Спасибо!

Эстония – это не только состоящая из ансипов и аавиксоо масса, это еще десятки и сотни интеллектуалов, мыслящих независимо и здраво. И накануне Нового года хочется пожелать им быть услышанными своим народом. Говоря спасибо за их смелость: высказываться вопреки догматам официальной госполитики требует в Эстонии всё большего мужества.

«Президент и русский язык

(статья с блога Яана Каплинского)

Наш президент опять меня и не только меня неприятно удивил. На этот раз своими заявлениями о русском языке как языке оккупантов в интервью швейцарской газете Der Bund. Уже излюбленный нашей пропагандой термин «оккупация» некорректен: аннексия Советским Союзом Эстонии началась коротким периодом оккупации, но потом, когда эстонские граждане стали гражданами СССР со всеми их обязанностями и правами (пусть сих прав было маловато), это было уже аннексией. Две большие разницы. Все юристы, в том числе некоторые члены нашего Государственного суда, в личных беседах с такими определениями согласились, хотя не столь многие хотят выражать своё мнение публично. Но история русского языка в Эстонии не начинается аннексией 1940 года. Русский язык стал официальным языком наряду с немецким в наших краях после Северной Войны, приведшей к включению Северной Прибалтики в состав Русской империи как Эстляндской и Лифляндской губерний. Русский язык стал в 1880 годах единственным языком делопроизводства, а также и обучения в казенных школах, и владение им дало многим эстонцам возможность учиться, найти работу и сделать карьеру в других регионах империи. Моя мама и мой дед учились в русских школах. Все государственные деятели и большинство интеллигенции получили образование в императорском Юрьевском университете в Тарту или в других учебных заведениях России. Все наши высшие офицеры, руководившие эстонскими соединениями в войне за независимость в 1918 — 1920 годах, были выпускниками имперских военных училищ, в том числе и Императорской Военной Академии. В России жили и работали сотни тысяч эстонцев, Санкт-Петербург был сто лет тому назад вторым городом по численности проживающих там эстонцев. Само собой разумеется, что это привело к большому числу смешанных браков и к тесным контактам в области культуры. Для примера могу привести дружбу между эстонским поэтом Хенриком Виснапуу и русским поэтом Сергеем Есениным. Многие эстонские военные и политики лучше владели русским нежели эстонским языком. Конец такому взаимному обогащению культур положила большевистская революция и сталинский террор. До 1940 года в Эстонии к русским, русскому языку и культуре относились с интересом и уважением. Такое отношение пошло на убыль в советское время, но и тогда отношения между интеллигенцией сохранились и иногда даже укрепились. Я открыл для себя волшебную силу поэзии благодаря Лермонтову и Пушкину, могу сказать, что стал писателем благодаря знанию русского языка, позволившему мне еще будучи школьником зачитываться русской классической литературой. Эта великая литература и ее язык остаются частью моей личности, моего я, и если я о чем-то сожалею, то о том, что не владею в совершенстве русским языком и мне нелегко писать литературные тексты по-русски. Но кое-что я все-таки написал и надеюсь написать и в будущем».

И пара новостных сюжетов этого года:

«Мярт Вяльятага: эстонизация русских школ – мелкая месть эстонского национализма

Эстонизация русских школ выглядит как простая месть эстонского национализма, считает главный редактор журнала Vikerkaar Мярт Вяльятага. Вяльятага, по мнению которого русских под вывеской интеграции хотят ассимилировать, пояснил, что попытку ассимиляции он усматривает, прежде всего, в отмене среднего образования на русском языке, в результате чего наиболее образованные русские, которым происходящее не по нраву, уедут из страны, а остальные опустятся еще на несколько социальных ступенек вниз. На самом деле, по его мнению, ассимиляция невозможна по двум причинам: не стоит надеяться, что эстонский государственный аппарат воспримет ассимилированных русских как своих, кроме того, этот план недооценивает самосознание местных русских, которое никуда не делось».

«Ученый: силой заставить выучить эстонский язык невозможно

Обучение эстонскому языку в случае с местной иноязычной молодежью зависит от мотивации, которой многим не хватает и которую им насильно навязать невозможно, считает языковед Мартин Эхала. В передаче ETV “Vabariigi kodanikud” он сказал, что мотивация зависит от того, где человек родился — в семье рабочих или образованных людей, а также от других факторов. В то же время, по мнению Эхала, навязать молодежи желание изучать язык нельзя».
Спасибо и удачи в 2012 году!

Комментарии

Спасибо!: 1 комментарий

  1. Уважаемый Михаил! Спасибо Вам за все статьи в 2011 году…
    Они достойны, чтобы их читать! Удачи, здоровья и острого пера!
    «Делай, что должен и будет, что будет» — это про Вас.
    И на просторах м-у-с-о-р-о-н-е-т-а Ваша позиция всегда радует глаз и мозг!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *