Большой секрет для маленькой компании

«Некоторые члены IRL знали об аресте Каура Хансона еще в марте, но из партии его исключили лишь тогда, когда его дело о педофилии попало в прессу. Депутат Рийгикогу, бывший генсек Res Publica Отть Луми, который, по словам жены Хансона, знал о его «слабости», сказал, что в партии были и другие люди, которые знали об аресте Хансона еще весной. Генсек IRL Маргус Цахкна в очередной раз заявил, что узнал о скандале вокруг Хансона лишь в конце ноября, когда об этом написала газета Eesti Ekspress. Почему известная членам партии информация не достигла руководства, Цахкна сказать не смог…»

Дело педофила Хансона скрывали от руководства IRL

.

Спецтранспорт, замаскированный под хлебный фургон середины прошлого века, свернул в ворота нескромного особняка на окраине тихого поселка. Из кузова вылез Марко Померантс, министр внутренних дел, с интересом осмотрелся и прошел в дом. После нескольких мрачных коридоров он оказался в комнате без окон. Стол, несколько стульев и огромный, во всю стену, шкаф, в котором внимательный взгляд опознал бы холодильник — вот и вся обстановка. Навстречу министру поднялся Март Лаар. Камрады поздоровались.

— К чему такая конспирация? — недовольно спросил Померантс, садясь на привинченный к полу стул. — В этом фургоне так воняет… И — где мы? – закрутил он головой. — Что здесь раньше было?

— Раньше — секретная тюрьма ЦРУ в Европе, — рассеянно ответил Лаар, роясь в шкафу.

— А сейчас? — не отставал министр.

— И сейчас здесь секретная тюрь… Что за пошлые вопросы, камрад? — вышел из себя Лаар. — Какая тебе разница, где мы? Главное, что в этой дыре мы можем спокойно говорить об очень больших секретах. В очень маленькой компании… Ага, вот он! — воскликнул он, доставая из шкафа жестяную банку, тут же поставленную на стол.

Померантс пригляделся: на обращенной к нему стороне жестянки легко прочитывалась надпись «Тушенка мясная. При изготовлении пострадало одно животное. Срок хранения — вечно».

— Так вот, — продолжил Лаар. — Ты теперь уже не социальных дел министр, а внутренних, — сказал он. Померантс при этих словах пригорюнился и печально кивнул в знак согласия. — И есть вещи, которые тебе пора узнать… — сделал паузу Лаар, собираясь с мыслями. — Я — ну и остальные руководители нашей партии — мы должны знать всё о том, что происходит в твоей епархии. Но — не всё.

— И знать — и не знать?.. — удивился Померантс. — Не понял.

— А я и не сомневался, — успокоил его собеседник. — Поэтому такой пример. Вот, предположим, твои орлы собрались задержать, а еще лучше — арестовать какого-нибудь центриста. Кто должен об этом узнать первым? — спросил он. Министр внутренних дел, дабы не попасть впросак, промолчал. — Правильно — я. Иначе как наши свободолюбивые средства массовой информации об этом вовремя узнают? А ведь журналюг еще надо подготовить, некоторых — построить и проинструктировать. Чтобы еще за час в нужном месте стояли телекамеры и люди с микрофонами. Но!.. — Лаар понизил голос, наклонился в сторону Померантса. Тот механически сделал то же движение в сторону камрада. — Если арестован наш камрад… Ну, не отмазать!.. Ну, педофилом оказался этот затейник!… Этот голубой щенок Хансон!.. Тогда, — уже почти шептал Лаар, — …я, как и остальное руководство нашей партии — не должны об этом ничего знать. И, само собой, избиратели. Особенно перед выборами!

— Так это всё совершенно понятно, — даже обиделся Померантс. — Зачем меня тащить к черту на кулички, чтобы объяснять очевидное?

— Я тебе, камрад, не объясняю, — сурово ответил Лаар. — Я тебя предупреждаю.

При этих словах он протянул руку и слегка повернул банку с тушенкой. Перед Померантсом оказалась ее лицевая сторона. Вопреки его ожиданиям, там не было изображения жизнерадостной свинки, всем своим видом уговаривающей покупателя отпотчевать именно ее плоти — на министра смотрел с этикетки один его давний приятель, некогда очень неожиданно покинувший политику.

— Так это же!.. — ахнул пораженный Померантс, пялясь на знакомые черты.

— Он еще будет мне объяснять, кто это! — обиделся Лаар. — Мне! Да я ж его сам в эту банку закатывал, — сообщил он, подвигая жестянку к Померантсу. — Бери! Не жалко. У меня их еще знаешь сколько? —спросил он, кивнув на холодильник. Министр нервно сглотнул. — Макароны по-флотски сготовишь, или еще чего… Чтобы продуктивно трудиться, человек должен правильно питаться. И помнить, что РУКОВОДСТВО ДОЛЖНО ЗНАТЬ ВСЁ! НО НЕ ВСЕГДА! Как и народ…

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *