Перейти к содержанию

Храбрый портняжка

«Мы ни на минуту не отказались от цели привести Эстонию в пятерку самых сильных стран ЕС. Несмотря на то, что экономический кризис замедлил наше движение, мы все равно сантиметр за сантиметром, каждый день приближаемся к поставленной цели. Если все жители страны приложат свои усилия в этом направлении, тогда в один день мы выполним поставленную задачу», — подчеркнул Андрус Ансип по сообщению пресс-службы Партии реформ…»

Ансип: мы приведем Эстонию в пятерку

.

Храбрый портняжка мечтательно вздохнул. Перед его мысленным взором стояла манекенщица с идеальной фигурой, подходящей под любую, даже самую безумную прихоть высокой моды. Он представил, как под овации неистовствующей публики выводит ее на подиум, как стонут пораженные зрители и падают к его ногам цветы. Как его, портного из захолустья, признают гроссмейстером высокой моды, кутюрье мирового уровня. Как запоют вокруг райские птицы. Как…

— Эй! — раздался из-за спины хриплый голос. — Мы ее привели.

Портной медленно повернулся и увидел то, от чего любой другой впал бы в отчаяние. Перед ним стыдливо переминалась с ноги на ногу девушка весьма низкого роста с бокалом пива в руке. Ее маленькие груди, направленные в разные стороны света, компенсировал огромный живот. Целлюлит в нижней части тела органично дополнялся гусиной кожей в верхней. Девушка икнула и отхлебнула из бокала. Ей явно было немного страшно, но при этом и очень интересно, что будет дальше.

Храбрый портняжка поджал губу:
— Вы что мне притащили? Как это… эту… как ее можно ввести в круг самых изысканных моделей Евросоюза?
— Что есть — то и доставили, — пробурчал один из подмастерьев. — Наше дело маленькое. Другой модели все-равно нет. А эта… Что тут скажешь… Нездоровый образ жизни от безденежья, безделье от безработицы, алкоголизм…

— Ладно… — теперь уже печально вздохнул портной. — Будем работать с этим материалом… — и ткнул пальцем в складочку на левом боку. Манекенщица хихикнула, ее живот плавно заколебался. — Только где Европу делать будем? — задумался он.
— По-моему, это без разницы, — деловито подметил один из его помощников. — Тут куда ни глянь — везде сплошная… эта, как ее…

— Не скажи, — протянул портной. — Ей ведь сперва тест пройти надо… Вот эти штанцы напялить, — достал он из пакета джинсы 28-го размера с лейблом «Made in Maastricht».
— Да они ей и на одну ляжку не налезут! — потрясенно выдохнул самый простодушный собрат по портняжному цеху.
— Но-но! — построжал мастер. — Попрошу не оскорблять нашу красавицу! — далеким от просьбы тоном рявкнул он и потрепал девушку по ягодице. Теперь заколыхалась филейная часть. — Ты ведь хочешь щеголять в этих джинсиках? — спросил Анс… то есть, извините, храбрый портняжка. Польщенная девица мощно кивнула и, в приятных предчувствиях, заколыхалась вся — от икр до подбородков.

С помощью двух портновских метров измерили талию.
— Боже — 157 сантиметров! — застонал один из подручных. — В жизни нам ее в эти джинсы не впихнуть…
— Чем сложнее задача, тем больше чести ее решившим, — назидательно поднял указательный палец маэстро иглы и ножниц. — И кто сказал — в жизни? При чем тут жизнь? Пусть знает, что мы ее даже дохлую в эти брючки засунем. Если надо будет…

И понеслось. Если модель ожидала продуманной системы физических упражнений и сбалансированного питания, то, надо признаться, она ошиблась как никогда прежде. Потому что первым делом в нее влили стакан касторки, который логично дополнили серией заходов в процедурную, на клизму. Серую и пришибленную, ее привели на примерку.
— Ну вот, уже лучше! — воскликнул кутюрье. — 151 сантиметр… Дела идут! Хотя, не будем скрывать, еще есть где поработать дрэлью… — произнес он внезапно всплывшую из подсознания цитату из какого-то фильма. Услышав про дрель, девица потеряла сознание, так ее и отвезли на откачивание жира.

Некоторое время спустя все опять собрались в примерочной.
— Ну вот — 119! — обрадовался портной. — Совсем немного осталось. До идеала красоты… — сообщил он, укутывая модель в стальной корсет. — Ну-ка, навалились всем народом! — скомандовал он.

Подмастерья с пыхтеньем тянули шнуры корсета, портной следил за результатом.

— Вот, еще сантиметр отвоевали! — сообщал он. — Еще один! Раз, два — взяли! Раз, два — дружно! — скандировал он, стараясь не обращать внимания на треск костей внутри корсета. — Есть! — наконец воскликнул кутюрье. — 70 сантиметров! Теперь джинсы спокойно застегнутся в талии. — Гип-гип — ура!

— Ура, конечно, — согласились подмастерья. — А как мы их до талии дотянем через полутораметровой окружности попку? Тем более, что у нашей красавицы уже ни пульса, ни давления…

— Тем лучше, — ответил мастер. — Потому что щас мы ее просто заточим как карандаш, под нужные параметры.

— Но она же — не карандаш, — осмелился выразить сомнение кто-то из подмастерьев.
— Так ведь и это — не точилка, — отозвался храбрый портняжка, снимая со стены острую, как самурайский меч, лопату. — А грязной работы мы… — тихо произнес он, поплевав в ладони, и медленно занес ее для удара, при этом один его глаз прищурился, второй холодно и отстраненно, как у профессионального мясника, выбирал место, куда придется первый разруб:
— … Грязной работы мы никогда не боялись…

Комментарии

Опубликовано в рубрикеОбзор прессыПарламент и правительствоЮмор

1 комментарий

  1. tegija tegija

    Бедный народ.. простите, бедная девушка.. как его в бюджет затянули.. то есть в корсет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *