Перейти к содержанию

Широко раскрытыми глазами (рождественская сказка)

«Депутат Европарламента Индрек Таранд резко раскритиковал министра внутренних дел Марко Померантса, который заявил, что министры при необходимости должны говорить на русском языке. Таранд и задался вопросом, что это — национал-консервативные взгляды или помешательство?»

Таранд: Померантс сдурел?

.

— Глянь! — сказал дежурный полицейский с биркой «Sidoroff» на груди, рассматривая картинку на одном из десятков мониторов, транслирующих изображение с камер слежения. — Опять мордобой… Вызывай наряд.

Второй, с биркой «Kuznetsov», повернулся в кресле, пригляделся. На экране была четко видна достаточно нетривиальная ситуация: стоящий в снегу на коленях худощавый мужчина средних лет, и второй, более плотного телосложения, рядом. Одной рукой он пытался поднять в полный рост своего собеседника, вторая, сжатая в кулак, однозначно указывала, зачем ему это нужно. Худощавый вставать не хотел несмотря на энергичные пинки в зад. Видно было, что он что-то очень быстро говорит.

— А по-моему так просто легкое недоразумение, — поделился своим мнением «Kuznetsov». — Этот ни в жисть не встанет. Отбрешется…

— Что-то морда лица его мне знакома… — задумчиво пробормотал «Sidoroff». Второй полицейский пригляделся:
— Вроде чего-то не хватает… Какой-то детали… Усов… Или бороды…
— Точно! — обрадовался первый. — Видишь солнечные очки у него на лбу?!
— Ночью, в метель — и очки… Так это же Таранд, евродепутат! — ахнул «Kuznetsov». — Давай все патрульные машины к этому кабаку!

— Не торопись! — посоветовал «Sidoroff», внимательно всматривающийся в монитор. — Ты второго мужика — что, не узнаешь?

«Kuznetsov» опять ахнул:
— Наш министр! Как его… Померантс!

Дежурные задумались.
— Интересно, чего они не поделили? — спросил один.
— Ты газет не читаешь? — удивился второй. — Этот отморозок Таранд назвал Померантса сумасшедшим и дураком. За то, что он предложил говорить с русскоязычными хотя бы СМИ на русском языке.
— Во-о-от оно что… — протянул «Kuznetsov». — Так это у них просто идеологический спор двух политических субъектов…

Оба не отрывали взглядов от монитора. А там, где-то в заснеженном городе, Померантс уже устал пихать ногой в пятую точку опоры Таранда, и просто стоял с ним рядом, внимательно слушая.
— Не дело полиции лезть в политику! — решительно заявил «Sidoroff». — Сами разберутся, — сказал он, переключаясь на картинку с другой камеры. — Запись стереть не забудь с 37-ой камеры…
— Обижаешь! — отозвался напарник. — А всё-таки интересно, о чем они говорят…

— Вставай, панк! — еще раз, тяжело дыша, потребовал Померантс, и дернул Таранда за воротник. —Поговорим как мужчины. Евродепутат в ответ еще крепче вжался коленями в снег.
— Ты просто не понял! — заявил он. — Еще раз повторяю: я же из лучших побуждений всё это сказал. О тебе же заботясь. Посмотри на меня!

Померантс сделал, что просят, и с чувством сплюнул.
— Ведь на жизнь надо смотреть широко раскрытыми глазами. Как я, — выпучил, действительно, глаза Таранд, приобретя сходство с какой-то экзотической зверушкой. — Видеть больше и дальше, — убеждал он.
— И что? — буркнул министр внутренних дел, отпуская воротник и хватаясь за ухо собеседника.
— Так всё же очевидно! Ты просто не видишь закономерностей и подоплеки событий, — заверещал Таранд. — Начинаешь, например, говорить с русскими на их языке. А среди них треть — российские граждане. А у России есть свой Закон о языке. Они начнут качать права. И кончится тем, что придется тебе сдавать экзамен на владение русским — чтобы с ними общаться. Железная логика. Оно тебе надо?

Померантс задумался, разжал пальцы. Помолчали. Таранд, почувствовав перемену в настроении министра, тихонько поднялся.
— Что б вы без меня делали? — уже недовольным тоном бурчал он, отряхивая брюки. — Сплошные идиоты кругом. И коммуняки. В печь бы вас всех! (см «Индрек «Истопник» Таранд») Одно только умное и сделали за двадцать лет — меня в Европарламент избрали. А в остальном — имбецилы сплошные, просто нравственные уроды какие-то…

Таранд поднял взгляд, посмотрел в лицо Померантса — и снова очень быстро и привычно бухнулся на колени.

— Ты что, запись на повтор поставил? — удивился «Sidoroff», вновь посмотрев на картинку с 37-ой камеры.

Комментарии

Опубликовано в рубрикеОбзор прессыПарламент и правительствоЮмор

Оставьте первый коментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *