вызывать никакого удивления.

Следует заметить, что торговое сословие во все времена отличалось – и отличается ныне, и будет отличаться всегда – двумя чертами, только и позволяющими людям недалеким, даже глупым добиваться успеха в наживании капиталов.

Разбогатеть желают все, но не так уж и много тех, кто за медный грош всегда готовы юлить, лукавить, плутовать; обжулив же одного – немедленно приниматься околпачивать следующего, вводя его в заблуждение с благой целью выманить его последний пятачок. Каждому, разумеется, доводилось в жизни хитрить в попытке облапошить окружающих, но очень мало тех, кто живет только ради того, чтобы мошенничать.