Перейти к содержимому

Рубрика: Парламент и правительство

«20%»

Ну, и где этот старик-процентщик? — Ансип, как обычно, был немногословен. Собравшиеся в кабинете министры притихли и завороженно уставились на левую полу пиджака премьер-министра, из-под которой что-то выпирало.

Ансип плотно прикрыл дверь и прошел к своему креслу.

— Так где этот вздорный старикан? — повторил он вопрос, уставившись взглядом в неизвестно зачем стоящую на столе массивную бронзовую чернильницу. Раздался скрип стульев: соседи отодвигались подальше от долговязого благообразного джентльмена, сидящего как раз напротив Ансипа. В установившейся тишине министр МВД услышал пролетевшую муху, затем — как ползут под обоями две мокрицы и как думает министр образования.

«Деловой Петербург»

Корр: «После событий с Бронзовым солдатом мы (русские в Эстонии) перестали стесняться того, что мы русские». Это слова жительницы Таллинна. Вы готовы присоединиться к этим словам?

Среди тех людей, которых я уважаю нет тех, кто бы стеснялся, что он русский. Я себе вообще не представляю, почему мы должны этого стесняться. Хотя надо отдать должное, фраза очень громкая. Но мне кажется, что и до событий конца апреля русским в Эстонии стесняться было нечего. Такие слова мог сказать человек, который будучи русским и живя в русской семье, учится или учился, например, в эстонской школе. У него создаются определенные комплексы. Это явление не новое и достаточно распространенное.

«Деловые Ведомости»

Корр: Вокруг Нарвы сейчас наплетено немыслимое число небылиц, но давайте начнем с реальных событий. Итак – что произошло?

10 июня в одном из кабинетов нарвской горуправы был проведен обыск и изъятие документов. Аркадия Николаева, и.о. директора Департамента городского имущества и хозяйства, задержали, причем из служебного кабинета по всей Петровской площади до полицейского транспорта провели в наручниках.

Но на следующий день Николаева из-под стражи выпустили, рабочий кабинет для дальнейшей служебной деятельности освободили и даже не сделали мэру Нарвы предписание об отстранении Николаева от работы.

Второе и третье события произошли 16 июня, когда полиция безопасности, КАПО, провела обыск и изъятие документов из кабинета вице-мэра Софьи Хомяковой и руководителя MTÜ Narva Ettevõtluse Arendusühing Вадима Орлова.

Опять, как и в первом случае, в республиканской и городской прессе появились публикации, в которых авторы многозначительно рассуждали о коррупции, обсуждали связи между людьми – причем такие связи, которых нет только у живущего в дремучей чаще Маугли. Спустя несколько дней все кабинеты были возвращены владельцам.Всё.

Корр: А резонанс эти события получили огромный. Почему, как по-вашему?

Русофобам, которые ныне у власти, нужны внутренние враги. Мы, соответственно, не нужны в качестве лояльных граждан. Поэтому предпринимаются любые шаги, которые могут создать Северо-Востоку, и Нарве в первую очередь, очередные трудности. Так провоцируется сопротивление, которое в глазах избирателей-эстонцев можно выдать за происки врагов. Так было 26-го апреля прошлого года, а сегодня таким, как соц-демократ Нестор нужна возможность уверять тех, кто им верит, в превосходстве представителей одной нации над другой, уверять Европу в своем праве не вести равный диалог с нацменьшинствами, а навязывать им ассимиляцию. Им нужны русские погромщики, желательно из Ночного дозора, и русские коррупционеры, желательно в самоуправлениях, где русские в большинстве. Тогда снижение самооценки русской общины Эстонии позволит правящей коалиции делать дешевую рабочую силу, каковой мы являемся, послушной во всех смыслах, в том числе и в политическом. Поэтому любой, даже выдуманный негатив из Нарвы, с Северо-Востока, раздувается при помощи СМИ до вселенских масштабов.

«Вести Дня»

Корр: — Каково быть русским политиком в Эстонии? И что на ваш взгляд нужно делать для того, чтобы быть успешным русским политиком в Эстонии?

— В Эстонии прилагательное «успешный» к слову «политик» уже почти никакого отношения не имеет. Особенно когда речь идет о русских политиках. Всё, к чему стремились разные русские партии, всё, к чему стремились депутаты Рийгикогу русской национальности – похоронено в апреле прошлого года. И закопано так глубоко, что уже и отыскать невозможно следы положительных изменений 6-8-летней давности. Поэтому успешных русских политиков парламентского уровня в Эстонии нет. Глядя на регресс экономики и межнациональных отношений можно, кстати, констатировать, что и из политиков-эстонцев мало кто может претендовать на звание «успешного».

У меня есть опыт двух парламентов — IX и X (работа в XI ограничилась тремя неделями). В IX парламенте еще была дискуссия, был диалог, еще можно было отстоять свою точку зрения. Можно было внести хоть какие-то разумные изменения в Закон об иностранцах, в Закон о языке, в Закон о гражданстве — и так 12 моих законопроектов превратились в законы.

С X Рийгикогу в эстонской политике диалог стал хиреть, а нынешний парламент культивирует уже исключительно монолог, главенствует партийная идеология, и все голосуют по команде. Политика  государственного масштаба построена таким образом, что успешности никакой быть не может, посредственность, оказавшись в большинстве у власти, всегда устанавливает свои правила игры.

Сказки и были нашего леса

13. 

Жил да был один премьер-министр. И было у него ровно 13 министров. То есть не в том смысле ровно, что они строем красиво ходили или еще что такое — нет, они все больше гурьбой наваливались. Когда на работу ехать, а трамвай, предположим, битком набит. Ну, поднатужатся — и уже там, внутри. Потому что дружные очень были, компанейские. Несмотря на неравенство: двое-то из них беспортфельные были. Обидно, да? Одиннадцать человек как люди — с портфелями, народ сразу видит — кабинет министров талончики пробивает, а двое — ни то, ни се.

Но совсем не в этом было дело, а в числе 13. Потому что премьер-министру оно с самого начала не понравилось. И не то чтобы он особо суеверный был — в пределах разумного. Кукушку, например, всегда вежливо спросит насчет того, какой процент экономического роста в следующем году ожидается, носорога увидит — перекрестится, а если черный кот дорогу перейдет — непременно три раза через левое плечо плюнет. Поэтому, кстати, все его советники старались справа держаться. Только по дереву премьер никогда не стучал, потому что это его советников обижало еще больше, чем плевки.

В Эстонии побеждают коммунисты

Пару лет назад я побывал на северо-востоке США, и в славном городе Баффало имел весьма примечательную беседу с профессором одного из местных университетов. Буквально за год до этого, путешествуя по Европе, он с однодневным визитом посетил Таллинн, и уже в Баффало поведал мне то, что запомнил из рассказов гида на экскурсии по Старому Городу. Эти, сохранившиеся у него знания, он нес дальше, делясь ими со всеми желающими. Коротко они заключаются в следующем: во времена советской оккупации в Эстонии не издавались газеты и книги на эстонском языке, образования на эстонском языке не было, люди коренной национальности не допускались к управлению, а те из них, кто протестовал против такого положения вещей, поселялись в Сибири. Прекрасный пример переиначенной коммунистической пропаганды.  

1

Корни сегодняшних проблем, разделивших общество Эстонии на две резко конфликтующие между собой общины, идут из конца 80-ых и начала 90-ых годов. Именно тогда, когда большинство населения говорило о свободе и демократии, равенстве и братстве, весьма узкий круг политиков, будущих лидеров экономики и политического истеблишмента, определся с ключевым вопросом — вопросом гражданства ЭР. Трезвые и прагматичные головы уже во времена «поющей революции» прекрасно понимали, что  вот-вот грядет эпоха приватизации. Речь не идет о «желтых» картах, речь о том достоянии, которое до определенного момента считалось то ли народным, то ли ничьим.

Примитивные мысли

Построение гражданского общества в Эстонии закончилось. Не в том смысле, что мы его строили-строили – и построили, а в том, что закончилось. Стройплощадку тряхнуло очередным, последним, надо полагать, взрывом, и сквозь едкий дымок уже не видать ничего, кроме тлеющих углей. Над этим пепелищем изгаляйся как хошь — ничего не поправишь.

Сие малорадостное событие приключилось 12-го августа сего года около пяти часов пополудни. Именно в это время в парламенте Эстонии сотсиаал-дймокраат Марк Соосаар, интеллигент (да не обидится он на меня за это слово, придуманное некогда русским), не чуждый творческих наклонностей (полученное в Москве образование ко многому обязывает) выдернул чеку из гранаты, то бишь произнес следующие слова: «…saada Eestis elavate, vдhe koolis kдinud ja primitiivselt mхtlevate vene inimeste hддli…» Не буду тратить время на контекст высказывания, люди с крепким желудком заглянут сами в стенограмму Рийгикогу, ограничусь переводом: «…получить голоса живущих в Эстонии, мало посещавших школу и примитивно мыслящих русских людей…»

Монолог об отмщении

«Смейтесь, господа!
Все глупости на земле делаются с серьезными лицами
».

Григорий Горин

Пусть нам отомстят и успокоятся. Я понимаю — была оккупация, эстонцам жилось тяжело. Всем. И тем, которые тысячи предприятий и колхозов возглавляли, и тем, которые в Верховном Совете и министерствах ЭССР стулья протирали, и тем, которые на партийных собраниях за идеи Сталина-Хрущева-Брежнева-Горбачова руки тянули. В конце концов, именно ими в значительнейшей мере реализовывались ужасы оккупации. Но — их заставили! А за это надо мстить.

Виноваты же во всем мы, которые понаехали, электростанций понастроили, заводов судоремонтных и прочих мануфактур. И никак не можем понять, что эта страна не для нас. Вот эстонцы помнят, как оно было, когда они почти всем здесь руководили, а им ежедневно доказывали, что это не их страна. Отсюда и сегодняшние проблемы, потому что никак не выберут адекватную форму мести за пережитое. А способ то есть!

Кому нравится «Дождь», если в Нарве он вызывает отвращение

Город Нарва, его жители и власти, во все годы независимости выражали желание восстановить Старый Город в его историческом виде. Это воспринималось как пустые мечты и маниловщина в тяжелые для города 90-ые годы, но с началом этого тысячелетия все яснее становились новые возможности. В результате выхода из затяжного экономического и социального кризиса трагедия обстрелов и бомбежек 1944 года, уничтоживших практически всю Нарву, стала восприниматься нынешними нарвитянами как, в том числе, и вызов нашей способности воссоздать, пусть на протяжении нескольких поколений, облик Старой Нарвы.

При этом должна быть — нам, во всяком случае казалось, что должна быть очевидной поддержка этому процессу всех тех организаций и институций, которые являются радетелями эстонскости в ее лучших проявлениях. Ведь это патриотично — учить и знать историю своей страны, ведь это патриотично — бороться за сохранение памятников старины или способствовать их восстановлению.

Однажды 10 лет спустя

В 2018-ом в Эстонии будет функционировать несколько новых партий. Уже в 10-ом году, на волне критики системы парламентских зарплат, появится – не без помощи газетных магнатов – Партия Честных Граждан (Ausa Kodaniku Erakond), которая пообещает каждому избирателю среднюю парламентскую зарплату (и чтоб всё по справедливости!), войдет в Рийгикогу и заснет там летаргическим сном рядом с «зелеными».

Перед выборами 2015 года новое поколение молодых политиков, для которых отцы-основатели ResPublica Партс, Рейнсалу и Вахер (Parts, Reinsalu, Vaher) будут казаться глубокими старцами, создадут партию CubRubica, и на волне борьбы с коррупцией и бюрократизмом одолеют всех на выборах.

Однако уже спустя три года наберет силу новое политическое движение. К этому времени естественная убыль населения составит 40-50 тысяч человек, миграция унесет из страны еще тысяч 100; активно привлекаемая из стран третьего мира рабочая сила начнет заполнять пустоты рынка труда – все это вкупе вызовет подъем патриотических настроений и создание Либерально-Демократической партии Эстонии (Eestimaa Liberaal-demokraatlik Partei) во главе с Тийтом Мадиссоном (Jüri Liim). ЛДПЭ пообещает восстановить памятник СС-овцам в Лихула, пока же будет пикетировать посольство РФ, требуя остановить отток из Эстонии в Россию местных инородцев.