Перейти к содержанию

Запасаемся попкорном, занимаем места

Facebook

В понедельник, 7 ноября, комиссию Рийгикогу по проблемам преподавания эстонского языка посетил министр образования Тынис Лукас.

Встреча прошла в теплой дружеской обстановке. Министр подтвердил готовность перевести все школы на эстонский язык обучения, чего, по его словам, страстно желают все родители русскоязычных детей. С особым удовольствием г-н Лукас два раза сослался на мэра Таллинна, цитирую: «Мне запомнилось, что Кылварт сказал – мы не против перехода на эстонский язык». Когда министр в третий раз принялся за мэра, мне пришлось нарушить патриархальную тишину города Удоева и заверить членов комиссии, что слова, вырванные из контекста, ничего никогда никому не доказывают и демонстрируют только общественно-политическую немочь говорящего.

По ходу совещания министр, как мог, отвечал на подлые депутатские вопросы. Привожу здесь его ответы на мои вопросы.

  1. Зарплату с коэффициентом 1,5 будут получать все работающие на государственном языке учителя, а не только приезжие.
  2. Штрафы, если таковые будут выписываться за незнание языка, придется оплачивать не школам (именно так разъясняют ситуацию в нарвских школах гости из городского отдела культуры — из желания, как я полагаю, внести в педагогические коллективы раздор и шатание), а владельцам школ, то есть местным самоуправлениям. Логика здесь простая: под угрозой терять на каждом случае 9 600 евро местная власть разрешит взять в учителя физики даже сапожника, лишь бы он говорил по-эстонски. Что радует и за что отдельное спасибо министерству – учеников за незнание государственного пока штрафовать не собираются. Хотя надо отдавать себе отчет в том, что, по логике наблюдаемых событий, это новшество прямо-таки напрашивается на внедрение.
  3. Да, имеющий педобразование специалист сможет преподавать любой предмет. Даже если он ни дня в жизни не проработал в школе. Всё будет зависеть только от директора школы. Единственно, что директор сможет взять учителя математики или рисования на работу учителем истории или литературы только по временному договору, сроком на год. Но никто не запрещает повторять эту процедуру хоть десять раз. Так и видится картинка: полный класс детей, не знающих эстонского, а перед ними не знающий русского учитель, приехавший из Пылва, где он работал на лесопилке, которая закрылась из-за санкций на поставку из России древесины – и он вспомнил про свой диплом учителя химии, но было только место учителя истории и теперь он доводит до детей официальную точку зрения на Ливонскую войну на государственном. «Последний день Помпеи» – именно про это. Скептикам, не верящим в такой сценарий, напоминаю про штраф в 9 600 евро. Хотя, думаю, в школах довольно скоро будет достигнут консенсус по принципу: вы делаете вид, что учите — мы делаем вид, что учимся.

В конце встречи я попросил занести в протокол мой протест и озвучил следующее:

То, что за 30 лет не смогли наладить качественное преподавание эстонского на уроках эстонского – «заслуга» министерства образования, его вопиющей некомпетентности. Развернутая нынешней коалицией кампания перехода на 90% объясняется парламентскими выборами 5 марта следующего года и на 10% — русофобией правящих партий, к образованию это действо никакого отношения не имеет. И последнее: ничего построить у вас не получится, вы умеете только разрушать построенное не вами.

Но поскольку у подопытных нет ни малейшей возможности повлиять на дурной энтузиазм экспериментаторов, то я предлагаю запасаться попкорном и занимать места в зрительном зале. Ах да, я забыл упомянуть, что на мой вопрос относительно ожидаемого в отопительный сезон прибытия 100 тысяч украинских беженцев, среди которых может оказаться тысяч 20-30 школьнообязанных, министр меланхолично заметил, что такой сценарий они никак не учитывали.

Комментарии

Опубликовано в рубрикеОбразованиеПарламент и правительство

Оставьте первый коментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *