Перейти к содержанию

Царица наук (по пьесам Н.В.Гоголя)

……«Министр образования Тынис Лукас сказал, что экзамен по математике стал обязательным, поскольку математические знания нужны каждому человеку. По мнению Лукаса, от изучения математики в школе есть польза даже тогда, когда через 20 лет уже не помнишь никаких формул. Как сказал министр, приобретенное в школе не значит, что каждая из формул будет использоваться каждый божий день на протяжении всей оставшейся жизни, но это систематизирует мышление, помогает думать, формирует мышление, человеческий мозг и весь подход сам по себе…»

Лукас: математика нужна каждому человеку

.

Д е й с т в и е. I («Р е в и з о р»)
Я в л е н и е 1

Место действия — министерство образования. Действующие лица: Тынис Лукас — министр образования, Яак Аавиксоо — министр обороны, Эне Эргма — спикер парламента, Март Лаар — председатель IRL

Л а а р. Я пригласил вас, камрады, с тем чтобы сообщить вам пренеприятное известие: нам придется менять систему выпускных экзаменов.
А а в и к с о о. Почему — нам?
Э р г м а. Как менять?
Г о р о д н и ч и й. Быстро! И еще так, чтоб деньги сэкономить.
А а в и к с о о. Вот те на!
Э р г м а. Вот не было заботы, так подай!
Л у к а с. Господи Боже! еще и с экономией денег!

Л а а р. Я как будто предчувствовал: сегодня мне всю ночь снились какие-то две необыкновенные белки. Право, этаких я никогда не видывал: рыжие, неестественной величины! пришли, понюхали — и пошли прочь. Вот я вам прочту письмо, которое получил я от Андруса Ансипа, которого вы, камрад Аавиксоо, знаете. Вот что он пишет: «Любезный камрад, кум и благодетель (бормочет вполголоса, пробегая скоро глазами)… и уведомить тебя». А! вот: «Спешу, между прочим, уведомить тебя, что дела с государственным бюджетом так плохи, что пришла пора еще чего-нибудь срезать с просвещения, которое курирует твоя партия (значительно поднимает палец вверх). Так как я знаю, что за тобою, как за всяким, водятся грешки, потому что ты человек умный, пишешь учебники и не любишь пропускать того, что плывет в руки…» (остановясь), ну, здесь свои… «то советую тебе взять предосторожность и самому предложить, в каком месте на этом самом просвещении можно уменьшить финансирование… Слишком дороги, по-моему, государственные экзамены. Хотя решать вам… Вчерашнего дни я…» Ну, тут уж пошли дела корпоративные: «…камрад Ланг очень потолстел и все играет на скрыпке…» — и прочее, и прочее. Так вот какое обстоятельство!

Э р г м а. Да, обстоятельство такое… необыкновенно, просто необыкновенно. Что-нибудь недаром.
Л у к а с. Зачем же, камрад Лаар, отчего это? Зачем нам резать образование?
Л а а р. Зачем! Так уж, видно, судьба! (Вздохнув.) До сих пор, благодарение Богу, подбирались к другим министерствам; теперь пришла очередь к твоему.

А а в и к с о о. Я думаю, камрад Лаар, что здесь тонкая и больше политическая причина. Это значит вот что: Россия… да… хочет вести войну, и реформисты-то, вот видите, и подбрасывают эдакие задачки, чтобы узнать, нет ли где измены.
Л а а р. Эк куда хватил! Еще умный человек! В министерстве образования измена! Что оно, не наше, что ли? Да здесь, хоть три года ищи, ни одного русского не сыщешь.
А а в и к с о о. Нет, я тебе скажу, ты не того… ты не… Реформисты имеют тонкие виды: даром что далеко, а они себе мотают на ус.
Л а а р. Мотают или не мотают, а я вас, камрады, предуведомил. Смотрите, по своей части я кое-какие распоряженья сделал, рекомендую и вам. Особенно тебе, камрад Лукас! Думай, что поменять в подведомственных тебе богоугодных заведениях… Закрыть их с сотню или еще чего… Систему госэкзаменов упростить, как умные люди советуют… Завтра договорим.

.

Д е й с т в и е II («Ж е н и т ь б а»)
Я  в л е н и е . 1

Лукас и Аавиксоо, там же, день спустя

А а в и к с о о. (Гладит рукою рукав пиджака и поглядывает на Лукаса) Суконцо-то ведь ивановское! Ведь каково носится! В семьдесят шестом году, когда была кафедра наша в Печерском районе на картошке, купил я его еще младшим научным сотрудником и сшил с него костюм; в восемьдесят первом, при Леониде Ильиче, я был сделан кандидатом наук, — сукно было совсем новешенькое; в восемьдесят девятом сделал экспедицию в Штутгарт, в тамошний университет, и вот только по швам немного поистерлось; в девяносто пятом впервые стал министром, только перелицевал: уж сколько лет ношу — до сих пор почти что новый.
Л у к а с. А как, позвольте узнать, Печеры… вот вы изволили сказать: Печерский район, — хорошая это земля Печеры?
А а в и к с о о. А, прекрасная! Мы тридцать четыре дня там картошку копали; вид, я вам доложу, восхитительный! эдакие поля, эдак корнеплод какой-нибудь картофельный, и везде пейзаночки, такие розанчики, так вот и хочется поцеловать.
Л у к а с. И хорошо образованны?
А а в и к с о о. Превосходным образом! Так образованные, как вот у нас только министры разве.

Л у к а с. А как, позвольте еще вам сделать вопрос, — каково обстоят дела с арифметическим счетом в Печерах?
А а в и к со о. А натурально, все по таблице умножения.
Л у к а с. И все барышни решительно арифметику знают?
А а в и к с о о. Все-с решительно. Вы даже, может быть, не поверите тому, что я вам доложу: мы жили тридцать четыре дня, и во все это время ни одной ошибки я не слыхал от них при сложении и вычитании.
Л у к а с. Ни одной ошибки?
А а в и к с о о. Ни одной ошибки. Я не говорю уже о председателе колхоза и прочих синьорах, то есть разном ихнем начальстве; но возьмите нарочно простого тамошнего мужика, который перетаскивает на шее всякую дрянь, попробуйте скажите ему: «Сколько, братец, будет дважды два?», — поймет, и посчитает, и точно ответит.
Л у к а с. А любопытная, однако ж, как я вижу, должна быть земля эта Печеры…

.

Я в л е н и е .2

Входит Лаар, за ним и Эргма

А а в и к с о о. А, здравствуй, матушка! Как живешь, душа моя?
Л а а р. Какая я тебе, солдафон чертов, матушка?
Э р г м а (бежит впопыхах). Спасибо, отцы мои! Здорова, здорова.
Л а а р. А, ты в этом смысле. Ну, камрад Лукас, докладывай, чего надумал.

Л у к а с. Я сам такого теперь мненья, что человеку для жизни надо уметь грамотно расписаться и в торговом дворе цифирки сложить или перемножить. Так зачем дети наши бедные мучаться должны? Физику да химию зубря, биологию да историю… Меньше знаешь — крепче спишь. Отменить надо все госэкзамены окромя родного языка, к нему в довесок — иностранного, и математики. Одно смущает — знают ли наши детки таблицу умножения?
Э р г м а. Да что ж ты, смею спросить, не попробовал, не поговорил с ними? Может быть, и знают.
Л у к а с. Вы думаете, я знаю таблицу умножения? Нет, я не имел счастия воспользоваться таким воспитанием. Мой отец был мерзавец, скотина. Он и не думал меня выучить математике. Я был тогда еще ребенком, меня легко было приучить — стоило только посечь хорошенько, и я бы знал, я бы непременно знал.
Э р г м а. Ну, да теперь же, когда ты не знаешь, что ж тебе за прибыль, если они…
Л у к а с. А нет, нет. Дети совсем другое дело. Нужно, чтобы они непременно знали, а без того у них и то, и это… (показывает жестами) — все уж будет не то.

Л а а р. Что ж, так и порешим. Если будут спрашивать, камрад Лукас, то говори, что экзамен по математике стал обязательным, поскольку математические знания нужны каждому человеку. Не помню, кто это сказал — надеюсь, хороший человек, не славянин там какой-то, но — математика уж тем хороша, что ум в порядок приводит. Царица наук! Жаль, камрад Лукас, что не учил ты ее…

.

Я в л е н и е. 3 («И г р о к и»)

Те же, там же

А а в и к с о о. Это очень ловко.
Л а а р. И очень остроумно. Ведь вот называют это плутовством и разными подобными именами, а ведь это тонкость ума, развитие — политика, одним словом.
Э р г м а. Эти люди не понимают нашей кондовой политики. В ней нет лицеприятия. Политика не смотрит ни на что, как и азартная игра. Пусть отец сядет со мною в карты — я обыграю отца. Не садись! здесь все равны…

Комментарии

Опубликовано в рубрикеПарламент и правительствоЭкономикаЮмор

1 комментарий

  1. Марина Марина

    да стоило их посечь хорошенько, упустили…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *