Перейти к содержанию

Месяц: Май 2010

Петра Великого готовят к выборам эстонского парламента?

В прошлом году в Эстонии появилось, по меньшей мере, два памятника, вызвавших значительный резонанс в обществе. Их, разумеется, нельзя равнять: небольшой, можно даже сказать — скромный бронзовый бюст Петра Первого в Нарве — и Монумент Свободы, здоровенный такой столб с крестом на макушке, в Таллинне. Но разница — не только в размере.

Дискуссия на тему того, как должен выглядеть и где быть установлен Монумент, продолжалась много лет. В конце концов было принято волевое решение, и Министерство обороны в точном соответствии со своими критериями прекрасного избрало именно то, что находится на максимальном удалении от достижений человечества в области скульптуры, и воткнуло это в центральную площадь столицы.

С Петром — не так просто. Сейчас он выставлен в витрине одного из нарвских учреждений на Петровской площади, а по мере того, как будут появляться возможности его экспонирования на свежем воздухе, то есть новые или реновированные парки и скверы, нарвитянам предстоит вместе выбрать лучшее для него место. Но противодействия горожан ему не было изначально.

Крест Свободы не заладился с самого начала. В процессе проектирования ужаснувшаяся эскизам этого чуда монументальной пропаганды творческая интеллигенция так сильно протестовала против его возведения, что он, судя по всему, вобрал в себя кучу негативных эмоций. Подборка одних названий новостных сюжетов о неурядицах с Крестом заняла бы не одну страницу. Он и сейчас находится в состоянии ремонта.

8 и 9 мая в Санкт-Петербурге

На 65-ю годовщину великой Победы, да еще получив приглашение от Правительства Санкт-Петербурга, невозможно не поехать. На фотографиях — небольшой отчет об этой поездке. И Питер, прекрасный в любую погоду.

Далее — 20 фотографий, 2 мБ

Ансип и дети

Когда Ансип был маленький, он некоторое время очень любил всех детей. Обожал просто. Все на это удивлялись даже. «Какое, — качали умиленно головами, — поразительное дитя! Ведь никто же этих чертовых ребенков не любит, а он — вы только гляньте!.. Это ж просто нонсенс какой-то…»

Ансип и сам понять не мог, чего это его к детям так тянет. Нет, ну с некоторыми было все ясно: если у мальчика стоит дома привезенная из братской ГДР игрушечная железная дорога, то о чем говорить? А если у другого мальчика нет ничего кроме совочка и дурацких кубиков с буквами? То есть в определенный момент Ансип почувствовал некоторое раздвоение сознания. Потому что любить хотелось всех детей, но некоторых было не за что.

И тогда он придумал, как быть. Он всё понял: надо родителям всех детей выдавать немножко денежек. Поровну. Пусть накупят своим мальчикам и девочкам таких игрушек, чтобы можно было всех любить. Делов-то!

Почти целый день Ансип ходил радостный, но потом снова задумался. Умный потому что был не по годам. Понял, что если дать денег всем одинаково, то тому мальчику, у которого уже есть привезенная из братской ГДР игрушечная железная дорога, конечно же, родители на радостях прикупят еще пожарную машинку с дистанционным управлением. А то и на трехколесный велик с дутыми шинами разорятся. И можно будет его полюбить еще горячее. Но вот другому мальчику, который голым совочком в песочнице ковыряется, скорее всего, бестолковые мамы-папы будут приобретать всякую ерунду — новые трикотажные чулки на штрипках или из провианта чего. Такой вот получится облом.

Но к вечеру его опять осенило. Представляете? Много ли на свете таких детей, которые еще октябрятами умудряются в день по два раза задуматься и по две идеи выдавать!

Получился очень удачный праздник

По передаче «Диалог с властью» на канале ТВ-Нарва

Ежегодно все больше людей собирается в памятные даты, чтобы почтить память павших в боях в борьбе с фашизмом. 9 мая в Нарве не стал исключением и ознаменовался большим шествием, в котором приняло участие более 8 тысяч человек. Вместе с организаторами мероприятия мы решили подвести некоторые итоги празднования.

.

Праздник становится всенародным

Стальнухин: «Обстоятельства нас заставляют более четко проявлять свою гражданскую позицию. Я думаю, не было бы потрясений три года назад — мы бы, наверное, не так внимательно слушали, что говорят наши эстонские политики. Когда президент говорит, что русский язык — это язык оккупации, когда министр обороны дважды в год поздравляет эсэсовских ветеранов, когда мы постоянно слышим речи о том, что это была война двух агрессоров и Эстонию оккупировали, мне кажется, такая активность нарвитян — это результат возмущения, неприятия такой позиции. Я человек толерантный и готов искать общий язык с кем угодно, но я никогда не смогу найти общий язык в дискуссии, в которой мой оппонент будет доказывать, что эсэсовцы были борцами за свободу.

Плановая безработица

Безработица в Эстонии характеризуется тем, что она была тщательно спланирована и столь же старательно поддерживается, она политически выгодна правящей коалиции и не представляет никакой экономической опасности для правительства.

.

Спланированность

Через несколько дней после «бронзовой» ночи меня пригласили на ЭТВ в передачу «Форум». Для понимания дальнейшего необходимо знать, что в предшествовавшие годы в Нарве регулярно проходило обсуждение ситуации с безопасностью на железной дороге — огромное количество эшелонов, в том числе с опасными грузами, горючим и химикатами, тревожили нарвитян. Нарва неоднократно обращалась в правительство с предложениями перенести сортировочную станцию за пределы города. Так вот, когда нас, участников передачи, рассаживали за стол, проверяли грим и работу микрофонов, Урмас Паэт, министр иностранных дел Эстонии, обратился ко мне со словами: «Ну вот, теперь Нарве нечего бояться взрывов и прочих техногенных катастроф на железнодорожной станции — скоро никакого российского транзита не останется…» Остальные министры, Аавиксоо и Пихл, поддержали Паэта смешками. Они прекрасно знали, что делают, и зачем.

На сегодняшний день известно, что за три миновавших с апреля 2007 года государственный бюджет Эстонии потерял на сокращении транзита более 20 миллиардов крон, «ушли» в туман десятки инвестиционных проектов на российском капитале. Влияние «бронзовой» ночи на занятость вычислить сложно, но ясно, что речь идет о 10-20 тысячах рабочих мест.