Перейти к содержанию

Синильная кислота для Сависаара

КаПо задержала советника Министерства социальных дел Андерса Цахкна
КаПо задержала префекта Айвара Отсалта
Прокуратура начала уголовное расследование в отношении бизнесмена Нейнара Сели
Падар пообещал привезти Сависаару из Бельгии шоколад

Новости СМИ Эстонии

— Ну, здравствуй, Малыш! — ласково улыбнулся экс-министр внутренних дел Пихл.

— И тебе не хворать, — о Карлсон, живущий на крыше! Может, пообедаем вместе? Ужас как есть хочется, — ответил ему экс-министр финансов Падар.

— Я уже давно не живу на крыше, — голосом Василия Ливанова сказал Пихл. — Я сам и есть крыша.

Евродепутат Падар с интересом оглядел скромный интерьер кабинета персонального пенсионера Пихла, зацепился глазом за стеллаж, забитый разноцветными папками. Рядом, на стене, висели скальпы индейцев —судя по красным ленточкам, которыми были перевязаны волосы — вроде бы племени навахо, тут же красовались засушенные головы воинов племени маори.

«Интересно, как он их провез из Калифорнии и Новой Зеландии?..» — рассеянно подумал Падар. Вдруг по его спине побежали мурашки. «А с чего я взял, что он их вообще откуда-то из-за границы притаранил?» — ужаснулся экс-министр. И исподлобья глянул на партайгеноссе Пихла.

Тот смотрел на Падара, чьи мысли легко читались, с доброй улыбкой. На столе перед ним лежали три желтые папки с синими белочками в углу, подписанные по корешкам именами «Андерс Цахкна», «Нейнар Сели», «Айвар Отсалт». Рядом аккуратной стопочкой высилось еще с дюжину похожих папок.

— Всё шалишь? — кивнул на них Падар.

— Навыки терять нельзя, — ответил Пихл голосом мультяшного Карлсона. — Но сегодня — не об этом…

Он очень внимательно посмотрел на евродепутата Падара. И вкрадчиво спросил:

— Что, Малыш, в Брюссель едешь?

— ЛЕЧУ, КАРЛСОНЧИК, ЛЕЧУ!!! — издевательски захохотал в ответ экс-министр финансов. Пихл кисло усмехнулся:

— Обещания раздаешь… Сависаару вон пообещал шоколаду из Бельгии привезти…

— Ты что, Карлсон, обиделся что ли? Да я ж это так, хохмы ради! — забеспокоился Падар. — Пусть побесится…

— Как я и думал! — хмыкнул Пихл. — Нет, Малыш, шоколад Сависаару ты реально привезешь! Много! И с миндалем…

— А миндаль — это что? — поинтересовался слегка очумевший евродепутат. — И зачем?

— Ты ж вроде министром сельского хозяйства был когда-то? И не знаешь, что такое миндаль?.. — озадачился Пихл. — Это орех такой. Вернее — сухая костянка.

Тут экс-министр МВД увидел, как глаза собеседника теряют фокусировку, зрачки сдвигаются к переносице, и заторопился:

— Нет-нет! Не бери в голову! Будем считать миндаль орехом!

Пихл встал, прошелся по кабинету.

— Видишь ли, Малыш, в горьком миндале содержится амигдалин, который при разрушении зерен расщепляется с образованием, в том числе, синильной кислоты. Это цианид такой. Пятидесяти зерен миндаля достаточно, чтобы… Ну, ты понимаешь…

Пихл остановился рядом с Падаром, дружески опустил руку на его плечо.

— Проблема в том, что при термической обработке амигдалин, источник синильной кислоты, почти полностью разрушается. И для отравления нужно уже не пятьдесят, а пять тысяч зерен горького миндаля. А это примерно пятьсот стограммовых плиток качественного бельгийского шоколада. С очень конкретными орехами. Вот ты его и привезешь, раз уж обещал… Сависаар его съест — и ту-ту! — хихикнул Карлсон-Пихл. — Доведем травлю до конца. Столько ж сил положено…

Малыш-Падар занялся подсчетами:

— Пятьсот плиток по, примерно, четыре евро… Это будет… Это будет… — евродепутат замер, уставившись в потолок и медленно шевеля губами.

— Малыш, ты иногда даже меня пугаешь… – спустя минуту сказал в сердцах Карлсон-Пихл. — Неужели ты был когда-то нашим министром финансов? Поверить не могу!

— Погоди! — оживился вдруг Падар. — Это ж подстава чистой воды! Отравителем меня хочешь сделать?

— В этом и красота комбинации, Малыш! — воскликнул Пихл. — Любой, кто съест зараз пятьдесят кило шоколада, коньки по-любому откинет. На синильную кислоту никто и не подумает.

Падар нехотя согласился, что это сильный аргумент. И задал последний вопрос:

— А как ты его заставишь съесть эти пятьсот плиток? Да еще в один заход?

— В моей практике, — скромно потупился Карлсон-Пихл, — еще не было случая, чтобы кто-нибудь отказался проглотить то, что я ему положил в рот. Откажется Сависаар — первым будет. Кстати, Малыш, что мы с тобой всё про работу да про работу. Перекусить пора. Останешься отобедать?

Но Падар откланялся. Во-первых, у него отчего-то пропал аппетит. Во-вторых, он торопился в Брюссель. Там он еще не шалил.

Комментарии

Опубликовано в рубрикеОбзор прессыПарламент и правительствоЮмор

7 комментариев

  1. gljuk gljuk

    2 люси
    Пихл, как и Грязин, в явных любимчиках у автора. Тут явно чтой-то личное.

  2. lucy lucy

    Пихл уж давно не при делах. Чё ж он всё фигурирует снова и снова?

  3. LZ LZ

    Просто большие дети! Этот Падар с его детсадовской подколкой с шоколадом… Камо грядеши?

  4. Marina Marina

    Европарламентарии «старшей группы» будут «несказанно рады» прибытию в «младшую группу» такого пополнения. Скоро они осознают, что парламент и состоит, в основном, из этих младоевропейцев — малышей и шалунов. А дети, как известно, самые жестокие представители человеческой расы, знающие только слово «Дай». Тогда как собственно человек начинается с потребности помочь, поделиться. Франция и Германия, думается, не ожидали таких результатов объединения. По делам коту — му́ка?

  5. Konstantin Konstantin

    Однако, ещё гос.суд путёвку Падару не выдал

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.