«Деловые Ведомости»

Корр: Вокруг Нарвы сейчас наплетено немыслимое число небылиц, но давайте начнем с реальных событий. Итак – что произошло?

10 июня в одном из кабинетов нарвской горуправы был проведен обыск и изъятие документов. Аркадия Николаева, и.о. директора Департамента городского имущества и хозяйства, задержали, причем из служебного кабинета по всей Петровской площади до полицейского транспорта провели в наручниках.

Но на следующий день Николаева из-под стражи выпустили, рабочий кабинет для дальнейшей служебной деятельности освободили и даже не сделали мэру Нарвы предписание об отстранении Николаева от работы.

Второе и третье события произошли 16 июня, когда полиция безопасности, КАПО, провела обыск и изъятие документов из кабинета вице-мэра Софьи Хомяковой и руководителя MTÜ Narva Ettevõtluse Arendusühing Вадима Орлова.

Опять, как и в первом случае, в республиканской и городской прессе появились публикации, в которых авторы многозначительно рассуждали о коррупции, обсуждали связи между людьми – причем такие связи, которых нет только у живущего в дремучей чаще Маугли. Спустя несколько дней все кабинеты были возвращены владельцам.Всё.

Корр: А резонанс эти события получили огромный. Почему, как по-вашему?

Русофобам, которые ныне у власти, нужны внутренние враги. Мы, соответственно, не нужны в качестве лояльных граждан. Поэтому предпринимаются любые шаги, которые могут создать Северо-Востоку, и Нарве в первую очередь, очередные трудности. Так провоцируется сопротивление, которое в глазах избирателей-эстонцев можно выдать за происки врагов. Так было 26-го апреля прошлого года, а сегодня таким, как соц-демократ Нестор нужна возможность уверять тех, кто им верит, в превосходстве представителей одной нации над другой, уверять Европу в своем праве не вести равный диалог с нацменьшинствами, а навязывать им ассимиляцию. Им нужны русские погромщики, желательно из Ночного дозора, и русские коррупционеры, желательно в самоуправлениях, где русские в большинстве. Тогда снижение самооценки русской общины Эстонии позволит правящей коалиции делать дешевую рабочую силу, каковой мы являемся, послушной во всех смыслах, в том числе и в политическом. Поэтому любой, даже выдуманный негатив из Нарвы, с Северо-Востока, раздувается при помощи СМИ до вселенских масштабов.

Корр: Это очень смелое утверждение, такие слова надо подтверждать фактами.

Я готов это сделать на огромном количестве примеров, а вы судите, случайность это или годами наработанная практика.

Как «достают» Нарву

Пойдем от простых ситуаций к сложным. Через Нарву проходит огромный транзитный транспортный поток, в прошлом году – 46 000 огромных фур только в сторону России. Организация пересечения государственной границы является государственной же функцией. Однако вот уже четвертый год Нарва из своего городского бюджета погашает миллионы крон расходов на осуществление этой функции. Речь идет о пустяковых для государства деньгах – примерно 9 млн. за четыре года. Правительство за это время получило от нас массу обращений с просьбой оплачивать эти связанные с пересечением границы расходы – без ответа. Почему? Кому-то очень хочется, чтобы миллионы крон тратились именной из городского бюджета, что снизило бы его возможности. А можно себе представить, чтобы так же государство поступило с каким-нибудь другим самоуправлением, заставило бы, например, Таллинн оплачивать коммунальные расходы министерств в объеме 80 млн. крон собственных доходов, что пропорционально нашим 9 миллионам? Это невозможно – скажете вы. А с Нарвой можно, оказывается, делать все, что заблагорассудится, у нас ведь 96 % населения – неэстонцы. Куда нам жаловаться? Правительству на правительство? А ведь больше некуда – СМИ, то есть общественному мнению Эстонии, на эту проблему наплевать.

Далее: правительство одобрило введение акциза на сланец, используемый для производства тепла. То есть нарвитяне, по замыслу кабинета министров, помимо единых для всей страны акцизов будут платить еще один спецналог. Представьте себе, что случилось бы, кабы правительство ввело акциз на муку, из которой пекут хлеб для Тарту, или дополнительный акциз на газ в Вильянди. Не можете себе такого представить? А с Нарвой поступают именно так.

Следующее:  в апреле прошлого года город Нарва начал ходатайствовать о муниципализации промышленных земель, необходимых городу для развития занятости – причем под очень конкретные проекты (некоторые, к сожалению, уже ушли в другие страны). И, насколько мне известно, Нарва оказалась единственным городом, которому спустя десять (10!) месяцев в ходатайстве отказали.

То есть мы видим, что делается все возможное, чтобы не допустить развития занятости в городе, чтобы снизить – через искусственное увеличение тарифов – платежеспособность нарвитян, обкорнать, насколько это возможно, городской бюджет.

Корр: Думаете, это делается сознательно? В стране, которая утверждает, что права нацменьшинств не нарушаются?

Кстати, о правах нацменьшинств

Кстати, о правах нацменьшинств — только с осени прошлого года в СМИ Эстонии прошли следующие сообщения: Amnesty International обвинила Эстонию в дискриминации языковых меньшинств, особенно в сфере трудовой занятости; ПАСЕ (Парламентская Ассамблея Совета Европы) критиковала политику Эстонии в области гражданства и отношений с Россией; критиковали Эстонию за политику в сфере языка и гражданства специальный докладчик ООН Д.Дьен и уполномоченный по правам человека Совета Европы Т.Хаммарберг; хельсинская международная федерация по правам человека порицала Эстонию за дискриминацию русскоязычного населения и обвинила эстонскую полицию в излишних жестокостях 26 апреля; та же претензия изложена в докладе госдепартамента США за 2007 год о ситуации с правами человека; известная финская журналистка обвинила Эстонию в апартеиде. Достаточно? Можно вернуться к основной теме?

Как «достают» Нарву — 2

Фоном нарвской жизни является и ситуация со строительством нового корпуса Нарвского Колледжа Тартуского Университета (НКТУ). Неестественно уродливый проект под названием «Дождь», против которого протестовал весь город, вначале не был согласован с Департаментом Охраны памятников старины. Но затем Департамент – видимо, его кто-то очень хорошо об этом попросил – передумал и согласование свое дал. Затем экономическая комиссия Рийгикогу приняла решение о выделении ТУ участка земли на Ратушной площади Нарвы. Нарву, разумеется, никто в известность не поставил. И самое смешное: сейчас НКТУ ходатайствует о выделении 140 млн. крон на строительство того, что 2,5 года назад собирались построить за 60 миллионов. И ведь получат они эти деньги. И кто-то организует за 140 млн. строительство того, что реально стоит миллионов 60. Все это происходит на глазах общественности, но всем на это наплевать, поскольку для остальной Эстонии Нарва – русский анклав, в случае которого ни закон, ни добрая традиция как будто не существуют. Это отношение насаждалось годами. И, кстати, «русский анклав» — это я цитирую одного депутата Рийгикогу, не сам придумал.

Корр: Всегда можно обратиться к прессе…

Шутите?

О прессе

В СМИ без ажиотажа прошли за последние полгода сообщения о том, что до 90 % используемых питьевой подземных вод Ида-Вирумаа не соответствуют евронормам, что 70 000 человек пьют опасно радиоактивную воду (с превышением норм в 3-5 раз) из колодцев северной Эстонии, что в западной и центральной Эстонии, в примерно 80 самоуправлениях около 30 000 человек пьют воду, содержание грозящих онкологией фторидов в которой превышает норму в 3-4 раза. И — тишина! Не требуют навести порядок озабоченные политики, молчит — за единственным и разовым исключением — пресса.

А осенью прошлого года «демократические» СМИ Эстонии дружным хором обрушились на власти Нарвы под предлогом борьбы для здоровья горожан в связи с превышением норм тригалометана в водопроводной воде города. Никто не хотел слушать, что по данным Всемирной Организации Здоровья нарвская вода такова, что сто тысяч человек должны в течение семидесяти лет каждый день выпивать по 2 литра воды каждый, чтобы в результате у одного из них появился риск заболеть онкологическим заболеванием (по данным Союза рака, кстати, больше всего диагностируется раковых заболеваний в Пярнумаа и Таллинне, меньше всего – в Ида-Вирумаа). Никто не хотел слушать о том, что это благодаря правительству в 2005 году Нарве отказали в поддержке проекта строительства новой водо-фильтрационной станции. Такой избирательный подход к проблеме о чьем здоровье «заботится», о чьем нет, т.е. в каких случаях раздувать панику, а в каких нет — четко указывает на определенную группу политиков. Которые, помимо прочего, могут давать указания СМИ.

Немного истории

Корр: Но ведь раньше такого не было?

Просто не было необходимости. Вспомните 90-е годы. На Северо-Востоке — развал крупной промышленности, безработица официально на уровне 20%, в реальности же все 30. В Нарве, разделившей судьбу Ида-Вирумаа, очень низкие зарплаты, очень маленький городской бюджет, очень высокий уровень преступности. При этом государство благосклонно взирало на то, как в 90-е годы разбазаривалось городское имущество, как за смехотворные суммы распродавались муниципальные объекты. Волна ВИЧ-инфекции началась с Северо-Востока, но регион, в котором две трети населения составляют русские, и города, в которых русских свыше 90%, никогда не заботили наших правителей. Когда-то они выдвинули лозунг «Очистим площадку!» — и вымирающее в результате социальных проблем население их вполне устраивало.

Ситуация изменилась в начале этого столетия. Только с 2002 года занятость в Нарве (количество людей, декларирующих доход) увеличилась на треть, средняя зарплата за 5 лет выросла в 1,8 раза и неуклонно приближается к средней по республике. Безработица снизилась с 12,3% в 2002 году до 4,5% в 2007. Уровень преступности  уже в 2005 году в Нарве был в 1,89 раза ниже, чем в Таллинне.

Версии происходящего

Корр: Так ведь это выгодно всей Эстонии, зачем кому-то в такой ситуации вредить развитию?

Вы рассуждаете как нормальный человек, а попробуйте-ка примерить логику правящих партий.

Есть ли что-либо странное в том, что нарвитяне от одних выборов к другим поддерживают тех, кто в 1998 году сместил насквозь прогнившую корруптивную власть, сумел в очень тяжелых условиях остановить уничтожение Нарвы и в последние годы доказал свое умение руководить? По-моему — нет. Но что с этим могут делать нашим политическим конкурентам? Только одно: уничтожать, по мере возможного, наши достижения.

Когда им не нравится то, что в Нарве самая низкая цена на воду и канализацию, они решают отказать городу в возможности получить европейские деньги на строительство водофильтрационной станции — как это было сделано в 2005 году. Они создают ажиотаж вокруг любой проблемы, связанной с водой (в отличие от других регионов) – в надежде добиться увеличения доли городского финансирования водного хозяйства или кардинально повысить тарифы населению. Когда город начинает всерьёз задумываться о восстановлении своей исторической части, государство не с теми, кто озабочен сохранением и восстановлением памятников эстонской истории, а с теми, кто эту самую историческую часть страстно желает испохабить. Ситуация с транзитным транспортом указывает на отчетливое желание любыми средствами изъять из бюджета города как можно больше денег. Ситуация с землей – на  желание затормозить развитие, ну, а что касаемо акциза на сланец, используемый для производства тепла, то тут вообще слов нет.

Добавим к этому еще твердое нежелание нарвитян и их властей  ломать свой менталитет. Для нас Бронзовый солдат — символ наших предков, отдавших жизнь в борьбе с фашизмом: такие уж мы есть, когда всем миром жертвуем на реновацию, например, Братской могилы на одном из равелинов Нарвы. И воспринимается это в штыки.

Всё вышесказанное констатирует печальный факт: наши правители ни перед чем не остановится, чтобы неэстонцев, проживающих в Эстонии, ассимилировать. Именно для этого им нужна экономически и социально неблагополучная русская община. Для ведущих политиков Эстонии, таких как Нестор, успехи самоуправлений, в которых основную долю населения составляют русские – как камень в горле. Манкурта можно сделать из раба, свободный человек будет себя отстаивать до конца.

Корр: Это всё как-то увязано с обысками в Нарве?

Разумеется. Политиканы прекрасно понимают, что прежде всего надо уничтожать тех, кто препятствует ассимиляции. Логично, что после опробования методов экономических, о которых мы вкратце поговорили, происходит переход к методам силовым. Предложил бы рассмотреть две версии происходящего.

Версия первая. Аркадий Николаев действительно виноват и полиция располагает уликами преступной деятельности. Тогда неясно, почему все произошло так, как произошло, почему он отпущен на следующий день, почему не предъявлено обвинение, не сделано предписание об отстранении его от работы. Позвольте мне высказать личное мнение: я уже много лет живу в достаточно враждебном окружении и не питаю никаких иллюзий по поводу того, что в случае нарушения мной какого-либо закона меры будут приняты сразу и максимально жестко. Выделите это жирным шрифтом: если бы было хоть что-то, за что можно бы было уцепиться, из нас бы давно сделали преступников. Думаю, что достаточно нелогичные действия КАПО говорят главным образом о желании правящей в стране коалиции, в первую очередь социал-демократов, силовыми методами изменить власть в Нарве, а затем и в Силламяэ, Кохтла-Ярве и некоторых других городах Эстонии. То есть, от первой версии мы постепенно перешли ко второй, в рамках которой все обретает смысл. После шести лет разговор о коррупции в преддверии выборов в Европейский Парламент коррупцию в Нарве решили «слепить».

Корр: Почему именно социал-демократы?

Высказывания депутата парламента Эйки Нестора четко определяют, в чью зону интересов включена Нарва. Именно он заявил, что «не взирая на то, как решат избиратели судьбу следующего горсобрания Нарвы, государство через свои контролирующие закон органы должно добраться до тех, кто нарушает закон». То есть Нестор уже решил, что закон нарушается, вынес приговор, заменив собою суд – и ставит задачу органам. Такая вот у нас демократия.

Корр: Знаете, создается впечатление, что у вас с Нестором личные счеты, так часто вы его поминаете.

Никаких счетов нет, просто он мне очень интересен как персонаж эстонской политической элиты. Забавно, когда человек – это я о Несторе — несколько лет назад заявлявший, что «снижение подоходного налога заморозит пенсии и затормозит развитие системы здравоохранения» сегодня состоит в коалиции, которая этим занимается. И не ощущает никакого дискомфорта. Интернет хранит массу таких историй.

Корр: Коррупция в Эстонии есть?

Разумеется. Но для своих она называется мягче – корпоративность. Это когда члены парламента арендуют машины у друзей, родственников и у самих себя. Когда генсек солидной партии катается развлекаться за счет казино. Когда президент арендует хутор у фирмы своей супруги, которой прощают 3 миллиона крон, выделенных на этот хутор от ЦУ развития предпринимательства. Когда университет годами продает по заниженным ценам свою недвижимость. И так далее – подобных фактов не счесть. И заглушают их очень быстро и эффективно, чтоб все забыли.

Иное дело – Нарва. Здесь чего стесняться? Должна быть коррупция и баста, хоть глазки повылазьте. Это, кстати, имеет смысл для социал-демократов и в плане всей страны.

Наиболее вероятный расчет был следующим. В Нарве проводятся задержания, обыски и изъятия. Задержанным и допрашиваемым делаются предложения, от которых невозможно отказаться. Расчет делается на человеческие слабости – получить на всякий случай индульгенцию, кого-нибудь оговорив.  Дело-то все-равно в результате развалится. Но вот тянуться оно будет годами, создавая у местных жителей устойчивое представление о корруптивности властей. В результате можно рассчитывать на изменение ситуации в Нарве как на местных выборах, так и выборах более высокого уровня. Чего страстно хочется тем же социал-демократам? Им, как и любой другой партии в ближайшие 12 месяцев, будет очень хотеться в Европарламент. А без Ильвеса, да при том кризисе, который при их участии широко шагает по стране, при сильной конкуренции со стороны центристов, соц-демам рассчитывать уже не на что. Но вот если убедить Эстонию, а вместе с ней и руководство Центристской партии в том, что Нарва корруптивна и недостойна в этой партии состоять, т.е. если оторвать от центристов русских, то шансы социал-демократов на Европарламентских выборах растут сразу на порядок.

Корр: Чего вы ждете от будущего?

Во-первых, я не собираюсь менять своих взглядов. Я отстаивал и буду отстаивать право русских, живущих в Эстонии, сохранять своё видение истории. Мы будем бережно относиться к памятникам этой истории., заниматься их реновацией. Мы будем открыто говорить о фактах дискриминации Нарвы, поскольку в настоящее время, учитывая охват этих фактов, объяснение может быть только одно – дискриминация ведётся по национальному признаку. Мы будем открыто говорить ведущим эстонским политикам, что мы о них думаем. И будем за это получать от власть имущих по полной программе. Что ж – «бывали хуже времена, но не было подлей». Так что я жду от будущего очередных акций, спланированных политиками, и осуществляемых подчиненным им силовыми структурами. К этому дело идет.

Корр: Верите, что что-либо удастся изменить?

По большому счету – нет. В нашей стране параллельно существует два мира, которые почти не соприкасаются между собой. Общественное мнение не изменится – две трети общества просто не знают, что существуют иные, не-нестеровские точки зрения. Для них выходит газета Põhjarannik, в которой Нестор утверждает, что «Стальнухин забыл, в какой стране живет». А в русском варианте этой газеты вместо измышлений Нестора – совсем другой материал, потому что русским всякие глупости читать незачем.

Комментарии

«Деловые Ведомости»: 2 комментария

  1. Моисеев тоже герой, его тоже по нац. принадлежности? )

    Если бы эстонизации не было, так бы Автор и работал помощником мастера на Кренгольме? *риторически.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *