Принуждение к изучению

«Язык мой — враг мой». Нечто подобное изрекал еще Ювенал — «Язык глупого — гибель для него», но совершенно неожиданно это крылатое выражение начинает обретать свой прямой смысл именно в наше время.

Предваряя дальнейшее, сразу договоримся, что ничего невозможного не существует. Для интеллигентного человека. Просто не изменилось ничего за то время, что человек разумный существует и высказывается. С 1486 года, даты издания «Молота ведьм» Шпренгера и Инститориса, например, вплоть до 18-го века наиболее образованная, или, как выразились бы мы — прогрессивная часть западно-европейской общественности свято и с огромным удовольствием верила всему, в этом труде вышеупомянутых инквизиторов изложенному. Непрогрессивная часть горела на кострах.

И во что верили? Полагаю, что «Молот ведьм» должен хоть раз в жизни прочитать каждый приличный человек — чтобы отчетливо представлять, в какой бред можно заставить поверить подавляющее большинство — но на всякий случай процитирую небольшой отрывок:

«Наконец, что нужно думать о тех ведьмах, которые такие (мужские) члены в большом количестве, до двадцати или тридцати членов зараз, скрывают в птичьем гнезде или ящике, где они движутся, как живые, и принимают пищу, что многие видели и что повсеместно известно? … Некто рассказывал, что когда он потерял член и обратился за восстановлением своего здоровья к ведьме, та приказала ему подняться на дерево и из находившегося там гнезда, в котором лежало большое количество членов, взять себе один. Когда тот хотел взять из них один побольше, ведьма сказала: «Нет, этот не тронь», и при этом добавила, что он принадлежит одному попу».

.

Измученные целибатом святые отцы, захлебываясь слюной, излагали на бумаге свои ночные фантазии. Затем бред, навеянный инквизиторам их поллюциями, становился руководством к действию. И ничего, по сути дела, за 500 лет не изменилось. Вот, например, пересказ одного интервью в подаче DELFI:

Читать далее

Всё это уже было…

Тоже мне новость:

«Директор Языковой инспекции Ильмар Томуск считает, что принуждение к изучению государственного языка по-прежнему обосновано, поскольку в государственных учреждениях еще есть чиновники, говорящие лишь на одном языке.

«Я еще отчасти могу понять частный сектор, а в общественном секторе вообще не может идти речи о незнании чиновником государственного языка, но почему-то учреждения не могут здесь обойтись без внешнего воздействия», — выразил свое мнение Томуск в интервью газете Eesti Päevalehelt.

По его словам, в новый Закон о языке необходимо внести поправку о том, что государственные чиновники должны общаться с общественностью на эстонском языке.

Томуск также отметил, что некоторые чиновники высшего ранга общаются с общественностью не на эстонском языке, к примеру, в русскоязычной прессе дают интервью на русском языке. Директор Языковой инспекции добавляет, что чиновник является представителем государства, и поскольку государственный язык — эстонский, государственный чиновник должен использовать его при общении с общественностью…»

Директор Языковой инспекции: языковой диктат обоснован

Читать далее