Перейти к содержанию

Метка: русский язык

Маразм крепчает

Facebook

Об этом заседании я довольно подробно рассказал на NARVA.FM, и как только эта запись появится на сайте tema.ee – тут же размещу соответствующее видео на своих каналах. Но сил нет как хочется поделиться происходившим в тот день в Рийгикогу, так что предложу пока краткий обзор.

В последнее время я все чаще цитирую одного министра иностранных дел; и каждый, кто этот мой отчет прочитает, несомненно согласится, что невозможно более лаконично выразить отношение к беспощадной красоте окружающего нас пейзажа: «Дебилы, бл…»

Но – начнем. Итак, партия EKRE, которую граждане с ущемлением отвечающих за адекватное видение мира мозговых извилин полагают другом русскоязычного населения Эстонии, внесла в парламент некий проект решения. Его название, в отличие от текста, ни о чем не говорит: «Дача поручения Правительству Республики». Совершенно, казалось бы, безобидная бумажка.

Само поручение – это восемь строчек текста, который приведу целиком, без купюр:

«На основании Закона о порядке работы Рийгикогу (параграф 154, ч. 1) Рийгикогу решает:

Сделать Правительству Республики предложение представить проекты по изменению Закона о языке, Закона о медиауслугах, Закона о рекламе, Пенитенциарного кодекса и других нужных правовых актов, которыми:

  1. общественно-правовым и частно-правовым юридическим лицам Эстонской Республики в тех видах деятельности, которая направлена на население Эстонии, разрешено использовать только государственный язык. Добавлять можно перевод эстоноязычного текста на иностранный язык, которому нельзя быть русским языком. При этом эстоноязычный текст должен быть на первом месте и лучше виден, чем иноязычный текст;
  2. обеспечивается контроль и ответственность за вышеприведенными требованиями.»

Перевод – дословный. Сам текст в оригинале, на эстонском, такой же корявый, как в переводе. Смысл, если кто не понял, такой: сами мы слишком глупые и ленивые, чтобы делать поправки в соответствующие законы, но вы там, в правительстве, исполните поручение и примите меры, которые полностью вынесут русский язык из публичного пространства.

Обсуждали это безобразие более двух часов. Люди с крепкими нервами могут посмотреть это в ютубе, здесь: https://www.youtube.com/watch?v=mzykaSRQE4k&t=63s. Я же в этой заметке сначала приведу несколько цитат, которые достойны того, чтобы хоть малая часть цивилизованного мира была с ними в курсе.

Поговорили…

Facebook

В среду в Рийгикогу состоялось первое чтение Закона об основной школе и гимназии, законопроект 722. По регламенту слово для выступления получают только представители фракций и председатели комиссий, так что я смог только задать два вопроса министру Лукасу. На вопрос, чтобы было понятно, у депутата одна минута, на ответ министру дается столько времени, сколько он захочет.

О самом законе расскажу после его принятия, поскольку в ходе трех чтений что-то может, хотя это маловероятно, и поменяться. Пока скажу только одно: в своем докладе Лукас впервые на моей памяти отметил такую причину перевода русских школ на эстонский язык обучения, как критическая нехватка учителей. Точную формулировку Лукаса желающие могут прочитать здесь (это стенограмма), смысл же в том, что 30 лет никто не занимался этой работой – так откуда учителям-предметникам взяться?

Ну и вопрос-ответ:

  1. Господин министр, в русскоязычной среде есть мнение, что целью защищаемого сейчас вами перехода является оставить детей с родным языком русским не без аттестата, уж какую-нибудь бумажку им выдадут, а оставить их без знаний. Без базовых знаний, получаемых в основной школе и гимназии, в дальнейшей жизни никак. Расскажите что-нибудь красивое на эту тему. Я прошу прокомментировать утверждение, что вся создаваемая вами система обучения, она в первую очередь для того, чтобы оставить русскую молодежь без будущего, сделать из них люмпенов или работников сферы обслуживания, просторабочих и т.п.

Мы не рабы (1)

1. часть | 2. часть | 3. часть | 4. часть
Facebook

На прошлой неделе меня позвали на ЭТВ, поговорить о «проблемах русских Эстонии». Четыре гостя, 55 минут на всех. В таком формате мало что можно договорить со всей ясностью до конца. Поэтому я сделаю это здесь. Расскажу, в чем я вижу эти самые проблемы. Хотя они даже не «русские».

Проблема первая: отсутствие политической субъектности

Мы все, хотим мы того или нет, являемся членами каких-то групп, в которых заинтересованы политики, то есть политические партии. Поясню на примере учителя, работающего пенсионера 64 лет от роду, русского.

Если я учитель, один из примерно 16 400 школьных преподавателей Эстонии, то всем партиям интересно со мной подружиться. Я для них не только объект, требующий увеличения зарплаты и улучшения условий труда, я тот, кто определяет отношение народонаселения ко власть имущим. Мой профсоюз может организовать митинг перед парламентом или забастовку, а для политиков мало что хуже, чем обвинение во враждебности к образованию и науке. Поэтому у меня есть в этом качестве возможность оказывать влияние на политиков. Причем я могу давить на всех – никто не осмелится ущемлять мои права. Наоборот, все партии будут соревноваться за звание «Лучший друг школы и учительства».

Если я пенсионер по старости, один из примерно 330 000, то все партии будут наперегонки меня облизывать, особенно перед выборами. «Индексация пенсии», потом «внеочередная индексация», затем «внеочередное повышение помимо индексации», иногда даже «повышение индексации плюс сто евро каждому на руки сразу» – инициативы всех без исключения партий будут на меня сыпаться уже за год до очередных парламентских выборов, поскольку партиям нужны голоса, а у пенсионера тощий кошелек и перманентные проблемы со здоровьем, но у примерно 300 тысяч есть голос, так нужный любому политику.

Никто не спасет Эстонию, если она сама этого не захочет

Никакая команда не сможет спасти корабль, если офицерский состав во главе с капитаном то бросает в трюм гранаты, то, развлекаясь, стреляет в машинном отделении по мотористам.

Ведь чем вызван нынешний кризис? В первую очередь полным отсутствием активной политики занятости. У Эстонии был шанс лет на 8-12 перетащить к себе производства из так называемых старых стран ЕС, для чего требовалось облегчить до самого минимального уровня процесс выделения под них земли, упростить процессы планирования и проектирования. Это не сделано, время упущено, и теперь наши бывшие налогоплательщики во все большем количестве работают на благо экономик других стран. И почти никого это не интересует.