Перейти к содержанию

100 дней до приказа

«Министр финансов Эстонии Ивари Падар заявил, что сложит с себя полномочия главы Социал-демократической партии для того, чтобы «служить интересам Эстонии в Европарламенте«. «Я верю, что если выдвину свою кандидатуру на выборах в Европарламент, это принесет нашей партии дополнительные голоса. Думаю, что дела Эстонии следует решать не только в Таллине, но и в Брюсселе», — сказал Падар на общем собрании партии»
Падар: буду служить интересам Эстонии в Брюсселе

Министр финансов Падар, как старослужащий, являлся теперь на работу после обеда. Первым делом он подходил к стоящей в кабинете кушетке, в изголовье которой висел пришпиленный к стене портновский метр, и отрезал от него еще один сантиметр. Сегодня разрез пришелся на цифру 89.

«Еще 89 дней — и на дембель, в Брюссель», — подумал министр с полным удовлетворением. Эта мысль вызвала в нем бурю эмоций. Не желая испытывать их в одиночестве, Падар вызвал в кабинет нескольких своих партайгеноссе из числа чиновников министерства.

Когда через час в гости к нему зашел камрад Лаар, старослужащий из соседней части, то застал Падара лежащим на диванчике. Мимо него по-утиному, на корточках, пробирались подчиненные, размахивая букетами цветов. Затем они обегали кушетку — и вновь семенили мимо министра. При этом один из них беспрестанно повторял «Чух-чух-чух!», второй имитировал паровозный гудок — «Ту-туу!», третий совершенно бездарно пытался словом «тыгыдым» передать звук стучащих по стыкам рельс колес поезда.
В углу стоял еще один страдалец, и очень жалостливо пел: «Кондуктор не спешит, кондуктор понима-а-ает, что с девушкою я-а-а…»

— Дедуешь, камрад? — спросил Лаар. — Мысленно уже небось в брюсселях да страсбургах?
— А то! — широко улыбнулся в ответ министр финансов. — Меня же партия первым номером в список поставила. Уж мне-то на один мандат лохов в родной стране наберется. Так что дембель неизбежен, как крах капитализма!
— Не дай бог! — испугался Лаар, сплюнул через плечо и постучал по дереву. — А чего это они у тебя с цветами вокруг койки ползают? Еловых веток не достали? И этот поёт как-то… не радостно…
— Это они изображают, как меня по всей дороге от Таллинна до Брюсселя народ цветами встречать будет. А радио… Да, ты прав, камрад, не слышно счастья в голосе…

Падар сделал жест, как будто нажал на кнопку, и громко объявил:
— Остановка поезда — 15 минут. Старослужащие посещают буфет, остальные напряженно соображают, как нашу любимую песню исполнить весело и оптимистично, чтобы враги нашей любимой родины трепетали.

Трое с букетами, тихонько охая и держась за спины, выстроились у стены. Четвертый, изображавший радио, озадаченно думал, как исполнить «Сиреневый туман» в мажоре.

— Садись, камрад, — широко махнул рукой Падар. — Всё купе — наше.

Лаар сел, подумал.
— Я к тебе с таким делом, — начал он рассудительным тоном. — Раз ты на дембель собрался, то должен одно дело сделать. Дембельскую работу…
— Только скажи. Для старослужащего всякий труд в радость, поскольку служит он в сплоченном коллективе, всегда его готовом поддержать. Так?
— Так точно! — хором ответили от стены, и так же, но уже в рифму, продолжили:

— Масло съели — день прошел, и премьер домой пошел. Дембель стал на день короче — всем дедам спокойной ночи!..

— Какая ночь! — возмутился Падар. — Даже не мечтайте. Мы еще с вами и до Варшавы не доехали, а туда же — спокойной ночи!
— Мы и не сомневались, что ты нас не подведешь, — продолжил тем временем Лаар. — Так что готовься еще одно сокращение бюджета провести. Пенсии придется обкорнать, зарплаты кой-кому…
— Не понял! — возмутился Падар. — Кто ж за меня тогда проголосует? После такого дембельского аккорда?
Лаар на это ничего не ответил, молча встал и вышел в коридор. Там он достал из кармана календарик и проколом на нем иголкой 10-ое марта, затем набрал номер на мобильном телефоне и весомо сказал в трубку:

— Щас появлюсь. Веники березовые к моему приходу заменить на букеты, и репетировать прибытие поезда на станцию Брюссель… Всем!
Смеркалось. Во всех смыслах.

Комментарии

Опубликовано в рубрикеПарламент и правительствоЮмор

4 комментария

  1. tegija tegija

    в эстонской это было бы не пропорционально радости, которую, наверное, испытавал русский солдат от последних 100 дней в каком-нибудь стройбате:) а иначе как стройбат и не назовёшь.

  2. почкин почкин

    🙂 тому кто служил в два раза смешней.

    кстати интересно стало, а в эстонской армии есть такое понятте как 100 дней до дембеля?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *