Неделя без русских

В последние дни появилось вдруг множество желающих поговорить о примирении русских и эстонцев. Дело, конечно, хорошее, но в очередной раз подменяются понятия: раскол и отчуждение — дело рук политической элиты, а мирить предполагают на бытовом уровне конкретных людей. Люди в голубых касках, миротворцы, пытаются погасить пожар, но при этом старательно не замечают тех, кто изо дня в день подливает бензин в пламя.

Неверно сформулированные условия задачи приводят к невозможности ее решить. Журналист Postimees прислал мне вопросы, на которые я ответил, попросив ничего не менять при публикации. В результате появилась статья на русском языке (На повестке общественное примирение), на эстонском же обнаружить ничего не удалось. Хотя вопросы и, соответственно, ответы были на государственном…

Далее — полный текст интервью, сначала — на русском, затем оригинал, на эстонском..

Postimees: Нас очень интересует — что вы думаете о пожеланиях русских людей в отношении эстонцев?

О, их много и они весьма разнообразны. И большинство этих пожеланий касаются повседневных проблем. Я постараюсь наглядно сгруппировать эти пожелания.

Русский человек хочет, чтобы эстонцы провели мероприятие «Неделя без русских». Чтобы эстонцы заменили русских на шахтах и электростанциях, на конвейерах и в сфере обслуживания, на транспорте и переработке мусора. Чтобы попробовали пожить на зарплату среднего русского, которая намного ниже зарплаты среднестатистического эстонца. Чтобы пережили набег языковой инспекции (от себя лично утверждаю, что далеко не каждый эстонец одолеет языковой экзамен на средний уровень, не говоря уже о высшем). Чтобы эстонцы попробовали понять, что значит слышать в свой адрес слова «оккупант» и «тибла». Чтобы, например, на протяжении этой недели из каждого источника информации звучали глупости об эстонцах как комнатных собачках американцев, находящихся под влиянием пропаганды США. И т.д.

И тогда уже можно было бы сесть, обменяться впечатлениями и спокойно обсудить, как жить дальше.

.

Что должны были бы эстонцы сделать, чтобы отношения с русскими стали более тесными и теплыми?

А что могут для этого сделать такие как Март Хельме или Кале-Юку Райд, Кивиряхк или Аавиксоо? Кто-нибудь может запретить им и многим другим, раздувающим страсти, говорить глупости о русских и России?
Суть же в неравенстве и различии возможностей. Хотите сказать, что общество созрело для решения этих проблем? Я так не думаю. Вы можете сварить большую кастрюлю чего-нибудь вкусного, будете ради этого долгое время напрягаться, но если любой кретин имеет возможность харкнуть в ваше блюдо – то ваши страдания и работа бессмысленны.

.

Что должно было бы сделать для этого государство?

Обеспечить, чтобы хотя бы президент Эстонии избегал бы называть русский язык языком оккупации. Эстонское государство может справиться хотя бы с этим? Если да, то будет иметь смысл развивать эту тему дальше, пока же его, смысла, нет.

.

В чем ошиблась Эстония при строительстве гражданского общества?

Бросьте ерундить — в Эстонии нет никакого гражданского общества и даже в дальней перспективе нет ни малейшей надежды до него добраться.

.

И, конечно, интересует нас ваша позиция в этом вопросе?

Уже 20 лет проводится в Нарве социальное исследование по одной и той же методике. И в нем все эти годы есть вопрос «Было ли вхождение Эстонии в СССР добровольным или насильственным?»

В 1990 году, когда Эстония еще была в составе СССР, когда еще существовали компартия, КГБ и цензура – только 36% нарвитян считали, что вхождение в СССР было добровольным. 44% были убеждены, что со стороны СССР имело место насилие и какой-то определенной точки зрения не было у 20% отвечающих. Что на языке используемой ныне терминологии означает, что две трети русскоговорящих людей были сторонниками независимости Эстонии и лояльны эстонскому государству.

В этом же году только 8% (восемь!) отвечавших на вопросы анкеты утверждали, что в 1940 году имела место агрессия, причем среди анкетируемых в целом эстонцев было 8,5%. Этот результат — угнетающий обзор двадцатилетних достижений русофобской внутренней и внешней политики эстонского государства.

.

.

Meid väga huvitaks, et mida Teie arvate vene inimeste soovidest
eestlaste suhtes?

Oh, neid on väga palju ja üsna erinevaid. Ning enamus neist soovidest puudutavad igapäevaseid probleeme. Püüan nüüd need soovid piltlikult kokku võtta.

Vene inimene sooviks, et eestlased viiksid läbi ürituse „Nädal ilma venelasteta”. Et eestlased asendaksid venelasi kaevandustes ja elektrijaamades, konveieritel ja teenindussfääris, transpordis ja prügikäitluses. Et prooviksid ära elada keskmise venelase palgaga, mis on keskmise eestlase palgast palju madalam. Et elaksid üle keeleinspektsiooni pealejooksu (isiklikult enda poolt kinnitan, et kaugeltki mitte iga eestlane ei saa jagu kesktaseme keeleeksamist, kõrgtasemest rääkimata). Et eestlased püüaksid aru saada, mida tähendab päevast päeva kuulda enda aadressil sõnade „okupant” ja „tibla” vasteid. Et näiteks pidevalt selle nädala jooksul igast infoallikast kõlaks lollusi eestlastest kui ameeriklaste puudlitest, kes on USA propaganda mõju all. JNE

Ja siis istuks maha, vahetaks muljeid ning rahulikult arutaks, kuidas edasi elada.

.

Mida peaks eestlased tegema, et suhted vene inimestega muutuks tihedamaks ja soojemaks?

Aga mida saavad selleks teha sellised nagu Mart Helme või Kalle-Juku Raid, Kivirähk või Aaviksoo? Kas keegi saab neil ning paljudel teistel keelata kirgi kütvaid rumalusi rääkimast venelaste ja Venemaa kohta?

Asja tuum on aga ebavõrdsuses ja erinevates võimalustes. Kas tahate öelda, et ühiskond on küps neid probleeme lahendama? Mina nii ei arva. Keedate suure poti midagi maitsvat, pingutate selle nimel pikka aega, kuid kui suvalisel kretiinil on võimalus söögi sisse sülitada — siis ei maksa tehtud töö ja nähtud vaev midagi.

.

Mida peaks riik selleks tegema?

Kindlustama, et kasvõi Vabariigi President väldiks vene keele okupatsioonikeeleks nimetamist. Kas Eesti riik saab kasvõi sellega hakkama? Kui jah, siis on mõtet edasi seda teemal arutada, esialgu aga mitte.

.

Millega on Eesti kodanikuriigi ehitamisel eksinud?

Jätke jama – Eestis pole mingit kodanikuriiki ning isegi kaugemas perspektiivis pole mingit lootust selleni jõuda.

.

Ja muidugi huvitaks meid Teie seisukoht antud küsimuses laiemalt?

Juba 20 aastat viiakse Narvas läbi sotsiaalset uuringut ühe ja sama metoodika alusel. Ning selles on kõik need aastat palutud vastata küsimusele „Kas teie arvates Eesti liitumine NSVLga oli vabatahtlik või vägivaldne?”

1990. aastal, kui Eesti oli veel NSVL koosseisus, eksisteerisid kompartei, KGB ja tsensuur, arvas ainult 36% narvakaid, et liitumine oli vabatahtlik. 44% olid veendunud, et tegemist oli vägivallaga NSVL poolt ning kindlat vastust polnud 20 protsendil vastajatest. Mis tänapäeva üldkasutatava terminoloogia keeles tähendab, et kaks kolmandikku vene keelt rääkivaid inimesi olid Eesti iseseisvuse pooldajad ning Eesti riigile lojaalsed.

Tänavu ainult 8% (kaheksa protsenti!) vastanutest kinnitasid, et 1940. aastal oli tegemist agressiooniga, kusjuures olid ometi anketeeritavatest 8,5% eestlased. See on masendav ülevaade sellest, mida on saavutanud 20 aastaga Eesti riik oma russofoobilise sise- ja välispoliitikaga.

Комментарии

Неделя без русских: 3 комментария

  1. не сдавайся! ответь им всем достойно, шоб дух захватило у этих зомбей

  2. эстляндия А ты по каким понятиям живёшь? По демократическим? Если так, то не твоё дело, чем зомбируются русские. Подумай лучше о том,чем зомбируютя эстонци.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *